Правозащитники получают денежные вливания по каналам «Народного фронта»

Кофе-брейк
1 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
НКО

Комментарии

Скрыть

Об этом в программе КОФЕ-БРЕЙК рассказал председатель Российского Союза молодежи Павел Красноруцкий.

Белоголовцев: Ваша организация стала одной из шести организаций, которые будут распределять средства, которые правительство РФ выделяет на поддержку некоммерческих организаций. Верно?

Красноруцкий: Примерно, это президентские деньги. Они выделяются в рамках распоряжения, которое вышло 29 числа, в пятницу. Там действительно Российский союз молодёжи впервые в своей истории стал организацией, грант-оператором этих средств.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что в вашем грант-оперировании будут 320 миллионов российских рублей?

Красноруцкий: Да, правильно понимаете.

Белоголовцев: За что такое доверие и невероятная ответственность?

Красноруцкий: Никита, понимаете, Российский союз молодёжи – это довольно-таки известная молодёжная организация, которая ведёт свою историю с начала 90-х годов. Более того, у нас в Российском союзе молодёжи даже есть шутка, мы празднуем день рождения организации на две недели раньше, чем празднует своё основание РФ. За эти годы в Российском союзе молодёжи удалось накопить колоссальный опыт проектов, программ. В Российском союзе молодёжи хорошая кадровая база. Наверное, ряд этих моментов и послужил фактором выбора нашей организации  грант-оператором.

Белоголовцев: Какое количество из 320 миллионов рублей вы имеете право оставить себе, на свои социально-значимые проекты с гигантским кадровым потенциалом?

Красноруцкий: Так как распоряжение вышло только в пятницу, на эту тему вести разговор пока рано. Но я уверен, что какие-то средства будут оставлены для того, чтобы  обеспечить сам конкурс.

Белоголовцев: То есть вы можете участвовать в конкурсе?

Красноруцкий: Нет, Российский союз молодёжи сам в конкурсе участвовать не может, потому что мы являемся грант-операторами. Но мы, конечно, какую-то часть денег должны будем оставить для того, чтобы обеспечить реализацию этого конкурса. Потребуются же и люди, и эксперты, и конкурсная комиссия, и целый ряд специалистов будет задействован, чтобы провести этот конкурс.

Белоголовцев: Как можно в этом конкурсе поучаствовать? Если мы посмотрим список грант-операторов, мы увидим, что там минимум три организации, напрямую связанные с «Народным фронтом», организации, которые поддерживали на выборах одного из ярко выраженных политиков. Могут ли рассчитывать на эти гранты НКО, которые чуть более скептически, чем ваша организация, настроены к Владимиру Путину?

Красноруцкий: Я вам так скажу, что эти средства выделены не под какие-то организации, настроенные хорошо или плохо к «Народному фронту». Эти средства выделены на поддержку социально-ориентированных НКО, которые работают на развитие молодёжных инициатив. Но в данном случае у нас есть четыре направления, которые определены распоряжением президента, которые и будут поддержаны этим конкурсом.

Белоголовцев: В эти выходные прошли выборы в Жуковском, работали там две организации – это «Сонар» и «Голос». У них в связи с изменениями в российском законодательстве сейчас некоторые проблемы с финансированием. Они могут рассчитывать на часть из этих 320 миллионов рублей?

Красноруцкий: Если они будут соответствовать тем требованиям, которые будут предъявлены, то конечно.

Белоголовцев: А какие требования?

Красноруцкий: Там есть целый ряд условий. Первое – чтобы эта организация была социально-ориентированная. Есть четыре направления, на которые будут выделяться эти средства. Главное, чтобы тот проект, который будет подаваться на конкурс, соответствовал этим четырём направлениям.

Белоголовцев: Наблюдение за нарушениями на выборах?

Красноруцкий: Это направление не в рамках 320 миллионов, которые выделены на распределение.

Белоголовцев: Давайте другой пример, в Подмосковье проходил лагерь «Антиселигер» - съезд активистов, лагерь, который противопоставлялся классическому «Селигеру». Организаторы этой акции могут рассчитывать на финансирование из президентских денег?

Красноруцкий: Если представят интересный проект, который будет соответствовать всем требованиям…

Белоголовцев: А какие требования?

Красноруцкий: Сейчас только разрабатываются, ещё раз говорю. Здесь ничего нового нет, деньги президентские выделяются уже не первый год. По аналогии с предыдущими годами также будет разработан ряд требований, если это организация, которая хочет получить средства на реализацию социальн-ориентированного проекта, и будет соответствовать этим требованиям, то эта заявка поступит на рассмотрение конкурсной комиссии, которая если определит, что это достойный проект, то вполне вероятно, что он может получить и деньги. Здесь каких-то специальных критериев свой-чужой нет.

Белоголовцев: А в конкурсной комиссии кто состоит?

Красноруцкий: Пока конкурсная комиссия определяется.

Белоголовцев: Вы же будете наверняка.

Красноруцкий: Я естественно буду, раз мы являемся грант-операторами.

Белоголовцев: Наверное, вы будете и главой конкурсной комиссии?

Красноруцкий: Не факт, потому что мы этот вопрос не рассматривали ещё.

Белоголовцев: Но вы же думали наверняка, какие-то намётки. Кто это может быть хотя бы по роду занятий?

Красноруцкий: Будут известные люди, правильно говорите, по роду занятий, которые являются специалистами в этой области, в этих четырёх направлениях, которые определены распоряжением.

Белоголовцев: А какие направления?

Красноруцкий: У меня, к сожалению, под рукой нет. Я знаю точно – это проекты молодёжных организаций, это пропаганда поддержки, по-моему, рабочих профессий, и ещё два направления. Честно говорю, я их не помню.

Белоголовцев: А вам самим радостно и приятно, что вам такую поручили историю? Потому что я подумал, что выгоды прямой, наверное, нет. В любом случае будут обиженные, вот не выиграет кто-то из ваших товарищей по «Народному фронту» и обидится. Это опять-таки подозрения в непрозрачности. Эксперты говорят в один голос, что изменения как раз среди грант-распределителей произошло во многом, потому что предыдущая система была не очень прозрачной. Вам выгоды никакой, себе деньги забрать нельзя, да ещё и все шишки получаете.

Красноруцкий: По поводу «Народного фронта» - я не стал бы жёстко привязывать этот конкурс к «Народному фронту».

Белоголовцев: Есть факты, которые есть. Так сложилось.

Красноруцкий: Я такого не видел, чтобы были факты привязки к «Народному фронту».

Белоголовцев: Просто три из шести организаций входят в «Народный фронт». Ваша же организация входит в «Народный фронт».

Красноруцкий: Входит, но это не значит, что мы будет поддерживать только организации, которые входят в «Народный фронт».

Белоголовцев: Но я же не утверждаю, что вы обязательно будете поддерживать коллег по «Народному фронту» или коллег по списку доверенных лиц президента Путина, которым вы являлись. Просто так совпало, видимо. Так вот вам не обидно, что вы не являетесь выгодополучателем, а являетесь потенциально расстрелянным лицом, если вдруг что не так пойдёт?

Красноруцкий: Вы абсолютно правы. Во-первых, мне очень приятно то, что президент нам доверил заниматься именно распределением этих средств. То оказанное доверие, которое на нас возложено, это, конечно, для нас, с одной стороны – почесть, с другой стороны, накладывает определённые обязанности и определённую ответственность. Только  Российскому союзу молодёжи из большого пула молодёжных организаций доверили заниматься распределением средств.

С другой стороны, конечно, вы правильно сказали, заявок будет много, практика показывает, и мы сами в своё время неоднократно участвовали  в подобных конкурсах и проводили конкурсы в рамках деятельности нашей организации, и прекрасно понимаем, что наряду с благодарными будут люди, которые не получат средств. Но это не значит, что на этом жизнь останавливается, это всего лишь один из этапов, элементов работы Российского союза молодёжи. Мы очень большую работу ведём с молодёжью, и это направление распределения грантовских средств – это лишь одно из направлений нашей большой работы.

Белоголовцев: Мы в последнее время являемся свидетелями довольно очевидного перераспределения акцентов в молодёжной политике государства.  Движение «Наши», которое потеряло мощь и влияние, и регулярно обсуждают: расформируют ли, закроют. Движение «Наши» так вяло отрицает: «Нет, ребята, мы живее всех живых». Росмолодёжь, очевидно потерявшая влияние, статус, деньги, политический вес с уходом господина Якеменко. Сейчас выходите вы, возможно, на ведущие роли, серьёзные деньги вам доверяют. Можно ли сказать, что ваша организация – одна из ключевых в государственной молодёжной политике?

Красноруцкий: Я бы не стал сравнивать все перечисленные структуры, потому что они разные все, под разные цели создавались, решающие абсолютно разные задачи. Российский союз молодёжи, я ещё раз говорю, на протяжении более 20 лет занимается своим делом, занимается развитием молодёжных инициатив, занимается социализацией молодёжи, реализует более 20 федеральных и более 200 межрегиональных проектов и программ. У нас очень серьёзная структурная организация, имеющая свои территориальные организации и представительства в более чем 70 субъектах РФ. Сравнивать движение и общественные организации, а уж тем более федеральное агентство по делам молодёжи Росмолодёжь, это разное. Это всё равно, что сравнивать сладкое с белым, это несравнимые вещи.

Белоголовцев: Понятно, что с формальных признаков вас сложно сравнивать, но по факту мы же понимаем, что молодёжная политика переформатируется, что движение «Наши», на которое делали ставку, из фавора ушло. Понятно, что Якеменко, которого ассоциировали с молодёжной политикой, ушёл и его преемник Белоконев – это не такая масштабная фигура. При этом отрицать, что едва ли не ключевым ресурсом являются деньги и возможность их тратить или хотя бы распределять, понятно, что история ключевая. И вопрос родился в связи с этим, конкуренты, очевидно, сдают, а вас, очевидно, приподнимают наверх. Ощущаете ли вы это?

Красноруцкий: Конечно, ощущаем. Даже одно то, что мы сейчас присутствуем в этой прекрасной студии, общаемся с вами, для нас это тоже большой плюс. И имиджево, конечно, Российский союз молодёжи будет выигрывать. При этом никто не исключает наше тесное взаимодействие с другими общественными организациями, в частности с федеральным агентством Росмолодёжь. Потому что это наши партнёрские структуры, и мы не можем жить отдельно своей жизнью, сами по себе. На протяжении 20 лет мы динамично развиваемся, укрепляем свои позиции, прирастаем территориальными организациями, кадрами, нашими интересными новыми проектами, программами, в которых участвуют миллионы молодых людей.

Белоголовцев: Как вы узнали о том, что вам такие деньги огромные доверяют?

Красноруцкий: Наверное, как и многие: на сайте президента РФ вывешена сейчас информация, что есть распоряжение президента.

Белоголовцев: То есть вы сидели, нажимали F5, потом появилось – и вау.

Красноруцкий: Сказать честно?

Белоголовцев: Да.

Красноруцкий: Я об этом узнал в субботу, когда мне позвонили мои коллеги и сказали, что так и так, Российский союз молодёжи стал грант-оператором президентских средств.

Белоголовцев: То есть из администрации президента не звонили ещё с поздравлениями?

Красноруцкий: С поздравлениями и с сочувствием из администрации президента не звонили. У каждой медали есть две стороны, вы сами прекрасно об этом знаете. А то, что мы над этой темой работали, это естественно. Мы не ставили для себя задачу, что мы должны обязательно стать грант-операторами, мы просто делали системно, методично своё дело. И плоды нашей системной, методичной работы в итоге и были оценены.

Белоголовцев: А вас спрашивали, хотите ли вы этого? Наверняка же были какие-то консультации, наверняка же спрашивали об этом.

Красноруцкий:  Мы работаем с разными структурами, с разными органами власти, в том числе и с администрацией президента.

Белоголовцев: Очевидно же, что этот список в администрации президента составлялся. Давайте будем честными – президентские деньги, президентская администрация, очевидно, что это оттуда.

Красноруцкий: Есть определённые справки, которые мы постоянно предоставляем и в Министерство образования и науки, это профильное министерство, которое отвечает за сферу молодёжи, и в Росмолодёжь, это федеральное агентство, которое занимается реализацией молодёжной программы, и соответственно в администрацию президента. Мы честно взаимодействуем с аппаратом полпредств, которые у нас в федеральных округах  расположены. Естественно мы регулярно даём справки, информацию о том, чем занимается организация, какие приоритетные направления мы на сегодняшний момент реализуем, сколько молодёжи участвует в наших проектах и программах, насколько системно мы работаем, какой кадровый потенциал в нашей организации есть. Этот ряд факторов, наверное, и повлиял в итоге на принятое решение. Потому что сказать, что мы будем грант-операторами и ни с кем не дружим, конечно, такого нет. Это плод системной, многолетней работы, причём не только аппарата ЦК РСМ, но и всех наших территориальных организаций, местных, первичных организаций. Это всё – плод такой системной работы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.