Каромат Шарипов: Сгоревших на рынке могут похоронить в братской могиле

Кофе-брейк
4 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Московская полиция и Следственный комитет задержали двух подозреваемых в гибели 17 человек при пожаре на Качаловском рынке. Обсудим эту тему с Кароматом Шариповым, председателем Общероссийского движения трудовых мигрантов Таджикистана.

Лобков: Безусловно, одно из главных событий дня - это задержание двух человек, имевших отношение к тому злополучному рынку, на котором сгорело вчера заживо 17 человек рабочих-гастарбайтеров. В нашей студии Каромат Шарипов, председатель Общероссийского движения трудовых эмигрантов Таджикистана. Я так и не понял, вчера вроде были граждане Таджикистана, сегодня с утра говорили граждане Узбекистана. Все-таки, кто там находился?

Шарипов: Сейчас так модно стало, потому что до вчерашней трагедии всегда были граждане Таджикистана, которые погибли и в курятнике, и в подвалах, и падали с лестницы, и в тех домах, которые строились у нас, наподобие «Москва-Сити». Всегда были таджики, но здесь оказались граждане Узбекистана по национальности таджики. Это граждане Таджикистана практически, они жили в Сурхандарьинской области. Я вообще удивлен, каким образом они опознание провели. Когда мы заходили туда посмотреть на эти тела, там невозможно же опознать человека.

Лобков: То есть, личности погибших, вроде, установлены?

Шарипов: И буквально вечером появляется куча паспортов, передает тот же посредник, который сегодня был задержан. Я предполагаю, так и было, потому что разговор состоялся с нашими гражданами Таджикистана, которые в эту же ночь выехали на шабашку, нашли время, но практически они ночевали там же, где эти погибшие.

Лобков: Должны были ночевать в этом же сарае?

Шарипов: Получилось так: звонил кто-то из них, попросил приехать поработать и заработать деньги.

Лобков: Сколько человек спаслось?

Шарипов: Предположительно пятеро.

Лобков: То есть из тех, кто был в ту ночь, никто действительно не спасся, все сгорели заживо?

Шарипов: Количество неизвестно.

Лобков: То есть 17 это не окончательная цифра?

Шарипов: Это не окончательная цифра. Потому что надо было ввести в заблуждение, в первую очередь, не полицию, не правоохранительные органы, а надо было в заблуждение ввести именно общество. Общество для нас больно: работодатель может обманывать любого человека, того же мигранта.

Лобков: Скажите, пожалуйста, вот эти люди, о которых сказала нам столичная полиция, гендиректор ООО «Старт-2», и директор ООО «Альбасет», сейчас уточню их фамилии… Владимир Лыков и второй…

Шарипов: Армянин по национальности.

Лобков: Да, но это не так важно. Главное, что есть и вторая фамилия. Они какую роль исполняли? Они самые большие начальники на этом рынке?

Шарипов: Нет. Они выполняют функцию посредника, поскольку нам известно, что главный собственник находится в Тель-Авиве. 99,9% всех объектов, которые сегодня как бы передаются в аренду, они передаются посредникам.

Лобков: То есть ООО «Альбасет» и «Старт-2» - это посредники?

Шарипов: Это люди выполняли миссию как посредники между правоохранительными органами и, соответственно, трудовыми эмигрантами. И видите ли в чем дело, получается, мы ищем по городу террористов, пытаемся их поймать, а вот, который закрывал замок, взял ключ в карман, поехал, может быть, в бар или к супруге, дело в том, что он совершил преступление хуже, чем любой террорист. Он совершил то, чего никто не ожидал. Половина из этих людей могла бы остаться в живых.

Лобков: Я думаю, что все, потому что сарай небольшой. Ну, где-то загорелось, повыпрыгивали все и все.

Шарипов: Ну, окон там нет. Какие окна? Там железный каркас. Там все из железа. Ничего не сделали.

Лобков: То есть, там нет окон, потому что никто еще…

Шарипов: Нет. Буквально ворота и все. Вы знаете, пожарные приехали, лучше владели ситуацией. Представители нашего дипкорпуса посмотрели своими глазами - это кошмар для нас. И это не концлагерь, когда в печь бросали людей. Что сейчас делать нам и власти? Надо опять думать, как спасти остальных. Мы сегодня говорили…

Лобков: Колокольцев приезжал, по-моему.

Шарипов: Пускай приезжает хоть господин Путин - его все равно будет обманывать господин Ромодановский. Он же обманул перед выборами президента кандидатов, что вот, смотрите, какая у нас карта красивая, каждый эмигрант двигается, мы это прекрасно видим. Это же вранье же! Господин Ромодановский показывал гостиницу Измайлово, где китайцы живут, а он не показал, что вокруг Кремля находятся 12 рынков, и в подвале этих рынков проживают 25 тысяч таджиков в таких же условиях. Он об этом же не говорит.

Лобков: То есть, как описать типичные условия? Это тюремные заключения, это получается рабство, рабовладение, как?

Шарипов: На сегодняшний день в постсоветском пространстве как: я президент Таджикистана, я президент Узбекистана - меня не трогайте, я вам отдам людей. А я - президент России - вам говорю: вы ни в коем случае не вздумайте требовать с меня ущемления права вашего гражданина здесь. Россия создала рабовладельческий строй. Это не капиталист даже. Потому что капиталист Березовский на Западе находится, Гусинский на Западе находится, а все капиталисты-феодалы находятся здесь. И самое главное, лица, которые приватизировали все объекты, в том числе, и государственные объекты давно уже находятся за пределами Российского государства.

Лобков: А известны случаи, когда рабочих мигрантов привлекали, в частности, для ремонтов и строек на режимных суперсекретных объектах Министерства обороны и ФСО?

Шарипов: А почему бы и нет? Сегодня построены прекрасные здания - Генеральный штаб, ледовый дворец там рядом, соответственно, люди практически поднимали все же. Осталась там черновая работа, может быть, где-то отдельно, но первоначально фундамент, каркас построен руками трудовых мигрантов.

Лобков: Какие решения? Вот вы сходили в посольство, как вас там приняли?

Шарипов: Представители посольства Таджикистана были со мной рядом. Они точно также ничего не замечают. Они видят, что такое безобразие не должно дальше продолжаться, они чувствуют, но Таджикистан такая страна, со всех сторон окружена то Афганистаном, то сегодняшний наш брат Узбекистан закрыл границу, соответственно, Россия диктует свои правила. Мы видим другое. Мы видим, что 2 миллиона таджиков находятся в России. Это практически 45% ВВП Таджикистана. Мы видим, что гражданин должен сюда приехать, об этом даже не знают родители, куда он выезжает, и государство обязано его востребовать. Потому что государство поставляет рабсилу, а Россия, принимающая сторона, за каждого гражданина должна тогда нести ответственность. Работодатель в аэропорту ждет трудового мигранта.

Лобков: Ну, хорошо. Как вы считаете, вот эти господа, эти директора, задержанные здесь, они будут, в конце концов, признаны единственными виновниками и не пойдут дальше распутывать клубок?

Шарипов: Они не должны бояться. Это люди находятся под контролем тех людей, которые дали им возможность работать на них. Будет приговор, может быть, даже будет суд, так называемый, признают, что случилось не по их вине, из-за невыполнения техники безопасности, и они выйдут на свободу. Другая сторона вопроса – падает самолет, люди получают по миллиону, по два миллиона за погибших. А Узбекистан, и Таджикистан, близкие родственники, ищут деньги - 60 тысяч рублей - на отправку тела.

Лобков: А понятно кто? Фамилии все-таки установлены? Вот вы говорите, с одной стороны, что опознать было невозможно, а с другой стороны, что… Кто вам эти паспорта-то принес, миграционная служба или вот эти господа, которых потом задержали?

Шарипов: Я думаю, что паспорта были у всех посредников, у этих господ находились паспорта, и они сообщили, что вот эти люди были там. Вот сейчас они в ужасе. Потому что они сказали, что там первоначально было 15 граждан. 12 трупов нашли утром, они предоставили 15 паспортов, а там 17 трупов. Вот тут вопрос возникает: а как опознать 17 погибших по 15 паспортам?

Лобков: Да и вообще, кто есть кто, это нужна генная экспертиза.

Шарипов: Это невозможно, я думаю…

Лобков: А тела сильно обгорели все?

Шарипов: Да. Дело в том, что здесь, может быть, по-восточному сделано, как мусульмане. Посмотрел на ситуацию, сказал, да, давайте братскую могилу создадим. Мы соберем то, что здесь, золу собираем, соберем в корзинках или картонках и отвезем на какое-нибудь кладбище рядом.

Лобков: Посольство взяло на себя затраты?

Шарипов: Это вопрос уже Узбекистана.

Лобков: Узбекистана все-таки?

Шарипов: Да. Потому что граждане Узбекистана, но по национальности таджики. Мы им тоже будем помогать, потому что это могло случиться и с нами. Мы сегодня разговаривали с узбекскими представителями диаспоры, они также готовятся. Все в шоке, кто проводил опознание…

Лобков: А кто проводил?

Шарипов: На вчерашний день говорят, что фамилии уже известны. Я понимаю, двух идиотов привели, показали. Мы же не идиоты, на это все смотрели. Так можно человека опознать?

Лобков: То есть, по сути дела, власти не очень интересовались фамилии тех, кто…

Шарипов: Они пошли на поводу, потому что так надо было быстрее.

Лобков: На поводу у кого?

Шарипов: На поводу родителей, родственников, что «нам не надо», «по мусульманской вере», «смерть наступила, дайте то, что у нас есть». Это все наши братья. Я не ошибусь, если 9 или 10 из них - это родственники.

Лобков: А, это одна семья, да?

Шарипов: Практически получается да. Это одна семья.

Лобков: Как вы считаете, сколько еще людей, скажем так, живут в Москве в таких же полуказармах?

Шарипов: Более 60 тысяч граждан Таджикистана существуют в таком положении. Мы готовы сегодня совместно с господином Ромодановским, Министерством труда, полиции провести совместный выезд в любую точку, где работают мигранты. Легальные – остаются. Условий нет – значит, срок работодателю устроить. Если нет - мигранты возвращаются домой или по другим рабочим местам. Дело в том, что если произойдет такая же картина на Люблинском рынке или Садоводе, тогда жертв будет намного больше, потому что в одном месте проживают тысячи граждан Таджикистана, есть и 500 граждан, которые находятся у них. Но на это все закрывает работодатель глаза. Понятно, что они плат большую мзду коррупционерам при Федеральной миграционной службе нашего государства.

Лобков: Я благодарю вас за эти подробности. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.