«Копать под «Оборонсервис» стали после перепалки Сердюкова с Медведевым»

Кофе-брейк
25 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Неожиданный конфликт вокруг министра обороны Анатолия Сердюкова стал главной новостью дня. Следственный комитет рано утром провел обыски в подведомственной министру компании «Оборонсервис». Итог:  5 уголовных дел и выемка документов.

Лобков: Что такое «Оборонсервис»?

Мясников: Это управляющая структура над группой субхолдингов, которых 9 штук, в которые вошли все предприятия, все структуры Минобороны, считавшиеся не боевыми - это ремонты, обслуживание квартир, ЖКХ, Военторг, печать, типографии, трубопроводы, авиационный ремонт, всё, что угодно.

Лобков: И неужели завод «Звёздочка», который ремонтирует подводные лодки?

Мясников: Он не Минобороны. Он входит в объединённую судостроительную компанию, а вот предприятия ремонтные: танкоремонтные, судоремонтные Минобороны, входят. Разорённые части передали в судостроительные компании, в какие-то другие судостроительные объединения, холдинги акционировали и сбросили с плеч, а некоторые, на которые идут большие деньги на ремонт техники, остались в структурах.

Лобков: Но речь в обвинении, по крайней мере, озвученная Следственным комитетом и прокурором военным Фрединским, шла о том, что существует огромное число лакомых кусков недвижимости, которые ремонтировали за счёт бюджета, а потом сдавали неким людям за заниженную цену, тем самым, появлялась возможность какого-то отката.

Мясников: Вообще, это грандиозный проект по выводу учреждений Минобороны с территории хороших объектов недвижимости в Москве и в Питере подальше за МКАД. В первую очередь выводятся военные академии, то есть у нас сейчас система военных академий, которая существовали столетиями, просто разрушена ради того, чтобы освободить шикарную недвижимость: странные здания, усадьбы.

Лобков: А может быть, это и хорошо?

Мясников: Представьте себе, что была база той же академии с больницами, с операционными, со всеми необходимыми структурами, которая привязана к городской инфраструктуре с возможностью консультации, перевозки больных и раненных, и вдруг их всех выводят далеко, при этом все профессора остаются в Москве. Все те, кто преподавал в академии вне штата - это солидные академики медицины - не будут ездить туда ежедневно.

Лобков: Как я понимаю, сегодняшний обыск не имеет отношения к самой идее, он имеет отношение к злоупотреблению этой идеей?

Мясников: Он имеет отношение как раз к перераспределению этой собственности. Это маленький кусочек- 3 миллиарда.

Лобков: А вы знаете о масштабах подобного вывода недвижимости? Насколько этот вывод оброс, что называется, коррупционными ракушками?

Мясников: У меня складывается впечатление, что вся эта система «Оборонсервиса» и всех подчинённых ей предприятий – это одна такая раковина, в которую всё и стекает и утекает с концами.

Лобков: Этой системой премьер Медведев был недоволен давно, он упрекал как раз министра обороны, а именно «Оборонсервис» отвечает за военные городки, в том, что происходит с военными городками. Давайте посмотрим видеофрагмент. Эта одна из немногих сцен в правительстве, которая становится доступна телезрителям, её зафиксировали камеры в июле этого года.

Медведев: Кто несет ответственность за неутверждение методики, с предложениями о дисциплинарной ответственности. Надо уволить кого-нибудь — дело хорошее.

Сердюков: Это с меня, потому что я не утвердил, потому что я не вижу, как передавать дефицит.

Медведев: Тогда нужно было, Анатолий Эдуардович, звонить мне и говорить: «Я не утверждаю её, потому что такая позиция».

Сердюков: А мы ответ дали, почему не утверждаем.

Медведев: Это не ответ. Надо в таком случае, если речь идёт о нарушении ранее принятых поручений, докладывать лично мне, или договоритесь с вице-премьером и вместе ко мне зайдите.

Сердюков: Хорошо.

Медведев: Так не работают.

Лобков: Можем ли мы говорить об очередном раунде войны между Медведевым и Сердюковым, учитывая это инцидент?

Мясников: Я думаю, можем, потому что с этого разговора начали копать под «Оборонсервис» и его дочерние структуры. То, что я знаю точно, в августе, в сентябре на объекты ЖКХ - котельные, которые входят в структуру субхолдинга «Славянка» - стали приходить ревизоры, следователи и прокуроры. Они стали выяснять, что там было сделано за текущий и за предыдущий год: какой ремонт, что было сделано.

Лобков: Ну и смета, соответственно.

Мясников: На самих объектах ничего нет, руководители объектов ничем не владеют, но из-за выше стоящих организаций их управляющие являлись. Это молодые люди, как правило, которые не понимали схемы этих водопроводных и трубопроводных, которые перед ними разворачивали, но они утверждали, что всё сделали. По моим данным, в «Славянку» на год было отпущено 60 миллиардов рублей. Это колоссальная структура, представьте себе, сотни или тысячи котельных, где газ, мазут - это снабжение воинских частей, военных городков, госпиталей. Перед тем, как их акционировать в эту структуру, их, конечно, отремонтировали. То есть ближайшие 2-3 года можно быть спокойным, что там всё работает и что ремонтные деньги можно освоить, не прикладывая особо рук, и через три годика купить целиком Сан-Ремо и отдыхать, когда фактически тебе капает миллиард рублей на день. Видимо, начали копать, почему городки не передаются, почему ЖКХ не работает нормально.

Лобков: Министр говорит: нет нормативов, по которым он может передать дефицитные объекты на баланс местных властей.

Мясников: А они нужны, как передать, когда тебе просто дают деньги? С передачей всё тоже непросто. Передать можно только тогда, когда всё готово, что называется «под ключ», всё готово к отопительному сезону.  Наступил отопительный сезон, всё вроде готово, но от передачи до приёма местной администрации  этого объекта проходит минимум 1-2 месяца, потому что разные надзоры, всё это нужно проверить, составить реестры. Всё это время денег у администрации на обслуживание этих объектов нет, они не были забиты в бюджет. А у Минобороны они есть, но они готовы деньги отдать только тогда, когда у них примут.

Лобков: Есть же процедура прозрачных тендеров. Представим идеальную страну, освобождаются от ненужных активов путём продажи. Кто откажется купить здание, освободившееся после военной академии?

Мясников: А вот для этого есть ещё одна структура - «Оборонторг», которая проводит такие тендеры, аукционы в стороне от всех прочих площадок, на своих условиях в обход этого знаменитого закона 94, где получают объекты те, кто должен получить.

Лобков: Люди, так или иначе связанные с руководством?

Мясников: Люди, так или иначе связанные общей цепью.

Лобков: Почему только сегодня это случилось?

Мясников: Все всё знали, но команды-то не было, а может, команду и не дали, и эта инициатива будет наказана. Мы же помним прокурорское дело с этими казино, всё же затихает, тишина.

Лобков: Может цепь показаний, которые сейчас дадут, стать основанием для отставки министра обороны и дискредитации той реформы, которую он придумал с выводом небоевых частей?

Мясников: Понимаете, в глазах электората это давно всёскомпрометировано уже. Отношение к министру обороны и у военных, и у гражданских одинаково.

Лобков: А вам идея вывода непрофильных активов нравится? Мне нравится.

Мясников: Идея правильная, но можно, грубо говоря, валенок сбросить с ноги и выкинуть, а можно отдать сыну, внуку, а можно пожертвовать детям в детдом. Как сказал один мудрый, честный, порядочный человек, надо быть дураком, чтобы находясь на этом месте, не обеспечить себя и своих детей.

Лобков: А сколько ещё таких структур в Министерстве обороны?

Мясников: В подчинении «Оборонсервиса» 9 структур - авиасервис, «Славянка», «Красная звезда»,Военторг, там есть медицинский санаторий, автобронетанковые ремонтные  обслуживания.

Лобков: Как вы оцениваете сегодня поведение Сердюкова? Это ощущение неуязвимости или это какая-то паника?

Мясников: Скорее, ощущение неуязвимости, чем паника. Пошёл с Матвиенко, может быть, даже под руку, не знаю, так он показал, что он жив-здоров, он в нормальном отношении с третьим или четвёртым человеком в государстве, поскольку она у нас таким считается. У него есть дела поважнее, чем сидеть там у Медведева. Он Медведева не боится, я думаю так.

Лобков:То есть в очередной раз после июльской перепалки произошёл такой вызов министра обороны?

Мясников: Он же сказал, что это только версии. Без доказательств ничего заявлять нельзя. До суда у нас все невиновные, и все на своих должностях.

Лобков: По вашему прогнозу, закончится ли это очередное противостояние военной прокуратуры и военного ведомства тем, что Сердюкову придётся уйти?

Мясников: Здесь ключевой вопрос - как быть с Министерством обороны. Реформа проведена, как хотели, всё поделено, а теперь надо восстанавливать армию. Для этого нужны не амазонки Сердюкова из его заместительниц по налоговым службам, а нужны специалисты. Если будет принято такое решение, скорее всего, президентом, то тогда его тихонечко отодвинут в сторону.

Лобков: Этот повод может вполне сгодиться для этого?

Мясников: Посмотрим, наградят орденом, переведут в Совет безопасности. Это не будет поводом именно это  за упущения в работе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.