«Лига избирателей»: Мы просто хотим, чтобы за нарушения на 260 участках ответили

Кофе-брейк
23 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Соучредитель «Лиги избирателей», координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов объяснил, зачем «Лига» за несколько дней до инаугурации президента просит Генпрокуратуру и Следственный комитет проверить расхождения протоколов наблюдателей, собранных в системе «Сводный протокол», с данными ГАС «Выборы».

Лиманова: У нас в гостях Петр Шкуматов, один из членов «Лиги избирателей» и член, координатор движения «Синих ведерок». Обсудим мы с Петром открытое письмо членов «Лиги избирателей» в Генпрокуратуру и Следственный комитет России с просьбой проверить расхождения в официальных и независимых данных по итогам выборов президента России. При этом сегодня стало известно, что удостоверение президента уже лежит в сейфе у Чурова, готово на имя, естественно, Владимира Путина. Инаугурация неизбежна. Петр, скажите, зачем вам сейчас это нужно?

Шкуматов: Вот это заявление и инаугурация - это две вещи несвязанные.

Лиманова: Но вы настаиваете на том, что выборы нелегитимны?

Шкуматов: Нет. В данной истории, а именно в заявлении в Генпрокуратуру и Следственный комитет написано, что наш проект, либо проект «Лиги избирателей», свободный протокол, собрал более 12 тысяч отчетов избирателей. Я напомню, что у нас в стране 90 тысяч избирательных участков. То есть, у нас покрытие очень хорошее, там порядка 15%. И в этих отчетах наблюдателей на 260 участках были выявлены так называемые ночные фальсификации. То есть, это когда голосование проходит нормально, люди приходят, никаких вбросов, никаких «каруселей», бросают бюллетени в прозрачные урны.

Лиманова: То есть целый день ведут себя как приличные?

Шкуматов: И более того, подсчет голосов проходит - все нормально. Наблюдатели смотрят: действительно, 100 голосов за Зюганова, 200 голосов за Путина, 150 голосов за Прохорова. То есть, все в рамках приличия. Наблюдатель получает копию протокола на руки и довольный идет спать, после чего на следующий день, зайдя на сайт Центральной избирательной комиссии, он видит, что те данные, которые у него написаны в протоколе - это всего лишь цифры и совершенно не соответствуют тому, что введено в ГАС «Выборы». Например, у вас в протоколе написано 100 голосов за Зюганова, а в ГАС «Выборы» введено 60. Это очевидно. То есть это любой человек, который умеет сравнивать цифры на «больше», «меньше» и «равно», он может в этом удостовериться.

Лиманова: И, в принципе, любой человек может это сделать и сейчас, да?

Шкуматов: В принципе да. Там, svodnyprotokol.ru и cikrf.ru. Самая соль этой ситуации в том, таких участков, где вот такие очевиднейшие нарушения, на которые невозможно просто закрыть глаза, 260. У нас 12 тысяч протоколов загружено в систему, из них 260 очевидно фальсифицированы.

Лиманова: По вашим подсчетам, здесь не получается меньше 50% у Путина, с учетом этих фальсификаций?

Шкуматов: Нет. Мы озвучивали цифры. Дмитрий Орешкин озвучивал, что с учетом тех легко доказуемых фальсификаций, вбросов, еще чего-то, там порядка 53% получается у Путина. То есть, грубо говоря, около 10% там докинули. Но вот сейчас в этом письме речь идет не о Путине, не о легитимности…

Лиманова: Ну да, просто сразу после выборов «Лига избирателей» говорила о том, что выборы невозможно признать легитимными. Сейчас у нас этот пафос уже как-то снижен, да?

Шкуматов: Нет, почему? «Лига избирателей» заявила о том, что на этих выборах были массовые нарушения. Неужели вы считаете нормальным, когда за одного кандидата, по сути, вбрасывают разными методами 10% голосов. Понятно, что этот кандидат и так получил поддержку большинства людей. Но сам факт того, что +10, он, конечно, о многом говорит. Но в данном письме речь идет о том, что на конкретных участковых избирательных комиссиях допущены просто очевидные переписывания протоколов. То есть, это очевидное уголовное деяние.

Лиманова: Хорошо, разберутся, проверят, удостоверятся и что?

Шкуматов: Этот шаг наш, если будет проведено действительно объективное расследование по этим 260 участкам, этот шаг он создаст прецедент. Я напомню, что на думских выборах способ переписывания протоколов, почему, собственно, и появился проект «Сводный протокол», переписывание протоколов - это самый легкий способ фальсификации выборов. Потому что вам не нужны ни автобусы, ни «карусели», ни какие-то там изобретательные механизмы для того, чтобы как-то там вбросить пачку бюллетеней – ничего этого не нужно. Все проходит нормально. Только потом в ГАС «Выборы» вводятся те цифры, которые нужны.

Лиманова: Ну да, самый простой и самый наглый.

Шкуматов: Самый простой и самый наглый. Но он оставался безнаказанным по той причине, что наблюдатели не могли скоординироваться между собой: один наблюдатель зашел на сайт ЦИКа и проверил, действительно ли соответствуют его данные ЦИК, введенные в ГАС «Выборы» или нет, а другой не проверил. И в итоге получилось так, что система оказалась дезорганизованной. А за счет проекта «Сводный протокол» мы смогли аккумулировать, как я уже сказал, более 15% всех итоговых протоколов по всей стране. То есть это, по сути, получился такой альтернативный ЦИК. То есть мы можем свой подсчет голосов ввести. И вот в этом проекте, в этой базе данных есть очевиднейшие нарушения. Так вот, нам очень важно показать, что они не должны остаться безнаказанными. И люди, которые загружали в систему «Сводного протокола» свои отчеты, они тоже должны видеть, что их отчет не для галочки там в этой системе лежит, а что их отчет действительно имеет какой-то вес, имеет какое-то продолжение, скажем так. Протокол наблюдателя совпал с данными ЦИК – очень хорошо. Но если он не совпал, то «Лига избирателей» имеет некое такое моральное обязательство перед всеми этими 12 тысячами совершенно неравнодушных людей довести эту историю до конца. И вот, собственно, что мы и делаем.

Лиманова: А почему вы не подали сразу это заявление, это открытое письмо в Генпрокуратуру и Следственный комитет, а сначала обнародовали его в прессе? В ведомство еще не подали, да?

Шкуматов: Да, пока еще не подано. Я опять же поясню почему. Все дело в том, что неважно, когда мы подадим этот документ - во вторник, в понедельник, или в среду. Важен сам факт того, что этот документ начнут обсуждать. Потому что, в принципе, все эти данные, которые мы озвучиваем, они легкодоступные. Они легкодоступные и для прокуроров, и для следователей, и для кого угодно - для людей, которые заходят нас, допустим, проверить. И вот даже сообщение СМИ, даже вот это открытое письмо, которые мы опубликовали, оно уже является по закону поводом для проведения проверки сообщенных в этом письме сведений. Но мы, безусловно, сделаем еще какую-то формальность и уже бумажную версию туда зашлем. Но Интернет-приемную, опять же, никто не отменял. Любой человек может присоединиться к Шкуматову, Шевчуку, Парфенову и к другим людям и точно также, зайдя на сайт, увидев, что там такие расхождения есть, отправить сообщение в прокуратуру или в Следственный комитет с просьбой проверить, что же там действительно происходило.

Лиманова: Но результаты проверки мы узнаем уже после инаугурации.

Шкуматов: Да. У них есть 30 дней.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.