Как становятся депутатами

Кофе-брейк
19 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
За чашкой кофе поговорили с гостьей о том, что пора брать власть. Что рассерженные горожане и начинают делать. Студентка юрфака МГУ Наталья Шипшилей решила баллотироваться в свое местное муниципальное собрание. Выбирать депутатов будут в столице 4 марта, вместе с президентом.

Лиманова: За чашкой кофе мы поговорим с нашей гостьей о том, что пора брать власть, что рассерженные горожане уже и начинают делать. Студентка юрфака МГУ Наталья Шипшилей решила баллотироваться в свое местное муниципальное собрание. Дело в том, что выбирать депутатов 4-го марта мы будем вместе с президентом. Как только что Наташа мне сказала, ей не удалось зарегистрироваться кандидатом в депутаты. Наташа, расскажите почему?

Шипшилей: Во-первых, добрый день. Спасибо что пригласили. Очень приятно здесь присутствовать. Мне не удалось зарегистрироваться в кандидаты, потому что вчера был последний день, я достаточно поздно принесла документы, успевала, но у меня не было одного документа - заявления. Мне сказали, что «нет, извините, вы не успеваете принести необходимый документ, вы не успеваете сейчас его написать, таким образом, извините, мы уже закрыты». Все.

Лиманова: А что за заявление?

Шипшилей: Оно так и называется - Заявление в избирательную комиссию. Заявление о том, чтобы они принесли мне, точнее, чтобы они отдали мне уведомление о том, что в течение трех дней будет рассматриваться мое заявление о регистрации в качестве кандидата, ну и там разные документы.

Лиманова: То есть, какая-то формальная бумажка?

Шипшилей: Да, естественно. Там большинство бумажек достаточно формальные. Самое главное - это только подписи. 42 подписи я должна была собирать сама. Интересно, что я сама собрала эти подписи всеми трудами, убила несколько дней…

Лиманова: Наташ, но вы же шли куда? Вы же понимали, куда вы идете. Нужно было быть готовой к тому, что бюрократические препоны вас ждут.

Шипшилей: Да, естественно. Но проблема в том, что, скажем так, с детства я не мечтала стать депутатом и месяц назад я тоже не думала о том, что я стану депутатом…

Лиманова: Как вам пришла вдруг эта идея?

Шипшилей: Пару недель назад читала Twitter, смотрю, одна моя однокурсница баллотируется. Думаю, что за фигня, потому что мне казалось, что депутаты - это такие пузатые дядьки, кричащие и с мигалкой ездящие, постоянно что-то пытающиеся доказать, но при этом не доказывающие.

Лиманова: Но это у вас следующий этап, когда в Госдуму попытаетесь баллотироваться.

Шипшилей: То есть, в целом, слово «депутат», согласитесь, ассоциируется примерно с этим. То есть, я смотрю, девочка баллотируется, тоже вот 4-й курс. Я: «Интересно». Подумала пару дней и решила, а почему бы и нет? То есть, я подумала, посмотрела в законодательстве, что конкретно от меня будет нужно, смогу ли я работать, сколько времени на это потребуется и решила, что в принципе можно было бы. До Нового года 28 числа я подала заявление о том, чтобы меня…То есть, сначала нужно подавать заявление, ты становишься незарегистрированным кандидатом в депутаты, а дальше уже вам выдают бланки для сбора подписей, заявление в банк, чтобы мне открыли избирательный счет, с которого можно снимать деньги и там очень большие заморочки с этим, потому что только с него можно снимать деньги, чтобы печатать бюллетени, нельзя печатать на своем принтере и так далее.

Лиманова: А вы печатали какие-нибудь бюллетени?

Шипшилей: Да, естественно. Бланки для сбора подписей я печатала.

Лиманова: То есть, вам не выдают там 42 экземпляра, да?

Шипшилей: Нет.

Лиманова: Вам нужно их распечатать?

Шипшилей: И с этим большая заморочка, потому что нужно либо как-то договариваться с какой-нибудь типографией, чтобы мне печатали, либо где-то печатать так, чтобы мне написали чек, чтобы там было понятно, что я распечатала и еще листы у них купила и это потом все принести в избирательную комиссию. Если я не принесу эту бумажку, тогда мне скажут: «Извините, нет».

Лиманова: Вы справились все-таки с этим?

Шипшилей: Да, я все сделала, справилась.

Лиманова: Кстати, как собирали подписи? Как это происходило? Как вас воспринимали люди? Вы звонили в квартиры, как это было?

Шипшилей: Ну да, естественно, я звонила в квартиры. Причем забавно вышло, что я приехала совсем недавно на Преображенское…

Лиманова: Кстати, в какое муниципальное образование?

Шипшилей: Муниципальное собрание Преображенского района. Фактически я никого не знала. То есть, я знаю некоторых людей, которые со мной в школе учились вместе в Сокольниках, но они были не по моему избирательному округу, потому что в каждом районе есть еще несколько избирательных округов. По моему избирательному округу была только одна моя бабушка. Все. Остальных людей я вообще не знаю. Причем даже не знаю своих соседей, которые справа, слева. Ну и, собственно, повод познакомиться и я как бы стала ходить.

Некоторые просто открывали дверь, закрывали, даже ничего не говорили. Некоторые говорили: «Ой, мы в этом не участвуем. Политика - это не для нас». Я пыталась объяснить, что это не политика, они все равно закрывали дверь, но при этом извинялись. То есть, вежливые люди, это уже плюс. Некоторые люди выходили, очень внимательно на меня смотрели, и мне приходилось в течение полутора минут вести монолог, то есть, человек никак не реагировал. Я: «Ну, вы хотя бы заинтересованы?» - «Ну, пожалуй, да. Расскажите, пожалуйста, еще». То есть, некоторые проводили прямо полноценный такой допрос, спрашивали, где я учусь, чем занимаюсь (это понятно), вплоть до того, каких я писателей, поэтов знаю советского периода. Я рассказывала.

Самое классное было, когда один пожилой очень человек как раз проводил этот допрос про писателей. Я рассказываю ему все, а он допрашивает, допрашиваем с таким пристрастием и очень суровый, серьезный. Он, видимо, когда-то в свое время был очень таким большим начальником. И в конце он спрашивает: «Почему я вам должен верить?». Я ему просто искренне объяснила. И он такой: «Хорошо. Знаете, вы мне понравились. Я очень рад, что есть такие люди и давайте, я поставлю вам подпись». Позвал свою жену, она тоже поставила подпись. Это была прямо маленькая победа.

Лиманова: А почему люди вам должны верить?

Шипшилей: Почему? Потому что мне незачем идти в депутатство, чтобы брать деньги, чтобы как-то там с кем-то договариваться, куда-то протискиваться. Я и так сейчас кручусь.

Лиманова: Может быть, вы сейчас пока не понимаете, а потом поймете, что вам есть зачем?

Шипшилей: Нет, мне лично, серьезно, незачем, потому что у меня другие цели в жизни, абсолютно. Я хочу работать в консалтинге, хочу получать нормальные деньги, я надеюсь, что я буду это делать, учитывая мои возможности. Я учусь на юрфаке МГУ, то есть, у меня другие, действительно, цели. И именно эта деятельность не для того, чтобы пробиться в политику, потому что я не хочу пробиваться в политику, я хочу заниматься общественной деятельностью. Не для того, чтобы просто прожить жизнь от дома до работы, и от работы домой, а делать еще что-то, чтобы можно было в 70 лет сесть и сказать: «Ну да, я что-то сделала».

Лиманова: А у вас всегда была такая активная гражданская позиция?

Шипшилей: Юрфак повлиял.

Лиманова: Вы ходите на акции протеста, например?

Шипшилей: Да, я была на декабрьских, ходила на митинг.

Лиманова: А до этого ходили?

Шипшилей: До этого - нет.

Лиманова: Значит, у вас проснулось гражданское самосознание после декабря?

Шипшилей: Нет. Гражданское самосознание у меня проснулось, скорее всего, в связи с, во-первых, юрфаком, во-вторых, с дебатами. Я занимаюсь парламентскими дебатами. И там, для того, чтобы играть полноценно и разговаривать на темы абсолютно из разных слоев, нужно знать, действительно, очень много о том, что происходит в мире. Ты читаешь новости и ты понимаешь, что вот это происходит и у меня такая позиция. Это важный аспект. Почему я ходила на митинги последние - потому что это были, наверное, за последние 15-20 лет единственные митинги, которые были адекватные, с адекватными лозунгами, с адекватными людьми.

Лиманова: Или потому что это модным стало?

Шипшилей: Нет, то есть…

Лиманова: Немножко тоже.

Шипшилей: Скажем так, не позорным. Главное это, наверное, а не то что модно…

Лиманова: А вы считаете, что ходить на митинги до декабря было позорным? Вот на акции протеста «Стратегия -31», на Триумфальной площади собирались?

Шипшилей: «Стратегия-31», честно, не отслеживала.

Лиманова: А вы знаете, что это за митинги вообще, «Стратегия-31»?

Шипшилей: Мне стыдно, но слабо представляю.

Лиманова: Что такое 31-я статья Конституции?

Шипшилей: Так, студентка юрфака, не будем об этом. То есть, мы статьи не учим вообще-то, нас учат юридическим навыкам.

Лиманова: Ну, ничего, посмотрите, загляните в Конституцию.

Шипшилей: Да. На самом деле, не то что модно и не то, что было позорно до этого, просто то, что происходило, как-то не было большого смысла ходить, потому что это ни на что не влияло, а сейчас туда выходят десятки тысяч людей и это уже действительно что-то серьезное.

Лиманова: Что вы теперь будете делать? Вот вы не попадаете на эти выборы в муниципальное собрание. Вы не оставите эту идею, или все-таки, может быть, как-то займетесь консалтингом, будете зарабатывать хорошие деньги, как вы рассчитываете и в 70 лет, может быть, и без этого вам будет что вспомнить о своей жизни?

Шипшилей: На самом деле, суть не в депутатстве. То есть, депутатство - это как одно из проявлений общественной деятельности. И там корочка депутат и бесплатные проездные на четыре года, возможно, да - это большой бонус - возможно, помогли бы мне как-то в реализации моих каких-то общественных инициатив. То есть, я не собиралась зацикливаться исключительно на депутатстве, на помощи людям с района и решении проблем с мусором у нас рядом с домом. То есть, я занимаюсь, в целом, обширной достаточно общественной деятельностью. В основном…

Лиманова: А что именно вы делаете?

Шипшилей: Ну, вот, дебаты. Я сейчас стараюсь продвигать парламентские дебаты. Это формат спора, который очень классно развивает мышление и умение публично говорить. И чем дольше занимаешься, тем больше влюбляешься в это дело. И за счет именно парламентских дебатов можно сделать очень многое.

Лиманова: Там, в этих дебатах, участвуют представители парламента и …

Шипшилей: Есть правительство и есть оппозиция. Правительство вводит законопроект на любую актуальную тему, либо такую вечно актуальную тему, например, легализация эвтаназии, и как бы правительство вводит законопроект и аргументирует, почему оно это делает. И там есть, есть британский формат, есть американский формат. В британском формате 4 команды - 2 команды за правительство, 2 команды за оппозицию. В американском - одна команда за правительство, другая за оппозицию…

Лиманова: Подождите, Наташ.

Шипшилей: Я могу очень долго, на самом деле, на эту тему говорить.

Лиманова: Вы мне сейчас прямо зачет отвечаете.

Шипшилей: Не то, что зачет, просто всем рассказываю.

Лиманова: Скажите, будете еще раз баллотироваться в депутаты?

Шипшилей: Возможно, да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.