Константин Симонов, глава Фонда национальной энергетической безопасности: «Еврокомиссия взяла курс на развал проекта „Южный поток“»

Кофе-брейк
9 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Правительство Сербии объявило, что Белград приостанавливает работу над «Южным потоком» после того, как Болгарская сторона также приостановила работу над этим проектом.

Будущее газового проекта «Южный поток» обсудили с Константином Симоновым, гендиректором Фонда национальной энергетической безопасности.

Тихон Дзядко: Белград приостанавливает работы по «Южному потоку». Это заявление последовало вслед за заявлением представителей Болгарии и, собственно, Белград увязывает свою простановку с приостановкой болгарской. Что это означает? Это означает, что «Южному потоку» не бывать или же это какие то временные препятствия, временные сложности?

Константин Симонов: Пока это означает то, что Европейская комиссия взяла курс на развал этого проекта. И использует любые политические рычаги для давления на страны, входящие в Европейский союз и кандидатов на вхождение в Европейский союз. Ну, совершенно ясно как шантажируют Сербию, намекая ей открытым текстом, что ее не возьмут в Европейский союз, а ей все-таки туда хочется, вслед за Хорватией.

Что касается Болгарии, то там вообще практически речь шла о развале правительственной коалиции, потому что европейские чиновники открыто давили на участников коалиции и, соответственно, распад этой коалиции угрожал правительству Соцпартии новыми выборами. Соответственно,  этот момент тоже пришлось здесь учитывать. Но, что будет дальше, это хороший, вопрос.

Потому что я лично не считаю, что речь идет об окончании проекта «Южный поток» хотя бы по следующим причинам: во-первых, в ноябре у нас будет новый состав Европейской комиссии. Баррозу уйдет на пенсию, будет ловить рыбу где-нибудь на даче, и не исключено, что новый состав Европейской комиссии будет составлен по итогам, в том числе и выборов в Европейский парламент. И, как всем известно, довольно неплохие позиции получили евроскептики. Во-вторых, кризис в Болгарии будет неизбежным и досрочных выборов, я лично считаю, избежать не удастся.

И в этом плане, я считаю, очень интересным выступление Бойко Борисова, это предыдущий премьер, который всегда считался проамериканским политиком и всегда оппонировал правительству социалистов, которые все считали пророссийскими политиками как раз. Вот все там сейчас перемешивается, и Бойко Борисов сказал, что «Южный поток» не нужен. И вот представляете, будут перевыборы и нужно будет объяснить болгарскому избирателю, почему остановили проект, который должен был дать стране 2,5 млрд долларов транзитных денег в год.

Напомню, когда в январе 2009 года был кризис, когда мы прекращали поставки в Европу, София была одной из тех столиц, которая замерзала в физическом смысле. Тогда как раз холода наложились на прекращение поставок газа. София осознала, что такое – быть зависимой от Украины и жить зимой в январе без газа. И вот что скажут избиратели болгарские – это любопытный момент, потому что финансово этот проект для Болгарии выгодный. Здесь, как ни смешно, демократы играют в нашу пользу. Поэтому те изменения, которые мы увидим как в болгарской политике, так и в европейской политике этой осенью, они могут привести к изменению отношения к «Юному потоку». Поэтому я бы точку не ставил.

Тихон Дзядко: А если точка все-таки будет поставлена, насколько это сильно ударит по нашим планам и экономике?

Константин Симонов: Ну, вы понимаете, Россия не собирается уходить с европейского газового рынка, и вот так сказать, представьте: «Ну, ладно, вы нас убедили – Южного потока не будет, оставляем Украину». Это уже будет не серьезно. И Путин на это конечно не пойдет. Поэтому если мой прогноз не сбудется, и изменения в европейской политике не приведут к перезагрузке этого проекта, тогда, думаю, будем искать другие варианты. Их как минимум два. Первый вариант – построить еще одну трубу через Турцию, тем самым мы Турцию превращаем в очную транзитную страну, и Европе скоро предстоит узнать, что такое Турция, как транзитное государство. Я имею ввиду очевидную вещь, что Турция тоже начнет шантажировать, как и Украина, Европу своим транзитным статусом. Есть еще вариант расширения, соответственно,  «Северного потока». Он похуже, потому что он не позволяет… Он может быть использован с точки зрения объемов, но там еще вопрос логистики, нужно захватить юго-восток Европы, а Европейский союз не сделал ничего, чтобы связать юго-восток Европы с западной Европой газопроводами. То есть вариант самый основной тогда будет Турция. 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.