Как понять, что ваш ребенок начал употреблять наркотики

26 июня 2012 Лика Кремер
1 426
В студии ДОЖДЯ папа бывшей наркоманки Дмитрий рассказал о сложном пути преодоления наркотической зависимости, который прошла его дочь, а создатель клуба «Рай» Андреас Лобжанидзе объяснил, как навыки работы в спецслужбах помогали ему вычислять в клубе людей, употребляющих наркотики.

Кремер: Сегодня день борьбы с употреблением наркотиков. Международный день борьбы с употреблением наркотиков. И со всеми гостями в нашей студии мы говорим именно о проблеме наркомании. Здравствуйте. У меня в гостях Дмитрий и Андреас Лобжанидзе. Правильно? Андреас бывший владелец клуба «Рай». А Дмитрий, человек, который спас свою дочь от проблемы с наркотиками. И мне хочется задать первый вопрос вам, Дмитрий. Как вы вообще с этим столкнулись? И как вы поняли, что ваша дочь наркоманка?

Дмитрий: История, в общем-то, банальная. Мы, как и большинство родителей, я хочу сразу поправиться, что спас свою дочь не я, а спасла ее «Страна живых», то есть реабилитационный центр. Туда мы по случаю попали сразу же, и, в общем-то, нам помогли буквально с первых же, что называется, минут.

Кремер: Это было первое место, куда вы обратились?

Дмитрий: Да, нам повезло. Я еще раз говорю, мы не прошли весь этот длинный и ужасный путь родителей наркомана. У нас все это закончилось как бы достаточно быстро. И мы, в общем-то, у нас не было такой безысходности, ужаса.

Кремер: Сколько времени ушло на реабилитацию вашей дочери?

Дмитрий: Понимаете, все дело в том, что, я еще раз говорю, нужно понять, что такое наркомания, и как бы что такое вообще тяга к наркотикам. Потому что сказать, что на сегодняшний день все закончено, не может никто. То есть бывших наркоманов не бывает. Человек должен все время помнить: алкоголик, что он бывший алкоголик, или что он бывший наркоман, и в соответствии с этим строить свою будущую жизнь.

Кремер: Давайте по порядку. Как вы узнали о том, что ваша дочь наркоманка?

Дмитрий: Мы, как и большинство, все проспали на свете. И узнали мы таким образом, что она позвонила, на тот момент она уже с нами, правда уже несколько лет не жила, позвонила и сказала, что у нее проблемы, ей нужна помощь, что она уже полгода сидит на героине. И честно говоря, для меня даже вот в тот момент какого-то такого, скажем так, шока, не было. То есть я думал, ну что там, сейчас мы вылечим быстро, и попьет таблеток. И как бы, девочка умная, бывает, оступилась и все такое прочее. И как бы все ужасные последствия и схемы начали раскрываться уже непосредственно в программе.

Кремер: Какие ужасные последствия?

Дмитрий: Во-первых, то, что наркомания, я еще раз повторяю, ее неправильно, возможно, так сказать, трактуют, потому что сейчас полно рекламы, где, обращайтесь, пожалуйста, мы вам там буквально за дни, за недели.

Кремер: Две недели.

Дмитрий: Да. И все там проблема снимется. Я могу сразу заявить, что это чистой воды ложь. На это поддаваться никому не следует. Потому что наркомания, она лежит совершенно не в физиологической проблеме. То есть не в проблеме снятия вот абстинентного синдрома и физиологической тяги к наркотикам. Физиологическая тяга к наркотикам действительно снимается за две недели, и уже отработаны методики. Это не надо никуда ложиться, к вам приедут домой и на дому вас все проведут чистку.

Кремер: Что происходит дальше?

Дмитрий: Но психологическая зависимость остается, во-первых, на всю жизнь. Она не проходит, то есть тяга не проходит к наркотикам. И вся проблема заключается в том, что человека надо научить с этой тягой жить. И в этом вся сложность. Поэтому говорить о том, что это две недели… По нашим срокам я могу сказать так, что четыре года назад был звонок ее. Мы попробовали, конечно, сами, но слава богу, двух месяцев нам хватило понять, что мы не в состоянии справиться самостоятельно с этой проблемой и мы, вот нам повезло, что мы попали в «Страну живых». Поэтому мы бродили…

Кремер: Где ваша дочь впервые попробовала наркотики?

Дмитрий: Уже на программе выяснилось, что впервые наркотики она попробовала гораздо раньше, что уже точно я не могу сказать, но это тоже походы по клубам, опять-таки, это легкие наркотики. Все начинают с легких наркотиков, практически. Никто сразу не пробует героин, как правило. Все начинают с довольно «безобидного» курева. Оно тем и страшно, что оно кажется безобидным, в общем-то, не вызывает как бы особого привыкания, каких-то эффектов таких. Но в дальнейшем, все кончается более тяжелыми наркотиками и реабилитационными центрами. Потому что самостоятельно с этой проблемой, я еще раз повторяю, справиться невозможно.

Кремер: До того, как ваша дочь столкнулась с наркотиками, вы когда-нибудь об этом с ней разговаривали, она вообще знала что это? Она знала об опасности, или вы?..

Дмитрий: Конечно, она знала. Я еще раз хочу сказать, что, как и у многих родителей, уже потом, даже и в мыслях у меня не было, что моя дочь может пристраститься к наркотикам. То есть, она очень читающая, знающая. Я ошибался также как и многие родители, думая, что…

Кремер: Почему я это спрашиваю. Вы сейчас, после того всего, что вы прошли, пережили и справились, вы как определяете причину, по которой это с вами случилось?

Дмитрий: Вы понимаете, однозначной причины вот скажем так, что из-за этого, ее нет. Есть общие вещи, которые…

Кремер: Хорошо. Что вы можете причислить, тем не менее, к причинам?

Дмитрий: Понимаете, мы можем в процессе воспитания совершать массу ошибок. В принципе, их невозможно не совершить, потому что мы, когда рожаем детей, нам самим по 20 лет и нас никто не учит. Но что самое, что я теперь вижу и считаю главным - это конечно наличие с ребенком близких доверительных отношений. То есть, если у вас есть с ним близкие доверительные отношения, вы все эти ошибки, у вас есть шанс их исправить. Если у вас таковых отношений нет, то, естественно, эти ошибки они накапливаются, и в результате, там, это не факт, понимаете, бывает так, что брат и сестра, или брат и брат в одной семье, одни и те же родители - один наркоман, а другой ярый противник. Поэтому сказать, что воспитывать, и вот таким образом, у вас будет наркоман, нет. Это тяжелая штука, и там цепь очень длинная, которая приводит к этому. Но вот я считаю, я еще раз говорю, страшны не ошибки, а во-первых, то, что родители их не видят, или даже я бы сказал, не хотят видеть. Вот они упорно не хотят их видеть, причем вот даже тогда, когда им уже на программе на них указывают. Они даже в этом случае считают себя правыми и не хотят их видеть абсолютно. Это очень распространенный случай.

Кремер: Спасибо. Я хочу включить в наш разговор Андреаса. Андреас, вы бывший владелец к