Кандидат в мэры Москвы от ЛДПР Дегтярев: если Навальный снимется с выборов, возьму лучшие пункты его программы себе

Кофе-брейк
18 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев обсудил сегодняшний приговор Алексею Навальному с кандидатом в мэры Москвы от партии ЛДПР Михаилом Дегтяревым. 
Белоголовцев: Продолжаем обсуждать главную тему сегодняшнего дня – приговор, который судья Блинов вынес в Ленинском районном суде городе Кирова Петру Офицерову и Алексею Навальному. Обсудим это с Михаилом Дегтяревым на пост мэра Москвы от партии ЛДПР. Здравствуйте, большое спасибо, что добрались до нашей открытой студии. Практически все ваши коллеги по мэрству, с которыми удалось поговорить, говорят, что видят в деле некоторую политическую подоплеку. Видите ли ее вы?

Дегтярев: Я могу сказать, что меня даже не столько дело интересует, сколько выборы мэра Москвы, и что будет с кандидатом Навальным, потому что этой мой соперник. И было бы, конечно, печально, если бы он снялся с выборов, или в силу вступления в законную силу приговора, потерял свой статус.

Белоголовцев: Многие как раз говорят, что этот приговор Навальному вынесен как раз с расчетом на то, чтобы не допустить его до участия в выборах мэра. Согласны с такой оценкой?

Дегтярев: С такой не согласен. Мне кажется, идеально было бы, чтобы Алексей дошел до выборов, получил свои 5% и зафиксировал, наконец, уровень своей реальной поддержки.

Белоголовцев: А почему, с вашей точки зрения, так и не поступили?

Дегтярев: Потому что правосудие и избирательная система -  в разных ветвях власти.

Белоголовцев: Вам не кажется, что эти разные ветви власти, порой, перекликаются и управляются из одного центра?

Дегтярев: Не знаю, что там, кому кажется. На мой взгляд, если есть суд и решение, то это нужно принимать как данность. Это закон. И хочу обратить внимание: я с Алексеем один раз в жизни виделся на «Эхо Москвы» в эфире. Обратил внимание на его наклейку на телефоне. Там было написано «вор» и фото, похожее на президента. Ну, иногда от некоторых активистов, которых, в том числе Алексей поддерживал, слышим, что тот вор, этот вор. Ну, давайте определимся: или закон соблюдаем, и утверждения подобные до решения суда делать невозможно, или у нас анархия: кого хочешь, называй вором. Поэтому по Алексею, все его тезисы, если он не будет участвовать в выборах здраво, я в свою программу включаю. Всех его сторонников приглашаю на выборы, потому что я остаюсь, если дойду до дня голосования, единственным молодым кандидатом от оппозиции. И я не делю оппозицию на, как говорят, системную и уличную. Она или есть, или ее нет. Нам за 25 лет, ЛДПР, удалось попасть в парламент уже много раз.

Белоголовцев: Раз вы говорите «нам, ЛДПР», Владимир Жириновский, лидер вашей партии, как мне кажется, довольно недвусмысленно прокомментировал…

Дегтярев: В твиттере…

Белоголовцев: В твиттере…

Дегтярев: Я был рядом, когда он диктовал это.

Белоголовцев: Как-то совсем разные вещи, мне кажется, вы говорите с Владимиром Вольфовичем.

Дегтярев: Почему? Я считаю, что оппозиция должна быть патриотична и апеллирование к другим государствам – раз, правовой такой нигилизм в обвинении оппонентов, как делает Алексей и многие его адепты, что кто-то там вор – они недопустимы. И мы это называем «пятой колонной». Николай II,  и я в своем твиттере написал – мой твиттер я вам рекомендую тоже читать – за это и поплатился. Потому что с «пятой колонной» он поступал гуманно, но является это политическим или не является, я не могу сказать. Приговор Навальному.

Белоголовцев: Какая-то очень странная тогда двойственность в ваших словах. Здесь, как мне кажется, если речь идет о том, что с «пятой колонной» нужно жестче…

Дегтярев: Оппозиция должна быть патриотичнее.  С «пятой» нужно жестче. И жестче.

Белоголовцев: Так значит, это политическое дело, если с  «пятой» нужно жестче?

Дегтярев: А мы не можем сказать, Навальный – «пятая колонна» или нет. Мне кажется, «пятая». А кому-то не кажется.

Белоголовцев: А как вам кажется…

Дегтярев: Это сигнал. Жириновский же написал, что это сигнал для всех представителей «пятой колонны».

Белоголовцев: Дело политическое, значит?

Дегтярев: Он так считает.

Белоголовцев: А вы так считаете?

Дегтярев: Я уже начал с этого, что я так не думаю. Правосудие и избирательная тема –вообще  на разных ветвях власти.

Белоголовцев: Как же так вы тогда призываете голосовать за себя сторонников Алексея Навального, если подчеркиваете существенную разницу в ваших позициях, что вот мы, мол, патриотическая оппозиция, а там, мол, «пятая колонна»?

Дегтярев: Есть политические позиции, а есть программы развития Москвы. У Алексея очень здравые вещи, их в своей программе обязательно учту, если он, конечно, до выборов не дойдет. И бойкот – это худшее, что сегодня может быть. Я слышал сегодня одно из мнений, что нужно объявлять выборам бойкот. Вот хуже, чем бойкот, быть не может. Мы в суверенной демократии жили несколько лет, как ее окрестил Владислав Юрьевич Сурков…

Белоголовцев: А сейчас не живем?

Дегтярев: Восемь – десять лет. И низкая явка на выборах – это как раз-таки тот фундамент, который привел к протестным действиям. Мы говорим «ЛДПР». Мы на каждые выборы выставляемся. Мы выступаем с очень иногда похожими тезисами с так называемыми уличными оппозиционерами. Ну, где были те люди, которые сегодня и в 2011 году вышли до этого? Они на выборы должны были ходить, голосовать за оппозиционные партии, за ЛДПР, например. И на эти выборы нужно прийти. Другого шанса может не быть, чтобы поддержать и показать власти, что молодой оппозиционер, как политическое явление, имеет в этой стране, в  России в нашей любимой, право на жизнь.

Белоголовцев: А как же тогда быть с мнением, причем, самых разных политологов, в том числе и патриотичных, и лояльных власти, и нелояльных власти – в общем, более-менее, любых, которые утверждают, что снятие Навального, так или иначе, частично или полностью, выборы делегитимизируют? Вы согласны с этим?

Дегтярев: Это самое худшее, что может сказать любой политолог. Мне 32 года. Первые выборы я выиграл в 22 в одномандатном округе. И точно так же рассуждали политологи. И точно так же улыбались действующие тогда депутаты, представители разных партий. Они улыбались до дня выборов. А потом победил молодой 22-летний депутат Михаил Дегтярев. Так и здесь будет на выборах мэра Москвы. Единственный кандидат, который победить имеет все шансы, это я.

Белоголовцев: А как же быть с вашим уровнем поддержки, который, если я не ошибаюсь, ниже 2% по последним опросам?

Дегтярев: Ниже. Но он растет. Он был 0. И это прелесть. И если смотреть динамику, то она самая высокая у меня. У других падает или растет в долях, относительно, в каких-то промилле. А у Дегтярева растет в разы: с 0 уже 2. Завтра будет 3, через неделю – 10. А на выборах будет второй тур, и во втором мы победим. Кстати, вы эту тему на «Дожде» не затрагивали: в бюджете нет денег на второй тур. Мосгоризбирком не имеет в смете денег на второй тур. И я эту тему хочу поднять: с какой стати? Мы во второй тур выйдем с Собяниным, а во втором посмотрим. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.