Ксения Собчак о допросе в Следственном комитете: словосочетание «оральный секс» твердо ассоциируется с Мизулиной, и заниматься им теперь совсем не хочется

Кофе-брейк
8 августа 2013
81 067
40
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант
Ведущая ДОЖДЯ Ксения Собчак рассказала Юлии Таратуте о своем походе в Следственный комитет и о вопросах, которые ей задавал там следователь. 

Таратута: Вы вчера посетили Следственный комитет. Это событие вызвало волну в Twitter, там было множество шуток, и вы их сами начали писать. Кто-то из ваших друзей или сторонников пошутил, что сам протокол допроса когда-нибудь будет продан за большие деньги на аукционе. Расскажите, что на самом деле там происходило помимо того, что вы описывали, может, не все читали.

Собчак: Вы знаете, это происходило как в каком-то театре абсурда. Я пришла на допрос, следователь - молодой парень 32 года по фамилии Широков, такой серьезный человек, сидящий напротив в голубой рубашке, фамилия, имя, отчество, место работы. И дальше первый вопрос, практически дословно звучал так: откуда вы узнали, что Елена Мизулина отрицательно относиться к оральному сексу и собирается его запретить. Я говорю: в смысле, что значит откуда. «Откуда вы взяли эту информацию? Каков был источник этой информации?», дальше я стала отвечать, что я читала такие-то ссылки в интернете, было интервью на РЕН ТВ, после которого все начали обсуждать и смеяться с этого момента. «Но откуда у вас была уверенность в том, что Мизулина именно законодательно хочет запретить оральный секс», и большое количество вопросов.

Таратута: Тон разговора был задан.

Собчак: И большое количество вопросов по поводу орального секса, причем я уточнила у следователя: а что она за оральный секс. Следователь говорит: «Я не знаю». В принципе, мне кажется, что эта та ситуация, и Елена Мизулина этого не понимает, что сам иск чреват новыми шутками. То есть вне зависимости от того, за Мизулина оральный секс или против орального секса, это навсегда впечатается в историю, как понятие…

Таратута: Мизулина и оральный секс – это тандем.

Собчак: Это единое целое.

Таратута: Кто не в курсе, в чем суть этого тандема, смысл заключается в том, что Ксения Собчак была вызвана в СК не единственная, еще такой же путь должна пройти Ольга Бакушинская, и такие же проблемы возникли у бизнесмена Альфреда Коха. Так вот Ксения Собчак попала в некий таинственный список- такой список Мизулиной, Ксения Собчак как-то обидела МИзулину в области разговоров о …

Собчак: Это не сосем так, Юля. Дело в том, что там параллельно было подано Еленой Мизулиной два иска. Один иск о защите чести и достоинства, он был подан к активисту Алексееву, если я не путаю его фамилию, это ЛГБТ-активист, который как-то оскорбил ее в Twitter. И отдельный иск Елены Мизулиной о клевете. Меня допрашивали по делу о клевете, потому что фраза моя в Twitter после ее интервью журналистке Марианне Максимовской на РЕН ТВ: «Похоже, Мизулина собралась запретить оральный секс. Интересно, а чупа-чупс нам разрешат сосать? А что делать с эскимо? Будут ли арестовывать?». Я написала какой-то такой текст.

Таратута: Именно за эти слова вас вызвали в СК?

Собчак: Да, мне зачитывали мое это сообщение, проверяли мой ли это Twitter или не мой, потому что эти слова Елена Мизулина посчитала клеветой. То есть я оклеветала, сказав, что Елена Мизулина против орального секса. На самом деле я без всякого разбирательства готова, если Елена Мизулина меня попросит, сказать, что Елена, если вы за оральный секс…

Таратута: И я за.

Собчак: И я за. Давайте все будем за, хоть что-то нас будет объединять с людьми, которые сидят в Государственной Думе.

Таратута: Вы написали, что вы подглядели в полный список и там 10 имен. Кто там?

Собчак: Я, к сожалению, не знаю всех этих людей. Там есть Кох, Алексеев, Бакушинская, какая-то фамилия то ли Новикова, какая-то такая, и несколько людей, которых я не знаю. Всего их 10 человек и этот список шел ее приложением к ее заявлению. То есть она в начале написала заявление, а далее приложила список людей, кого она в этом подозревает. Но есть еще один тонкий нюанс, который пока нигде не обсуждается. Я, хоть человек без юридического образования, я и то понимаю, что это абсолютный фарс, что дело уголовное по факту оскорблении и клеветы уже возбуждено. Обычно происходит не так, обычно в начале должно быть разбирательство, был ли факт клеветы, был ли факт оскорбления. Должна быть проведена лексикографическая экспертиза, эксперты русского языка должны установить, был ли факт клеветы или не был, считаются ли какие-то слова оскорблением или нет, считается ли формулировка «похоже, нам запретят оральный секс» клеветой. Этого всего не было, то есть уже признано СК, самим фактом возбуждения уголовного дела, что преступление совершено, теперь осталось только найти список подозреваемых. А, как известно, у нас подозреваемые обычные, знаете, как в том кино, обычные подозреваемые. Это маразм.

Таратута: Сколько времени вы говорили об оральном сексе со следователем? И были ли какие-то другие темы?

Собчак: Допрос примерно был 1час 40 минут, из них час был посвященным теме, связанно с оральным сексом, связанный с различными источниками. Я зачитывала ссылки в интернете, надо сказать, что он не знал, кто такая Марианна Максимовская. Когда я стала говорить, что было интервью на РЕН ТВ Марианны Максимовской, он сказал: «Кто такая еще Марианна Максимовская?». Дальше еще где-то полчаса было уделено вопросам из серии, знакомы ли мне такие люди как Кох, Бакушинская и так далее, были названы еще какие-то фамилии. Я остальных людей не знала, поэтому и фамилии не смогла запомнить, но про Коха и Бакушинскую я сказала, что знаю по профессиональной деятельности. После чего следователь начал задавать мне вопросы: разговаривали ли мы об отношении Мизулиной к оральному сексу с Кохом и Бакушинской, и почему наши сообщения стали появляться в один день. Я ему говорю, что у журналистов так принято, это был, видимо, информационный повод, все удивились и все стали что-то писать. «А не кажется ли, Ксения Анатольевна, странным, что стали писать все именно в один день?», я говорю, что все телеканалы мира освещают события в один день, это же вам не кажется странным.

Таратута: Вам сказали, что следует делать дальше? Вам сказали прийти туда еще раз, вам следует написать какую-то объяснительную записку?

Собчак: Честно говоря, учитывая, что вчера у нас была первая ночь с мужем после допроса, мы думаем подать встречный иск об оскорблении нашей личной семейной жизни, потому что теперь, когда речь идет о какой-то нашей близости, словосочетание «оральный секс» твердо ассоциируется с Мизулиной и заниматься им после этого совсем не хочется. Я не знаю, какой иск следует предъявить после этого, но это результат допроса.

Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Как отличается зарплата мужчин и женщин в России, Англии и США. Советы женщинам, как добиться более высокой оплаты труда
Семь вопросов к рэперу Басте
Искусство «культурного» развода. Четыре совета от женщин и один от мужчины.
100 лет со дня гибели российской подлодки «Сом» в водах Швеции. Правнуки командира приняли участие в памятной церемонии
Уроки воспитания от самых богатых людей мира. Детям деньги не нужны
Пять лучших фильмов Каннского фестиваля. Выбор Дениса Катаева
Самые громкие скандалы с гимнами. Наш рейтинг
Обмен Савченко на «бойцов ГРУ». Хроника событий за три минуты
«Все ненавидят полицию». Как французы сражаются с трудовой реформой
Крушение самолета EgyptAir. Все факты за две минуты
Какой бизнес контролируют мигранты, кроме похоронного
Как Instagram манипулирует женщинами. Версия Ирана
Крымские татары — везде чужие? История притеснений от 1944 до 2016
Четыре драки на спортивных соревнованиях. Самые громкие скандалы последних лет
Пять историй нападений казаков. Как они «охраняют порядок на своей земле»
Олег Кулик и Петр Павленский обсуждают политическое искусство. Видео из зала суда
Зачем российские миллиардеры продают свои яхты
«Евровидение»: плагиат или цитирование? Главные итоги конкурса. Все что надо знать о «Евровидении» в этом году
Тульский «чрезвычайный рэп», слон в фонтане и никакой «Обамки». Новости регионов
Как сожгли дом Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов Кадырову. Вся история за минуту
Российские журналисты о разгроме РБК. Лучшие цитаты из нашего спецэфира
Хронология скандалов в РБК за две минуты. От обысков в главном офисе ОНЭКСИМ до увольнений руководства холдинга
Из партизан — в президенты Бразилии. Политическая карьера Дилмы Русеф
Сверхбыстрый поезд от Илона Маска против тепловоза с ракетным комплексом. Будущее технологий в Америке и России
Власть против Монстрации: самые яркие моменты
Парад Победы стоил 300 миллионов. На что их потратили?
Болотное дело четыре года спустя. Как разгоняли протест оппозиции, и сколько людей всё еще в тюрьме
Что случилось за майские праздники. Главные новости
За что российского пилота «Формулы-1» Даниила Квята отчислили из команды «Ред Булл»
От скандала с офшорами до запрета меджлиса. Главные новости апреля
День дождения глазами подписчиков
Сын миллиардера или выходец из семьи иммигрантов. Кто станет новым мэром Лондона?
Семь заповедей Петра Павленского
Неудачные кадры военной операции ИГ
Воркута ждет. Зачем ехать в отпуск в русскую Арктику
Нештатные ситуации в прямом эфире
Шесть правил жизни Бейонсе
Самая короткая история космодрома «Восточный». Во сколько обошлось его строительство, из-за чего переносили первый запуск ракеты, и почему он так и не состоялся
Как Сталин вернулся в нашу жизнь и даже в политику
Как православный активист подрался с лидером блэк-метал группы. «Мы сделали все, чтобы это шоу уродов не состоялось»
Татьяна Москалькова: что мы знаем о новом уполномоченном по правам человека
Как в Америке борются с пережитками рабовладения, пока в России возводят памятники Сталину
Как мэрия украсила Москву к весне на 190 миллионов
Эмоции на Дожде. Самое смешное за шесть лет
Оговорки и неполадки в эфире Дождя. Самое смешное за шесть лет
Как пережить кризис? Советы Александра Аузана
Что будет, если людям начнут выплачивать деньги просто так. Опыт Намбии, Голландии, и Финляндии
Квача — самое выгодное вложение 2016 года
Переписка Владимира Путина и россиян. Главное из «Прямой линии» с президентом
Киберпреступность — угроза для человечества?
Пять стратегий из «Монополии», необходимых в реальной жизни
Уполномоченный по защите животных. Кто мог бы им стать?
Лучшие вопросы Путину 2016
Четыре совета для тех, кто хочет переехать за границу
На сколько миллионов выросли доходы Путина, Медведева, Володина и других в 2015. И что произошло с заработком обычных россиян
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Видеоблогер собрала начала и концовки сериалов и фильмов
Сколько ошибок в расследовании «России 1» о Навальном
Кто такие Бут и Ярошенко, на которых могут обменять Савченко
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
История столкновений в Нагорном Карабахе за минуту
«Вброс» против Путина: что это было
Как бегать правильно. Три совета от чемпиона мира Колина Рэя Джексона
От отставки Чурова до «компроматов» на Путина. Главные итоги марта
Скоро на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto
Эльфы и тролли против кризиса. Как они спасли экономику Исландии
Пользователи «Твиттера» проверили, можно ли упасть на банановой кожуре
У кого из друзей Путина журналисты нашли панамские офшоры
Что представляет из себя секта «Аум Сенрикё». И почему её основатель делал ставку на Россию
Как стать успешным? Шесть правил для лидеров
Скоро на Дожде фильм о Сергее Михалке и группе Brutto. Видео с репетиционной базы
Статистика российских судов за 2015 год. Скольких людей осудили, приговорили к пожизненному заключению и скольких оправдали
Восемь вопросов владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву
Где хотят работать россияне
Не сообщил о готовящемся преступлении — в тюрьму
Сколько музыкальных инструментов можно купить на $2 млрд.
На что хватит $2 млрд
В каких странах еще существует Нацгвардия. И что она там из себя представляет
Три анекдота от Юрия Лозы
Как ремонтируют дороги в разных городах России
Музеи, которые нужно обязательно посетить. Выбор режиссера Кирилла Серебренникова
Юрий Лоза против Led Zeppelin и Rolling stones. Как отреагировали в соцсетях
Особенности национального трудоголизма
Зачем государству война в телевизоре, и есть ли предел у пропаганды. Выводы доклада Центра Карнеги «Хотят ли русские войны» за полторы минуты
«Выживший»: человек, который пережил три теракта
Почему визит Обамы на Кубу — это действительно важно
История противостояния экс-владельцев ЮКОСа и российских властей
Все, что известно о терактах в Брюсселе за полторы минуты
Дебаты Навального и Познера. Самое интересное за минуту
Как выносили приговор Надежде Савченко
О крушении «Боинга» в Ростове-на-Дону — за минуту
Познер и Навальный играют в «Пойми меня»
Что случилось в Минкульте. И придут ли теперь за Мединским
13 вопросов бизнесмену и певцу Эмину Агаларову
Дебаты Мовчана и Титова. Самое важное за минуту
Уникальные фото питерского рок-клуба
Как женщин вербуют в ИГИЛ и сколько им платят
Чернобыль и Фукусима. Как правительства замалчивают реальную угрозу
Жив Джон Сноу или нет? Вгляделись в трейлер «Игры Престолов» повнимательнее
11 советов для успеха в бизнесе от Дональда Трампа. «Думайте о себе как о выдающемся мыслителе»
Полицейские-бомжи, блины на лопатах, 1993 возвращается. Breaking Mad с Владимиром Роменским
Итоги операции России в Сирии за полторы минуты
Дома без крыш и воды. Как живет город в Карелии в 100 км от финской границы
Роменский и шоколадная ярмарка
Российские спортсмены и мельдоний. Вся история последних допинговых скандалов за минуту
Любимый алкоголь и самая странная привычка Валерия Сюткина
Сколько стоили советские товары в пересчете на современные деньги
«Лежать на дне — это не развитие». Шесть вопросов Наталье Зубаревич
Энциклопедия цензуры на федеральных каналах. Краткое содержание
Чему можно научиться и куда устроиться в кризис
Во что вложить 4 млн рублей и другие ответы Сергея Алексашенко
Главные нестыковки в деле Савченко
Короткий месяц, но насыщенный. Главные новости февраля
Сколько людей погибает в шахтах в России
Скоро. Первый документальный фильм про Сергея Михалка и Brutto
11 вопросов новому лидеру «Правого дела»
Испытание российской модой. Как Владимир Роменский приоделся на выставке текстильной промышленности
Как не сесть за репост. Полезная памятка
Почему Медведев не увидел нового стадиона в Калининграде
«Короли госзаказа» — самые родные, таинственные и всеядные
Кому достанется «Домодедово» после дела Каменщика?
История «лайка» за минуту
В чем копить, о чем читать и что делать. Девять вопросов к Гонтмахеру
Снос города из трущоб около МГУ
14 вопросов Александру Васильеву
Как беженцы стали главной темой Берлинале
Взрыв в Анкаре. Самое важное за полторы минуты
Известные экономисты дают советы правительству
Надводный трамвай как альтернатива метро
Пять вопросов участникам «Квартета И»
Как в Москве сносят исторические здания
Инструкция. Как жить с кредитами
Испытание российской едой. Завтрак по-репортерски Владимира Роменского
10 каверов на песню Дэвида Боуи Space Oddity
Пять причин стать волонтером
«Сегодня снесли киоски, а завтра снесут вашу квартиру». Как Григорий Ревзин, Антон Носик, Елена Памфилова и другие в соцсетях отреагировали на снос ларьков
«Богатые русские дети» в инстаграме
«Пойми меня» с Юрием Сапрыкиным и Александром Липницким
Быть или не быть новому правительству?
Три главные цитаты дня
17-летняя звезда рунета певица Монеточка отвечает на вопросы Дождя. «Папа говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш»
Как мы беднеем. Помогаем пережить кризис вместе с Рейчел и Лебовски
Белковский на Дожде. Лучшее
Лучшие сериалы «Амедиатеки» на Дожде
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни
Как отец водородной бомбы превратился в диссидента. Друг и коллега Сахарова о том, был ли знаменитый физик советским патриотом
Бонды и пенсионеры, Киселев и его коллега Шаукентаева. И что будет, когда Украина и Россия встретятся на футбольном поле. Итоги 24 мая
Сергей Ястржембский: живой политики в России нет. Лучше снимать кино в Африке. Бывший пресс-секретарь Ельцина о том, что не нужно делать Пескову и Захаровой, и как он помог Володину
Почему художники мечтают написать портрет Дональда Трампа. Разговор с Никасом Сафроновым о политической клоунаде и о том, как он помог выиграть выборы Джорджу Бушу
Что осталось за кулисами «обмена», и победил ли всех Кудрин. Итоги 25 мая
Когда Сами-Знаете-Кто сделает сами-знаете-что? Отвечает Белковский. Последняя «Прямая линия» перед отпуском
Герман Греф: «Всю историю мы делаем одни и те же ошибки». Выступление главы Сбербанка в Сколково. Полная версия
Можно ли развестись культурно? Первая встреча Рудковской и Батурина после 221 суда и двух лет тюрьмы. Выпуск о культуре расставаний
Наставник шоу «Танцы» Егор Дружинин: люди всегда найдут монетку, чтобы сходить в музыкальный театр. Что происходит за кулисами проекта, и почему «Танцы» — не пир во время чумы
Зачем Кадырову молдавские цыгане, как оппозиционеру дожить до выборов в Вологде, и кому нужна толстая Барби. Главное за неделю под необычным углом
Повесть, на странице которой Сталин написал «Сволочь». Андрей Платонов «Впрок». 1932 год
Главред «Новой» о статье про суицидальные паблики: если докажут, что это заказ ФСБ, уйду в отставку. Дмитрий Муратов о скандальном расследовании, отстранении Сергея Соколова и слухах о финансировании из Кремля
Единоросс Светлана Журова: Стыдно не за партию, а за людей. За Яровую и Железняка не стыдно. Разговор с Ксенией Собчак, который закончился слезами