Кирилл Кабанов: Мы боремся с коррупцией, а коррупционеры живут

Кофе-брейк
7 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. В гостях - Кирилл Кабанов, председатель "Национального антикоррупционного комитета". Обсудили уровень коррупции в стране и методы борьбы с ней.

Суханов: Сегодня в новостях я рассказывал о господине Хореве – бывшем первом заместителе департамента экономической безопасности МВД, то есть человек, который должен был бороться со взятками и всяко разно.

Кабанов: Взятки, хищения, мошенничество в особо крупном размере – это как раз уровень министерства.

Суханов: И вот появляется история о том, что у господина Хорева нашли квартирку в самом центре Москвы, за британским посольством. И купил он ее – вы не поверите, за сколько, я даже округлю – за 10 тысяч рублей. Квартиру в элитном жилом комплексе, рядом с Арбатом, здесь – Смоленская набережная, где британское посольство – 10 тысяч рублей. По уже отработанной традиции, конечно же, в МВД сказали, что он уже уволен. Там уже руку набили в этом смысле.

Кабанов: На самом деле, он уволен. Но это не первая история, которая связана с этим Хоревым. Господин Хорев везде назывался как один из миллиардеров, миллиардеров силовиков.

Суханов: А как давно он назывался миллиардером?

Кабанов: Лет 5. Дело в том, что мы не раз направляли информацию, причем фактическую информацию о том, что такое господин Хорев, я подчеркиваю. Господин Хорев - это функция получения через коммерческие структуры, через представителей других служб заказов на некие коммерческие заказные дела: рейдерские захваты. Для этого нужно отработать, нужно иметь связи в следственном комитете МВД, нужно реализовать эти дела, отобрать собственность, получить откаты, в том числе и такими квартирками. Но при этом надо понимать, что господин Хорев существовал не просто так, как талантливый молодой человек, а он, на самом деле, молодой генерал, он, по слухам, имел очень большие прикрытия, в том числе и на родственном уровне…

Суханов: А кто у него родственники?

Кабанов: Ну, это только слухи, что родственники у него – это ответственные сотрудники администрации президента, но это все слухи. А дело в том, что ни одна серьезная рейдерская история, история с переделом собственности, включая огромные активы в Москве и Московской области не обходилась без господина Хорева. Он был либо на одной, либо на другой стороне, но обязательно участвовал. И его существование было, пока было прикрытие. Это прикрытие было не только со стороны администрации президента, это и другие спецслужбы, правоохранительные органы, надзирающие органы.

Суханов: Кирилл, значит, эта история вышла наружу только потому, что прикрытие куда-то исчезло?

Кабанов: На самом деле, это некая конкуренция, некий слив, причем этот слив ничем не закончится. Это как история с беглыми мэрами, депутатами и тому подобное. Если же сажать, то на скамье подсудимых должно быть человек 100. То есть, это разветвленная сеть, это коммерческая структура, в части корпорации большая фирма. И никому это не нужно, потому что там будут не только из МВД. Я могу вам сказать, что руководство давно хотело избавиться от Хорева, но не могло. И просто Хорев не прошел перерегистрацию, переаттестацию и уехал спокойно к себе в Испанию. Потому что здесь он заработал деньги, здесь у нас страна, как место для зарабатывания денег, все эти истории про распиливание бюджета… Люди же медицинские услуги получают там, образование люди получают там, живут там.

Суханов: По большому получается, что это не выявление коррупционеров и не борьба с коррупцией, а это выглядит так как, нате-ка вам еще одну косточку. На потеху публику все это делается.

Кабанов: Вы помните, было такое дело исполняющего обязанности генерального прокурора господина Ильюшенко, которого осудили, приговорили, так вот там взятка составляла две машины: компания «Балкар-Трейдинг» передала 2 машины, как взятку, причем родственникам и это было доказано. Его посадили за это. Тогда доказали, что у машин была номинальная какая-то цена и, что они стоят намного дороже и вся эта система запускалась. Но сейчас она настолько это ржавчиной коррупции прогнила, что ее уже запустить невозможно. Это как сесть на откопанный со времен войны мотоцикл и попытаться его завести. Это то же самое.

Суханов: По сути, а по форме, конечно, это все…

Кабанов: А по форме должно быть так, вот, есть публикация, есть реакция генеральной прокуратуры, следственного комитета – выяснили, подтвердили, посадили – все. И еще отняли то, что он вывез на Запад.

Суханов: Вот о коррупции. Мы сегодня с утра в рубрике «Чай со слоном» разговаривали с автором материала на портале Slon.ru, в котором говорится о том, что уровень засекречивания информации в государственном бюджете вырос. Раньше было 10%, в прошлом году, а сейчас 12% статей госбюджета закрыты, и информацию об этом никак нельзя раскопать. Причем закрыты не только военные статьи, что, в принципе, понятно и очевидно…

Кабанов: Там и энергетика, социалка, там много уже начинают закрывать.

Суханов: Да, физическая культура, дошкольное образование закрыто. Это как раз засекреченная коррупция в этом государственном бюджете?

Кабанов: Надо понимать, что у нас в бюджете откаты идут от 10% до 60%.

Суханов: Официально.

Кабанов: Ну, как официально, это статистика, которую перечисляет Счетная палата, главное контрольное управление президента.

Суханов: Получается официальная – все это знают, но никто с этим не борется.

Кабанов: А с западными компаниями от 10 до 20% - это открытые сделки. А что такое закрытая сделка? Там может быть до 60%, и никто не проверит. Даже не все аудиторы Счетной палаты имеют доступ к изучению такой информации. Поэтому, естественно, чем больше ты закрываешь, тем больше получаешь. Сектор коррупционного рынка, связанный с процессом распределения бюджетных средств – это один из самых коррупционно емких. У нас общий рынок коррупции – 300 млрд. долларов в год – это то, что у нас воруется, разными путями. И на первом месте, это распределение бюджета, государственные закупки, распределение природных ресурсов – вся эта система, которая формирует этих олигархов.

Вспомните историю 2008 года, в кризис: количество людей, состояние которых превышает миллиард, во всем мире упало – в России оно увеличилось. Почему – потому что вливания были огромные во время кризиса и эти средства, в том числе, распределялись по карманам. К примеру, я вам скажу так, мы делаем молодежный проект, говорим, что направлен он на патриотизм, а подключаем к формированию идеологии этого проекта какие-то закрытые структуры, засекречиваем этот бюджет, вырабатываем план и в результате мы получаем нагрудные значки, шарфики, митинг какой-нибудь там молодежной группы, провели работу – все, мы отчитались. В свое время, когда мы изучали национальный план борьбы с наркотиками, один из первых национальных планов, там была такая интересная статья: «Выведение жука, который будет поедать коноплю». На него было выделено, порядка, 30 млн. рублей. В те времена, это были большие деньги. Я говорю им: «Вы же знаете, что это воровство». Приходишь, спрашиваешь: «Где жук? – Выводится». Потом приходишь, спрашиваешь: «Где жук?». Говорят: «Вывели». И где он? Жрет коноплю – идите, проверяйте. Или, например, взять законопроект по борьбе с табакокурением – это же бюджетная статья. Так вот, выделяются средство под исследования вредных последствий табакокурения. Так весь мир уже все знает, все уже показано. Нет, надо еще изучить.

Суханов: И каждый год все это набирает обороты?

Кабанов: Конечно.

Суханов: Скажите, правильно ли я понимаю, Кирилл, что борьба с коррупцией, о которой сейчас так громогласно, в частности, президент говорит, это, на самом деле, блеф?

Кабанов: Это не блеф. Президент занимается противодействием коррупции. Есть два разных понятия: противодействие коррупции, когда принимаешь законы, выстраиваешь правовую базу, вводишь понятия, правда, не совсем удачно, но вводишь. А вот борьба с коррупцией – это борьба с коррупционерами. А борьбы с коррупционерами практически нет. Что такое борьба с коррупцией, как это было в Италии?

Суханов: Да, объясните нам разницу.

Кабанов: Это вид организованной преступности. И вот когда борьба с мафией в Италии была, когда восстало все общество, так вот там на скамью подсудимых сажалось человек 100. Снимались большие спортивные залы, ставились решетки и судили всю цепочку. И надо же понимать, что у нас коррупция – это часть идеологии. Нельзя же президент сказал, коррупция подменяется темой государственного управления. Люди приходят туда, как в бизнес, они платят за должность. Они приходят не защищать интересы общества, государства, не дай бог, человека, какой там человек, ты кто такой. В настоящий момент люди приходят туда зарабатывать, а потом уезжают, как Хорев, жить в Испанию.

Суханов: Значит, либо ты в эту систему входишь, либо ты забываешь государство и живешь в своем миру…

Кабанов: Как большая часть нашей страны.

Суханов: Как в коммуналке, просто пользуемся одним санузлом, а все остальное по отдельности. Очень печально, к сожалению, все это. И просвета не видно.

Кабанов: Это правда.

Суханов: И это несмотря даже на предстоящую предвыборную кампанию, и новые старые обещания. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.