Любовь Соболь: если в Кремле придумали Богданова, то формальных оснований отказывать в регистрации партии Навальному нет

Кофе-брейк
28 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь рассказала Юлии Таратуте о том, как скажется на судьба партии Алексея Навального переименование Андреем Богдановым своей партии «Родная страна» в «Народный альянс».

Таратута: Насколько я понимаю, вы предприняли некоторые шаги, чтобы не допустить ровный или неровный подступ  Богданова в его спойлерской политической деятельности? Никаких других просто комментариев по этому поводу не было, «просто бизнес»,  сказал Богданов.

Соболь: Хотелось бы сказать сначала, что никакого двоения не произошло, потому что для того, чтобы стало две партии, нашу партию должны зарегистрировать окончательно Минюст, Богданов также вносит изменения, которые подлежат регистрации в Минюсте. Пока регистрации изменения нового названия партии Богданова не произошло, говорить о новом «Народном альянсе» не приходится. Все действия для регистрации нашей партии мы предприняли. Сейчас мы готовим окончательный пакет документов в Министерство юстиции для того, чтобы прошла регистрация. Мы провели уже учредительный съезд, и в учредительном съезде как раз было определено название партии. Эти действия мы провели перед Богдановым, соответственно, юридический факт был раньше наш. Переименование партии Богдановым не имеет никаких последствий, Минюст должен отказать по формальным причинам переименование партии.

Таратута: А что вы предприняли в отношении самого Богданова?

Соболь: Мы будем обжаловать и подавать формальные документы в Минюст.

Таратута: То есть, как только это случится?

Соболь: Мы сейчас уже готовим документы, чтобы приостановить регистрацию его нового названия. То есть они подали документы для того, чтобы сменить название, но они вступят в силу, когда Минюст зарегистрирует  название их партии. Мы подаем документы, чтобы уведомить, что у нас прошел учредительный съезд, где было выбрано название партии, где была создана партия, она не зарегистрирована, но уже создана. Соответственно, регистрация изменения незаконна. Мы пытаемся уведомить все контрольные органы об этом.

Таратута: У вас уже были проблемы с этим названием, в свое время «Народный альянс зеленых» под руководством Митволя и Глеба Фетисова уже предъявляли претензии по этому поводу. Действительно, название их партии включает в себя эти два слова.

Соболь: Не могут существовать две партии со сходным названием до степени смешения. Соответственно, потенциально партии «Народный альянс» написано Н и А с большой буквы и с маленькой буквы – это разные партии, также можно писать все заглавные буквы, как делает «Справедливая Россия», у них все буквы заглавные. И это другая партия, если «Справедливая Россия» будет написана с маленьких букв. Это уже на рассмотрение Минюста будет, является ли название сходным до степени смешения или нет. Но мы считаем, что в настоящий момент мы не противоречим законодательству, наше название не дублирует ни одной действующей партии, изменение которой зарегистрировано в Минюсте.

Таратута: Лирическое отступление – а вам нравится название «Народный альянс»?

Соболь: Я уже к нему привыкла, если честно. Сначала я считала, что можно выбрать более благозвучное название, но потом все попытки выбрать другое название, лучшее название не увенчалось успехом. Мы решили остановиться на этом варианте, пока всех устраивает, все привыкли.

Таратута: Я не то, чтобы призываю вас поменять название, но «Народный альянс» - это не то, чтобы не самое благозвучное название, оно не самое яркое.

Соболь: Предложите лучше.

Таратута: Я не должна предлагать, я не член партии, я журналистом работаю.

Соболь: Все говорят, что им не нравятся какие-то вещи, кому-то не нравится самолетик, кому-то самолетик нравится, кому-то не нравится «Народный альянс»…

Таратута: Нет-нет, как журналист я могу задать вам вопрос, который меня волнует. Совершенно очевидно, что эта партия делалась под Алексея Навального. Если бы я была честным политтехнологом, я бы ее так и назвала – Партия Алексея Навального, единственное узнаваемое всерьез лицо в партии. Он может участвовать в выборах в Мосгордуму. Почему бы не назвать ее тем названием, которым она является?  Я понимаю, что есть претензии к вождизму, к положению о том, что это партия одного человека, я понимаю. Вы из этого исходили, когда называли ее «Народным альянсом»?

Соболь: Решение, как будет называться партия, будет приниматься на съезде, будет приниматься центральным советом партии, в который я сейчас входу и не только я. Нужно, чтобы название нравилось всем, в первую очередь, самому Алексею Навальному не будет нравиться, если партия будет называться Партией Алексея Навального.

Таратута: Я ему не нравится это?

Соболь: Кому может понравиться, если его ставят во главу угла, говорят, что ты наш вождь и так далее? Наоборот, у партии очень много сторонников, Алексей Навальный постарается, чтобы регионы развивались и вели самостоятельную деятельность, чтобы партия ассоциировалась с конкретными делами, конкретными людьми. Чем больше таких дел будет, чем больше людей будет, тем будет лучше для самой партии. Когда один человек, его легко задавить, когда сильная партия со множеством людей, которая делает серьезные дела, ее тяжело не зарегистрировать в Минюсте. Потому что это не формальное какое-то название, а реально существующая большая политическая структура. К этому мы должны стремиться. Название  вторично, оно должно отражать интересы всех сторонников, а не только одного человека, пусть и являющийся лидером на настоящий момент.

Таратута: Понятно. Алексей Навальный высказался сегодня в Твиттере уже много раз, разные интерпретации у нег были событий. Но он сказал, что он так понимает, что это ответ Володина, куратора внутренне политики российской на расследование Алексея Навального, которое было опубликовано только что. Речь идет о нескольких больших чиновниках, среди них рассказ ведется о руководителе аппарата правительства Сергей Приходько, секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов и господин Володин. Там обсуждаются дачные земли и вообще нелегитимность этих участков. Вы согласны с позицией вашего лидера, что сегодняшние политические события связаны с этим расследованием?

Соболь: Возможно. Я думаю, что такие действия в отношении партии, в отношении Алексея Навального со стороны властных структур они не сегодняшние, они давно появились, они пытаются через других людей… То есть Володин, естественно, никогда напрямую не будет высказываться о Навальном. Он не такой человек, он не так ведет дела. Поэтому через подконтрольных людей он будет пытаться оказывать давление, в том числе на партийную структуру, которая является очень важной, является политической основой для деятельности Алексея Навального на будущее время. Поэтому я не сомневаюсь, что эти события связаны между собой. Я не буду это отрицать. До конца, естественно, я не могу утверждать и этого, потому что нет никаких доказательств, но предполагать, почему нет?

Таратута: Эту этого исследования- расследования сегодня довольно любопытная медийная судьба, а именно тексты, которые были посвящены описанию того, что удалось раскрыть Алексею Навальному, исчезли с сайтов «Московского комсомольца» и издательского дома «Коммерсантъ». А вот в «Газете.ру» появилась большая заметка, про которую политологи уже говорят, что это и есть ответ Володина. Прочитали ли вы, как вступается за Володина его сосед по даче Игорь Руденский из «Единой России»? Не достаточно ли для вас эти объяснения?

Соболь: Очень хорошо, что Руденский отреагировал. Ждем теперь Володина, потому что от него она еще не последовала. А на Руденского сегодня Алексей Навальный опубликовал второй пост, где продолжает факты и расследования, которое было опубликовано вчера, там ответ как раз Руденскому. Когда Руденский говорит, что заработал деньги, потому что был успешным предпринимателем, если мы посмотрим его биографию, с 1999 года он является депутатом Государственной Думы. 14 лет он должен жить на доходы, которые получает депутат Госдумы, то есть свою официальную зарплату, и на зарплату своей жены. Если он пользовался этим имуществом ранее, то он должен был это отражать в ранних декларациях. В любом случае, какие-то несостыковки, Руденский начал говорит, Володин, наверное, похитрее. Он не начинает говорить, потому что понимает, что его могут поймать на вранье, будет неурядица. А Руденский чуть по наглее. Наверное, и сказал, что мне скрывать нечего, но во всех его словах видно несоответствие. Либо он раньше не декларировал имущество, либо сейчас, либо он преступным путем получал эти доходы.

Таратута: По какому принципу отбирались чиновники для этого расследования? Тут они очень  разноплановые.

Соболь: Это, наверное, к ним нужно задать вопрос, к людям, которые там фигурируют в том списке, по какому принципу они отбирали земельные участки в соседстве друг с другом. Там же идут соседние земельные участки, которые образуют довольно компактную область в лесу, в прекрасном живописном месте. Каким образом они отбирали себе соседа, почем у него будет этот сосед, а не другой депутат Госдумы, это достаточно интересно.

Таратута: Я просто к тому, что политологи, которые периодически критикуют Алексея Навального, они говорят, что кого-то Алексей выводит на чистую воду, а кого-то игнорирует.

Соболь: Можно посмотреть по этой карте, мы прикладываем всегда к расследованию выписки кадастрового реестра, там видно, что все участки, которые фигурировали на этом земельном участке, которые видны по карте, по карте Google можно проверить, мы про всех написали. Там нет участков, про которые мы замолчали. Все, что у нас было касательно этих земельных участков, мы вложили, подтвердили своими документами и сделали официальные запросы и предложили действующим высокопоставленным лицам объяснить источники их доходов, на которые были куплены эти земли и поставлены земельные участки и возведены другие объекты.

Таратута: А какие у вас дальнейшие действия? Насколько вы верите в то, что партия, «Народный альянс», вообще какая-то партия, условно Алексея Навального под любым названием будет когда-нибудь зарегистрирована и сможет принимать участие в выборах в Мосгордуму?

Соболь: Наверное, если бы не верили в это, мы бы не начинали это делать. Если мы начали это делать, значит, мы верим. Мы предпринимаем всевозможные действия, чтобы нашу партию зарегистрировали, чтобы наша партия могла выдвигать кандидата в Московскую городскую думу, на других выборах, которые будут проходить в регионах, все на Москве не сходится. В этом году, к сожалению, из-за нерегистрации партии не получилось выдвинуть своих кандидатов в сильных регионах, как Вологодская область, Краснодарский край, хотя у нас там есть прекрасное региональное отделение, которое имеет сильных оппозиционеров на местах. Мы будем продолжать делать все от нас зависящее, чтобы партию зарегистрировали. Мы верим то, что сейчас для этого есть все возможности и Минюсту будет очень трудно нам отказать. Скорее всего, эта игра с Богдановым – это троллинг даже, потому что формально они не должны регистрировать изменение в их партии, потому что это было сделано после нас. Этот троллинг и прочее свидетельство о том, что формальных оснований они не могут найти, они такими путями пытаются повлиять на нашу регистрацию, потому что других законных способов у них не остается.

Таратута: Вообще у нас непонятно, по какому принципу регистрируют партии или не регистрируют партии. Когда зарегистрировали Рыжкова, это был случайный свет, который возник. Разве существуют какие-то основания, по которым партию не регистрируют? Ее не регистрируют и все.

Соболь: Нет, формально список претензий всегда выдвигается, формально какой-то перечень Минюст дает, мы не регистрируем вас потому-то и потому-то. На самом деле партии – это не бумажки, партия – это люди, это оргструктуры. По-хорошему партию Минюст должен регистрировать, когда он видит, что есть формальная партия, что это не набор бумажек, за которыми нет реальных людей, а есть политическая сила, политическая партия, ее нужно оформить для того, чтобы ей помочь проходить выборы и так далее. А у нас получается, эта бюрократическая процедура становится главной, что мы все бегаем и суетимся…

Таратута: Это совершенно неоспоримый факт, что бумажная волокита меняет реальное партийное строительство. Что придает все внутри себя уверенность, что на этот раз никакой бумажной волокиты не будет? Это сам факт участия Алексея Навального в выборах, что его допустили до них, что он сумел набрать такое количество голосов, что его не посадили, а оставили с условным сроком?

Соболь: Уверенность такая, потому что у нас есть сторонники, у нас есть большая поддержка, поэтому мы должны это делать, потому что не делать мы не можем. Мне нравятся слова Алексея Навального, который говорит, что все, что у меня сейчас есть, весь политический капитал - это только из-за того, что я продолжал биться в стену, была стена, я не боялся, я не отступал.

Таратута: Да, и я предоставляю вам свою голову – продолжение цитаты.

Соболь: Да. Я считаю, что если мы считаем, что мы делаем правильное дело, мы должны продолжать его делать, несмотря на то, какой будет результат.

Таратута: Представим себе, что «Народный альянс» не регистрируют. Нынешняя ситуация у вас какова? На первых порах было два списка, говорили, что Прохоров готовит списки в Мосгордуму, и Навальный готовит списки в Мосгордуму. И некоторые оппозиционеры были в двойственном положении, кто, куда собирается примкнуть. Я про вас сейчас непосредственно хочу сказать. Представим, что партию не регистрируют, вы готовы выдвигаться в каком-то другом качестве в Мосгордуму?

Соболь: Я не могу сказать за других людей. Я не в курсе каких-то списков, которые есть, которых нет. Я мало об этом думаю, я думаю о конкретных делах. Если я буду идти в Мосгордуму как самовыдвиженец, как выдвиженец от какой-то партии, чтобы у меня было с чем идти, чтобы у меня была программа, чтобы у меня было, что представить людям. Это меня как раз больше всего заботит. Что касается меня, то я буду предпринимать все возможные действия для того, чтобы пройти с любой иной партией, если не зарегистрируют «Народный альянс», которая будет разделять мои интересы. Естественно, с «Единой Россией» я никогда не пойду, а с каким-то «ПАРНАСом»…

Таратута: А с «Гражданской платформой»?

Соболь: Пока непонятно, что с «Гражданской платформой». Если честно, я сейчас Гражданскую платформу как политическое образование не вижу. Я не вижу ее конкретных дел, я не вижу ее программы, я не вижу, что они делают. Я вижу какие-то отдельные высказывания Прохорова, но больше ничего за этой партией я не понимаю, что это за партия. Если я буду понимать, я смогу конкретно сказать, по пути мне с ней или нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.