«Люди Громова уходят по жесткому сценарию». Планы Шойгу

Кофе-брейк
15 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов в эфире ДОЖДЯ о громкой отставке мэра Химок Владимира Стрельченко.
 

Лиманова: У нас Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика». Михаил, спасибо большое, что пришли.

Виноградов: Добрый день.

Лиманова: Добрый день. Поговорим о чистке рядов градоначальников Подмосковья. Сегодня подтвердилась информация о том, что мэр Химок уходит в отставку. В понедельник ушел в отставку мэр Балашихи. Список этот пополнится, ведь в июле говорилось о том, что ведется проверка в некоторых городах Подмосковья, где высок антирейтинг мэров. Назывались, кроме Химок, Сергиев Посад, Королев, Пушкино.

Виноградов: Насколько я знаю, в Сергиев Посаде уже заявления все написаны и тоже происходит замена. Действительно, и по Королеву и по Пушкину ожидания такие существуют. Вот самые две громкие замены - Балашиха и Химки. Конечно, это шаги, призванные продемонстрировать расстояние с наследием Бориса Громова, потому что глава Химок Стрельченко был одним из самых близких к Громову и мэров, и чиновников. В принципе, у главы Балашихи все было хорошо при Громове. То есть, сейчас есть задача показать - первое, что громовские кадры уходят, уходят по достаточно жесткому сценарию, хотя и без уголовных дел. И второй момент - показать на фоне определенной демонстрации открытости ожиданий, что ли, губернатором Сергеем Шойгу, что меняются главы именно самых скандальных муниципальных образований, где было наиболее велико общественное раздражение. Безусловно, это определенный жест, определенный реверанс в сторону общественного мнения.

Лиманова: По логике, новый губернатор избавляется от членов команды бывшего губернатора. Но вот с Химками - особый случай, из-за скандальности и мэра, и самого города и событий, которые там происходили. Чего здесь больше все-таки: если бы не было этих скандалов, все равно бы в отставку отправили Стрельченко, правильно?

Виноградов: Я думаю, что если бы скандалов не было, его бы уволили, но, может быть, менее заметно, менее резонансно. Он не был бы такой показательной фигурой, потому что, если взять глав Подмосковья, есть там провластные главы, есть оппозиционные главы в целом ряде муниципальных образований, их имена почти не на слуху, особенно не знают. В данном случае, конечно же - это символ определенного расставания, определенных изменений, хотя символ не такой простой, поскольку, я напомню, что в Подмосковье прямые выборы глав большинства муниципальных образований и, соответственно, в Химках и в Балашихе, как я понимаю, предстоят выборы. Причем предстоят выборы уже, наверное, в этом году. Потому что муниципальные выборы не привязаны к графику единого дня голосования, то есть это не как с губернаторами было до недавних пор, что можно уволить одного, привести какого-то другого совсем со стороны и особенно не стараться, потому что на пять лет ближайших ни избиратели, ни элита никуда не денутся. В данном случае, нужно будет еще продавить нового чиновника на выборах.

Лиманова: Но вот в моде сейчас такой тезис, тест на слабость: если ты сильный, то ты можешь принимать решения, которые могут быть восприняты как проявление слабости. Такая философия мудрых. И при этом есть еще пацанская философия, которая, как считается многими, придерживается президент Путин: если делаешь уступки оппозиции – это проявление слабости. И вот поговаривают, что в случае с отставкой Стрельченко именно такая история была. Шойгу говорили, что не надо было его убирать, это будет проявление слабости, это будет уступка. Шойгу не послушался.

Виноградов: Безусловно, подмосковная администрация на фоне тех ожиданий, которые Шойгу стремится от себя создавать, как, наверное, отчасти и столичная администрация Сергея Собянина, показывает, что инструментарий в части определенных реверансов и уступок общественного мнения, он, в принципе, возможен, эта тема для них не закрыта. Так или иначе, был целый ряд шагов подмосковной и столичной администрации, которые понимают, что они действуют в неблагоприятных условиях, в условиях довольно высокого уровня протестных настроений. Но, наверное, тест этот, о котором вы говорите, будет пройден или будет пройден в зависимости от того, по какому сценарию пройдут выборы в Химках. Потому что да, с одной стороны, фигура как бы навязанная, можно говорить, что это внешний человек, который не повязан с местными элитами, который имеет опыт работы и в регионах, и на федеральном уровне, и в Минэкономе и в Минтрансе. Ну, а, возможно, наоборот, и раздражение. Пока не очень понятно, как жители Химок себя поведут, поверят ли в Шойгу, что, наконец, их жизнь меняется и не надо лучшего. И многое зависит от того, насколько активно исполняющего обязанности мэра будут продавливать на новых выборах. Если посмотреть на электоральную историю Химок, то, что политкорректно называется «электоральная управляемость», там достаточно высокая. «Единая Россия», если я не ошибаюсь, получила 47% голосов в декабре на выборах в Химках, хотя в среднем было 32%, в двух городах Подмосковья «Единая Россия» вообще заняла третье место - в Дубне и в Жуковском. То есть понятно, что в Химках умели обеспечивать официальные выгодные для власти итоги выборов, хотя не понятно, машина эта была завязана на Стрельченко, или она была завязана на любую власть. И будет ли готова администрация Сергея Шойгу не разбирать эту машину, или будет внутренне желание обеспечить достаточно легитимную победу на выборах исполняющего обязанности главы города.

Лиманова: Но вот по поводу выборов. Шойгу вроде бы все сделал без скандала: есть заявление по собственному желанию Стрельченко. Как объяснил Шойгу журналистам: «Времена меняются».

Виноградов: Времена меняются, а техника заявления якобы по собственному желанию остается.

Лиманова: Это да. И через запятую, практически, говорит о том, что «люди истосковались по честным выборам». То есть на лицо намек на то, что при Стрельченко выборы были нечестными.

Виноградов: Намек, безусловно, такой существует. Понятно, что выборы, которые бывали в Подмосковье, они были очень разные. Возьмите президентские выборы. Там было индикатором, есть 50% или нет 50% голосов за Путина. Из 22 городов, где не было 50%, 10 городов были в Подмосковье. Понятно, что очень разная степень честности выборов была в подмосковных территориях. И намек со стороны Шойгу прозвучал. С другой стороны, никто не отменял рефлексов о том, чтобы как-то скорректировать будущее голосование. Если будет действительно сделана тактика на разговор, ориентация на разговор с оппозицией, может быть, на выстраивание каких-то коалиций, ведение диалогов, в том числе, новых кандидатов - это значит, что стилистика меняется. В принципе, если посмотреть на команду Шойгу, там нет, наверное, ни изначальной расположенности к сценарию компромиссов, ни иммунитета против него, нет априорной этой пацанской логики, о которой вы говорили. До конца же российские власти не очень понимают, что та протестная волна в Москве и Подмосковье, которая проявила себя в последний год, она сейчас взяла паузу и к осени будет новая волна, или она постепенно выдыхается и затихает. В зависимости от того, наверное, что мы увидим осенью, что мы увидим по акциям, по социологическим данным, наверное, будет выбираться итоговая тактика: либо показать силу и показать, пусть будут какие-то кандидаты номинальные, но кандидат победил относительно убедительно, либо действительно будет сделана ставка на такую, подчеркнуто, честную конкурентную кампанию, что в российской практике бывает. Возьмите, не знаю, июльские муниципальные выборы, которые были в российских регионах: в шести территориях единороссы проиграли, в 22 - выиграли. То есть ситуации складываются по-разному. Вопрос в том, действительно, что будет в повестке дня выборов в Химках: либо честные выборы, либо какая-то местная позитивная проблематика. Подмосковье обещает Химкам это: негативная локальная проблематика по ситуации по лесу, по трассе, по обманутым дольщикам, по всему проблемному ряду, который в Химках зашкаливал на фоне других территорий Подмосковья.

Лиманова: Но вот возвращаясь к фигуре самого Стрельченко и опять о тесте на слабость. Шойгу сказал о Стрельченко хорошие слова, что это сильный руководитель.

Виноградов: Так полагается.

Лиманова: Да. Вот так полагается. То есть, Шойгу слабо сказать было, что не справился собственно, с работой, руководитель плохой, поэтому и предложено ему уйти?

Виноградов: Он не мешает всем, кто верит, что наконец-то разбираются с наследием Стрельченко. Поверим, что это такие дежурные реверансы, а на самом деле, там Стрельченко показали кто в доме хозяин. Многое покажет дальнейшая судьба Стрельченко.

Лиманова: Вот интересно, в каком министерстве на должности заместителя главы ведомства он окажется.

Виноградов: Ставок, наверное, много, но я не думаю, по крайней мере, что он может получить что-то в Подмосковье. Все-таки видно, что Шойгу психологически важно показать, что при нем наступила другая эпоха. Тем более он, может быть, в меньшей степени скован обязательствами перед бывшей командой Громова, чем федеральные руководители, которые пристраивают того или иного губернатора на посты замминистров. Какой-то жесткий сценарий с уголовными делами пока кажется тоже не очень вероятным. По крайней мере, Стрельченко, похоже, уходить по-хорошему. Но думаю, что в ближайшие полгода какого-то такого назначения резонансного по Стрельченко не произойдет. По крайней мере, до выборов, наверное, нелогично было этого делать, потому что, все-таки, избирателям, жителям Химок нужно показать, что наступает некая новая эпоха и не давать повода любому конкуренту, говорить, что это ваши какие-то пасьянсы, перекладываете, а на самом деле, власть остается та же и не меняется.

Лиманова: Но все равно можно ожидать, что Стрельченко, так или иначе, по-тихому пристроят неплохо?

Виноградов: Я думаю, что он и сам не пропадет в случае того, если он выпадет совсем из номенклатурной обоймы. Но пока все-таки нет признаков какого-то такого совсем жесткого сценария, хотя, судя по тому, что мы видели по Химкам, наверное, поводы возникали и периодически возбуждались, и прокуратурой в прошлом году и в этом. Но, похоже, что избран компромиссный вариант, при котором Стрельченко уходит тихо, ему не мешают жить, но и особенно не помогают.

Лиманова: Ну и отвлечемся сейчас от Химок и Стрельченко. И опять же про этот тест на слабость и пацанскую философию. Как, на ваш взгляд, пятничный приговор Pussy Riot будет проявлением уступки оппозиции или проявлением силы, с точки зрения вот этой пацанской философии?

Виноградов: Вы знаете, мы получили очень много разных сигналов по делу Pussy Riot. С одной стороны, прокуратура уже говорит не о семи годах, а о трех. Уже почти какая-то оттепель в случае позиции прокуратуры. С другой стороны, понятно, что существуют имиджевые издержки, которые Россия несет от дела Pussy Riot и то определенное имиджевое обрушение, тот раскол общества, который возник по отношению к позиции Русской православной церкви вокруг дела Pussy Riot. На самом деле, сигналы даются и в сторону возможного смягчения, и в сторону жесткости позиции. Я все-таки думаю, что, несмотря на определенную такую радикализацию действий власти в последние месяцы, которую мы видим где-то с мая, все-таки обычно потом ситуации выравниваются, и сразу две этих логики, о которых вы говорили, - пацанская и компромиссная - они по ходу реализуются.

В принципе, они удивительным образом все эти годы, например, все 2000-е годы, и там 10-е годы в России одновременно сосуществовали. Поэтому да, в последние дни появились позитивные сигналы, казалось бы, и по делу Платона Лебедева и по Pussy Riot, и по ряду других скандалов. Но, наверное, до конца уверенной готовности уйти от подчеркнуто репрессивного механизма взаимодействия в отношении критиков власти пока не удается.

Да, у власти есть возможность для маневра, потому что все-таки полноценная политическая манипуляция предполагает и кнут и пряник. Последние месяцы мы видим акцент именно на кнут. И этим, может быть, немножко делаются, немножко сокращаются те пряники, которые есть у власти, потому что у власти есть много рычагов политического воздействия, манипуляций, расколов, в конце концов, протестного движения, или попыток этого раскола. Достаточно сложно, наверное, рассчитывать на эффективность таких подчеркнуто репрессивных мер в отношении нынешнего поколения протеста. В свое время про декабристов была такая фраза: «Непоротые дети непоротых родителей». Вот когда мы говорим об акцентировании жесткой риторики в отношении оппозиции, нужно понимать, что сегодня это вызывает определенную деморализацию, определенный страх, но все-таки, наоборот, вызывает скорее, такую внутреннюю эмоциональную этическую что ли мобилизацию, чем раскол. Ощущение депрессии периодически нарастает, как это было в марте или в июле, и достаточно быстро растворяется, возникает снова ощущение этого единения. Я думаю, что, может быть, сила власти сегодня в том, что оппозиция отчасти сама недооценивает собственный потенциал и протестующие исходят из того, что все равно, общей плетью обуха не перешибешь. Хотя в истории бывают разные примеры. У власти остаются возможности все-таки для определенной такой манипулятивной тактики и тема не закрыта.

Лиманова: В общем, можно ожидать, что обществу дадут пряник в пятницу?

Виноградов: Я бы очень осторожно ожидал. Я думаю, что самое вероятное, это прозвучит какой-то сигнал, из которого, в общем, трудно будет понять вообще, кнут это или пряник.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.