Коммунист Борис Кашин о думских инициативах единороссов: это подстава

Кофе-брейк
19 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть

Депутат Госдумы от КПРФ Борис Кашин прокомментировал заявление о недопустимости злоупотребления СМИ правом на свободу слова, выдвинутое «Единой Россией».

Макеева: Послушаем для начала фрагмент сегодняшнего заседания, где Владимир Васильев, инициатор принятия этого заявления, объясняет необходимость указать СМИ на недопустимость злоупотреблять.

Васильев: Мы сегодня имеем огромные достижения – работающие СМИ, гражданское общество, которое нас критикует. Да, иногда болезненно, с перебором, но это есть. А кто их оценит? Мы раньше задумывались над этим? Это саморегулируемая структура? Смотрите, какое проявление и какая реакция руководства издания – ни тени стыда и никакого шага навстречу!

Макеева: Что вы думаете обо всём этом?

Кашин: Я как раз выступал и вспомнил советский период, когда юмористов оценивали по способности следовать такому правилу: утром – в газете, вечером – в куплете. К сожалению, в руководстве «Единой России» такая тенденция  прорезалась, что если что-то политически острое происходит, а в данном случае просто «жёлтая» публикация, то надо срочно отреагировать. В результате уже не первый раз страдает авторитет Госдумы.

Макеева: Судя по сообщениям «Интерфакса», сегодня сказали в Думе: «Надо как-то беспредел СМИ нарушить». Это вы что имели в виду?

Кашин: Действительно то, что творится в СМИ – это уже крик отчаянья нашего народа, мы слышим постоянно. Если переключать программы телевидения, это сплошное насилие, убийства, воровство, криминал постоянный. Мы вырастили поколение, которое уже неадекватно воспринимает окружающую действительность. Власть наша, несмотря на требования общественности и политических оппозиционных сил, ничего для этого не делает. Мы пытались в прошлом созыве пригласить в Думу заместителя председателя  правительства Собянина, он тогда был на этой должности и отвечал за телевидение, за СМИ. Категорически упёрлись и не дали возможности эту тему как-то обсудить.

Макеева: Тут просто другая немного история. Что вы и в целом коммунисты думают о необходимости реагировать таким образом и так стремительно?

Кашин: Таким образом подыгрывая, мы подыгрываем очень серьёзно опасной кампании. Надо понять, что СМИ целенаправленно ведут работу против Госдумы. Вы знаете, что работа Думы началась с серьёзных нарушений на выборах, были вопросы по легитимности Думы, но сейчас, как бы это странно ни звучало, Дума является прогрессивным органом, где можно обсуждать и ставить острые вопросы. И в то же время наше правительство проявляет полную неспособность управлять страной. В этой ситуации очень разные и влиятельные силы стараются  перевести стрелки на Думу и убрать критику с администрации президента, и в первую очередь с правительства. Поэтому в таком духе мы ещё больше делаем яму, практически мы углубляем пропасть между Госдумой и народом, который озлоблен, который справедливо озабочен тем, что происходит в стране. Это очень опасно и неправильно.

Макеева: Правильно я вас поняла, что вы считаете, что администрация президента в тандеме с газетой «Московский комсомолец» отвлекает внимание публики от настоящих проблем?

Кашин: Я не думаю, что здесь прямая координация. Просто здесь используется, к сожалению, любой повод для того, чтобы и дальше переводить стрелки  на Думу. Понимаете, с «Московским комсомольцем» мне ещё давно ясно всё, ещё 20 лет назад, когда было народное восстание 1993 года, они фактически призывали к расправе с людьми. Я никаких иллюзий относительно редактора не имею. Но если ты 20 лет смотришь эту газету, где часто напрямую пропагандируются и проституция, и насилие, и вдруг замечаешь какое-то некорректное выражение по отношению  к себе, это кроме отталкивания у людей не будет никогда никакого другого чувства.

Макеева: Что касается этого заявления, которое Дума распространила сегодня…

Кашин: Я бы обратил внимание на последнюю фразу: «Государственная Дума и впредь будет продолжать свою деятельность по защите в российском обществе цивилизованных норм  публичной политики, основанной на нравственных ценностях». Сегодня даже Жириновский, который вместе с властью всё это поддерживает, долго рассказывал, как его поливают грязью всюду, и любой может об этом говорить. Но что сделала власть и Дума для того, чтобы это остановить? Ничего не сделала. Поэтому этот повод смешной для того, чтобы такие серьёзные вопросы серьёзно ставить.

Макеева: Что касается вопроса о легитимности или нелегитимности Думы. Тут можно спорить, насколько правильная позиция – сначала задавать этот вопрос о легитимности, потом прекратить его задавать. У КПРФ тут отдельная история, с недавним докладом, где говорится, что КПРФ будто бы выиграли выборы.

Кашин: Это ещё одна провокация, с моей точки зрения. Это вполне возможно, потому что эта тема нужна власти, чтобы в нужный момент, когда всё станет очевидным по поводу неспособности управлять, перевести стрелки сюда.

Макеева: Вы сами верите в то, что КПРФ выиграло думские выборы?

Кашин: Я 100% уверен, что мы набрали существенно больше, чем нам показали.

Макеева: Тем не менее, говорите об этом, как о провокации.

Кашин: И что из этого? То, что выборы в Москве были грубо сфальсифицированы, в первую очередь в Москве и в ряде других крупных городов, это факт. Но мы должны работать сейчас так, чтобы наша страна укреплялась, а не разваливалась.

Макеева: «Новая газета» некоторое время назад собрала более 100 тысяч подписей за отставку Думы. Это заявление приняли к сведению, рассмотрели, и куда-то оно исчезло, растворилось. А вот это новое заявление имеет какой-то вес, или это тоже просто слова?

Кашин: Оно имело бы вес, если бы Дума до этого себя зарекомендовала бы в нашем обществе, как орган, который ставит самые серьёзные проблемы. У нас провальная ситуация в ЖКХ. Я получил от своих избирателей в Мурманской области – 11 тысяч за трёхкомнатную квартиру. Мы уходим от этих проблем. По этой теме пиарится президент и правительство, которые довели до этого дела, а крайними опять останутся законодательные органы власти.

Макеева: То есть заявление может иметь только моральный вес? Оно не имеет никакой силы, оно не может вылиться в закон?

Кашин: Нет, это призыв, причём призыв, который не будет услышан, потому что транслироваться в обществе он будет через те же СМИ, которые естественно проявляют в данном случае солидарность.

Макеева: Почему единороссы не обратятся в суд, как вы считаете?

Кашин: Потому что им хочется прогреметь. И я опять возвращаюсь к этой идее, что, может, они неосознанно, но подыгрывают плану по дискредитации Госдумы. Это очень опасно. При всех сложностях нашей политической ситуации Дума – это прогрессивный орган, и его в каком-то смысле надо поддерживать, если сравнивать его с правительством РФ.

Макеева: Такая ситуация не играет на руку имиджу Думы в целом. Зачем же единороссы тогда подбрасывают поленья в огонь? Нервы сдают?

Кашин: А зачем мы рассматриваем эти поправки в закон, принятый в связи с актом Магнитского? Для КПРФ было естественным голосовать за эту поправку, потому что мы до этого многократно ставили вопрос о недопустимости усыновления наших детей за рубежом. Поэтому мы проголосовали. Но по существу это была подстава, потому что мы дали повод для ещё одной кампании против России и против Думы. Исходя из благих желаний, события разворачиваются в совсем другом направлении, потому что не мы контролируем СМИ, не мы контролируем другие влиятельные силы. Почему единороссы так делают? Я думаю, что они не свободны, и ими тоже управляют. Кто управляет – это очень интересная тема.

Макеева: И тот, кто управляет, хочет, чтобы Дума распустилась?

Кашин: Я думаю, что он хочет иметь козла отпущения на случай плохого развития событий.

Макеева: Вы рассматриваете происходящее на данном этапе, как уже полномасштабный конфликт между Думой и СМИ в целом?

Кашин: Нет, конечно. Если говорить о «Единой России», СМИ – да, и газета «Московский комсомолец» многократно обслуживало эту партию власти. Поэтому никаких противоречий и конфронтаций не будет до тех пор, пока не будет дана команда.

Макеева: Как намерены коммунисты реагировать в дальнейшем? Вот сейчас не поддержали, насколько я понимаю.

Кашин: Мы не будем поддерживать это заявление.

Макеева: И вы этим ограничитесь?

Кашин: Это не повод для многочасовой дискуссии.

Макеева: Случаи, когда Дума принимает такого рода заявления, вам памятны?  О недопустимости злоупотребления  тем или иным конституционным правам, неважно, какой силы общество, с каким социальным слоем. Я о таком не припомню, возможно, вы, Борис Сергеевич?

Кашин: Мы принимали заявления, часто мы не поддерживали по различным поводам. Я вспоминаю, тоже скоропалительно приняли заявление в связи с кампанией по обвинению советской власти в голодоморе на Украине. Это тоже потом было очевидно, что это  ошибочный шаг. Мы стали участвовать в кампании, которую прозападные силы раскрутили. Нормальный ход событий – это когда заявление принимается после консультаций всех фракций. Сегодня этот текст был внесён в Думу после того, как мы приняли решение о том, что его надо обсуждать. Никто из других фракций его не видел, это типичный такой скороспелый акт. Соответственно и судьба у него будет такая.

Макеева: По вашим ощущениям, если сейчас главный редактор «Московского комсомольца» пойдёт на эти уговоры, настойчивые призывы  и принесёт публичное извинение, этот конфликт решится?

Кашин: Я думаю, и так он не будет углубляться. Я думаю, что и так уже тираж «Московского комсомольца» повысился за счёт этой кампании. Так что редактор Гусев может быть удовлетворён. Конечно, по логике вещей власть могла бы употребить силу, но это не те механизмы, которые сегодня мы видим, я имею в виду заявления Думы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.