Куратор гайд-парка в Сокольниках: националистов и геев ждем, лосей – нет

15 апреля 2013 Мария Макеева
776 0
Сегодня сайты двух столичных парков – парка Горького и парка Сокольники – открыли у себя разделы «Гайд‑парк», где принимаются заявки на проведение публичных мероприятий. Собираться там можно без уведомления властей с семи утра до десяти вечера, каждая площадка способна вместить до двух тысяч человек. Уведомлять московские власти не надо, но уведомлять о своих планах хозяев парков придется. Подробнее о новых для Москвы площадках рассказал куратор гайд‑парка в Сокольниках Александр Лебедев. 
Макеева: Много ли заявок уже получили с утра?

Лебедев: Да, но с утра всё кипело…

Макеева: Серьёзно, столько заявок поступало?

Лебедев: Я не закончил фразу ещё.

Макеева: Что же кипело?

Лебедев: Кипели СМИ. Направляясь к вам, я специально зашёл на электронную почту, которая указана на нашем официальном сайте, к сожалению, заявок пока не поступало, но день ещё не кончился.

Макеева: Расскажите, как выглядит площадка?

Лебедев: Это площадка 800 квадратных метров, первоначально это была площадка Зелёного театра. В прошлом году эта площадка работала под скейт-парк, а когда было принято это решение, был разработан эскиз трансформации этой площадки в площадку гайд-парка. Проведены все эскизные работы, в самые ближайшие дни строители выходят на площадку. 1 мая площадка начинает официально работать.

Макеева: Я выписала себе с сайта: «Информация о проведении публичного мероприятия передается в письменной форме в администрацию парка или направляется в электронном виде на сайте учреждения в период не ранее 15 и не позднее 3 дней до даты проведения мероприятия. Приём заявок ежедневно в рабочие с 9.00 до 17.00 в здании дирекции парка».  Это похоже на то, что с мэрией происходило, тоже заявки, тоже в письменном виде или всё мягче?

Лебедев: Всё гораздо мягче и потенциальных организаторов мероприятия мы избавили  от согласования. То есть они обращаются к нам, мы смотрим цели мероприятия,  время, и уже в зависимости от потенциального  заполнения площадки мы вступаем с ними в диалог и решаем оперативно. Мы с директором определили, что мы будем работать, и в течение дня мы будем давать информацию, вывешивать на сайте. Наш сайт будет расширен, порядок работы нашей площадки, те, кто будет заходить, будет видеть, в какое время будут проводить мероприятие.

Макеева: А есть у вас право отказать тем, кто подаёт заявку?

Лебедев: Безусловно, за нами закреплено это право.

Макеева: Вы уже представляете, какие цели организаторов вас устроят, а какие нет?

Лебедев: Безусловно, нас не устроит любая пропаганда насилия, нас не устроит любое проявление ненависти. За нами закреплено право в этом случае запретить проведение мероприятия. У нас оговорено, что по регламенту 1 500 человек участвует, если будет превышена численность, мы останавливаем мероприятия до тех пор, пока организаторы не устранят это нарушение, а также в случае, когда заявленные цели мероприятия не будут соответствовать содержанию мероприятия.

Макеева: Как вы с полицией взаимодействуете?

Лебедев: Мы освобождаем организаторов от контактов с полицией, это наша задача, это моменты, которыми мы занимаемся. Мы будем ставить в известность наш отдел полиции, и в зависимости от заявленной численности мы будем прогнозировать, сколько сотрудников полиции нам надо будет, а также мы будем усиливать охранное предприятие, которое находиться в парке. В настоящее время два сотрудника, пока достаточно.

Макеева: Я читала, что националисты собираются провести шествие на 1 мая. Вы пустите к себе националистов?

Лебедев: Всё будет зависеть от того, какие цели они будут преследовать.

Макеева: Известно, какие цели они преследуют, они же будут говорить, что у них цели – пропаганда насилия. Они будут говорить, что хотят провести акцию, которая направлена на то, чтобы декларировать защиту русского народа.

Лебедев: А почему нет? Если это не будет пропаганда ненависти межнациональной, межконфессиональной, почему нет?

Макеева: А дальше будет стоять ваш сотрудник…

Лебедев: А дальше будет замдиректора парка присутствовать на этой площадке.

Макеева: Это каждый день вас ожидает перспектива присутствия…

Лебедев: Для того, чтобы понять это, надо просто разобраться в этом. Мы с директором договорились, что я практически с 1 мая перехожу в рабочий режим этой площадки. Как оно получится, никто не знает. И для того, чтобы ставить задачи, надо просто знать содержание этой площадки. Мы сейчас не готовы, ни директор, ни я не можем сказать, сколько, какая загрузка, мы взяли лично для себя контрольный отрезок – май, и мы посмотрим, что произойдёт в период этого месяца. А потом уже в рабочем диалоге мы определимся – надо усиливать, не надо.

Макеева: Когда мэрия вышла с предложением создать такие гайд-парки, Сокольники сами вышли с предложением: «А давайте мы»? Или вас выбрали, и это, в общем-то, директива?

Лебедев: Я не хотел бы сказать, что это директива, нас просто назначили. Анализируя с директором, почему мы и почему Парк Горького, за Парк Горького не буду говорить, а за себя скажу: вероятно, потому, что мы имеем опыт проведения больших культурно-массовых мероприятий. В качестве рекламы своего парка я могу сказать, что 9 мая у нас очень много людей, у нас традиционные мероприятия, марш ветеранов, через парк проходит где-то 200-250 тысяч. Не менее известный бренд парка Сокольники – День мороженного, до 300 тысяч, День города, 300 тысяч. У нас очень хорошие тесные взаимодействия с местными органами исполнительной власти: полиция, служба спасения. Вероятно, просто исходили из того, что если есть, почему бы не развернуть новый проект.

Макеева: Предположим, что представители секс-меньшинств захотят провести гей-парад, например.

Лебедев: Давайте мы разделим мероприятия, если они в рамках этой площадки?

Макеева: Да.

Лебедев: Я думаю, можно пойти, но ведь речь не идёт о гей-параде.

Макеева: Почему?

Лебедев: Потому что они выходят за рамки этой площадки, и это уже другая песня.

Макеева: А почему они выходят за рамки этой площадки?

Лебедев: Потому что гей-парад предполагает определённое шествие.

Макеева: Но это же не призыв к насилию. То есть по небольшой этой площадке пройтись и устроить красочное представление – это можно?

Лебедев: А почему нет? Но когда они выйдут за рамки этой площадки? Это уже будет нарушение.

Макеева: Всё-таки московская мэрия будет интересоваться этими заявками или нет? Кто будет принимать решение – вы или московская мэрия?

Лебедев: Это отдано на наше усмотрение, но в рабочем плане, конечно, мы будем информировать, но директор будет принимать решение.

Макеева: Если представители мэрии, представители региональной безопасности позвонят вам и скажут: «Всё-таки рекомендуется не разрешать это мероприятие »? Вы ожидаете давления на себя?

Лебедев: Абсолютно спокойно, мы с вами взрослые люди. Значит, более внимательно будем рассматривать каждую заявку на предварительном этапе.

Макеева: Что касается ещё ситуаций и собраний, которые не преследуют и не декларируют своей целью насилие, будь то гей-парад или митинг националистов, мы догадываемся, что это может спровоцировать какие-то движения. Будут ли специально охранять участников таких митингов или проще отказать?

Лебедев: Я думаю, что сама идея создать такие публичные площадки предполагала, что легче разрешить, но только посмотреть, что. Ведь свобода это не просто так – вышел с топором махать, это разумный комплекс того, что можно, и того, что хотелось бы. Определённый компромисс надо искать, и в каждом случае мы будет внимательно рассматривать все заявки.

Макеева: У вас, наверное, были обсуждения с мэрией на стадии объявления об этом проекте?

Лебедев: Конечно, но отвечать всё равно мы будем  и по всем документам, и в каждом конкретном случае. Например, сегодня в одном из интервью  прозвучала фраза: а если мы 1 мая заявим о том, что будем проводить  мероприятие «Мир Труд Май». Великолепная тема, братство, прекрасно. Вдруг неожиданно появятся лозунги и транспаранты другого содержания, мы даже думать не будем, немедленно  прекратим всё это мероприятие, из репродукторов раздадутся задорные пионерские песни. Чего-чего, а запрещательного опыта не занимать.

Макеева: Останутся ли лоси в Сокольниках? Это вопрос от нашего режиссёра Никиты Сапрыкина, он знает точно, что на территорию Сокольников захаживали лоси. Это так?

Лебедев: Это действительно так.

Макеева: Не разгонят ли животными митингующих?

Лебедев: Разогнать – не разогнать, но сейчас весенний период, лоси представляют определённую безопасность. Тут нам приходиться очень сильно взаимодействовать с Лосиным островом для того, чтобы они забрали своих лосей и перевели их через МКАД. Это их лоси.

Макеева: Они идут на контакт?

Лебедев: Они находят силы, средства и методы и выводят этих лосей. Совсем недавно на территории Лебяжьего пруда, где ещё был лёд, два лося достаточно бодро объедали поросль. Это действительно, ваш режиссёр правильно заботится. 

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера