Юрий Сапрыкин: на «Пикнике Афиши» даже полицейские снимают форму и играют во фрисби

Кофе-брейк
10 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Шеф-редактор объединенной компании «Афиши» и «Рамблера» Юрий Сапрыкин рассказал Ренату Давлетгильдееву, стало ли сложнее устраивать «Пикник Афиши» в условиях жесткой конкуренции и что нового будет на территории «Пикника» в 2013 году. 
Давлетгильдеев: Я сразу скажу, что не буду на «Пикнике», из-за чего очень печалюсь, потому что являюсь жесточайшим поклонником группы «La Roux», которая будет выступать. Вообще я не помню, чтобы они выступали в России.

Сапрыкин: Не было такого, это в первый раз. Мы вообще стараемся привозить  в первый раз, каких-то незаезженных людей или тех, кто был уже давно и неправда.

Давлетгильдеев: И как с ними удалось договориться?

Сапрыкин: С ними удалось договориться так, как со всеми, щедрые гонорары творят чудеса. Тем более, что у них выходит новая пластинка, но вообще как-то вылезла из норы и поехала по Европам. Возвращаясь к тому, почему все должны приезжать впервые, на этом фестивале какое-то ощущения чуда и удивления, которое испытывают люди, попадающие туда, поэтому оперируясь набором беспроигрышных имен и хитов просто неинтересно. Нужно, чтобы были какие-то сюрпризы, и всем было удивительно.

Давлетгильдеев: Такое складывается ощущение, что конкуренция увеличилась в этом году, что не выходные, какой-то новый фестиваль. Поэтому соревноваться за каких-то топовых музыкантов тяжелее.

Сапрыкин: Даже не дело в фестивалях, дело в том, что рецепт летнего фестиваля не только музыкального, но и связанного со всякими активностями на свежем воздухе, тот рецепт, который мы когда-то придумали, сейчас успешно распространился по городу и не только по городу Москве, но и стал народным достоянием. Я помню, как прошлым летом мы выходили из парка Горького ночью с Ильей Красильщиком, главным редактором «Афиши», и оба синхронно сказали, что там и происходит то, что мы привыкли считать «Пикником Афишей», только каждый вечер, каждую ночь и бесплатно. Набор увеселений примерно тот же, от настольного тенниса, каких-то легких танцев, уличной еды и так далее. Это все действительно стало всенародным достоянием, и каждый московский хороший парк или каждый московский фестиваль так или иначе использует эти рецепты, которые мы придумывали 10 лет назад. С музыкой, да, у нас очень долго не было конкурентов, а теперь за лето в Москве проходит 3-4 фестиваля, заточенных абсолютно под ту же самую аудиторию, с артистами, которых мы тоже были бы рады видеть.

Давлетгильдеев: Или уже видели.

Сапрыкин: Или уже видели. Тут, конечно, все не так просто, как было раньше.

Давлетгильдеев: Если говорить про новые рецепты, вам приходится придумывать новые?

Сапрыкин: Людям сказать, что еда везде, поэтому у нас в этот раз еды не будет, мы не можем себе этого позволить. Еда будет, модные ярмарки с футболочками и с какими-нибудь модными шлепанцами все равно будет. Так или иначе, парк «Коломенское», который очень плотно застраивается на день фестиваля, это такой пазл, который приходится собирать каждый год немножко по-разному. В прошлом году читали лекции какие-то, научные величины под эгидой Политехнического музея, а в этом году есть лекции для стартаперов и молодых предпринимателей. Есть лекции для людей, которые мечтают уехать за рубеж. Мы пытаемся придумывать темы, которые сейчас самые горячие и всех волнующие что ли. У нас никогда практически не было театра, в этом году будет площадка Политтеатра, который сейчас из-за реконструкции Политехнического музея остался без  места и без крыши над головой. Вот у нас они будут показываться, спектакль «Солнцеклеш». Это такая музыкальная феерия на тему любви и нежности со стихами и песнями последних 50 лет.

Давлетгильдеев: Телеканал «Дождь» будет.

Сапрыкин: Телеканал «Дождь» будет в этом году у нас впервые не только в виде гостей и съемочных групп, но и в виде студии, которая там будет работать весь день. Там будет сниматься программа «Держать слово» и будет кастинг на роль ведущего одной из новых программ «Дождя».

Давлетгильдеев: У нас большие надежды на этот кастинг.

Сапрыкин: У нас, конечно, есть какое-то внутреннее родство, понятно, что работаем мы для одних и тех же людей. Те, кто смотрят вас, так или иначе, приходят к нам.

Давлетгильдеев: А огромный бюджет фестиваля отбивается за счет билетов?

Сапрыкин: Бюджет фестиваля отбивается за счет билетов и за счет спонсорских площадок. Но должен сказать, что это до сих пор не самый прибыльный бизнес. Если нас смотрят стартаперы и молодые предприниматели, надо сказать, что большой летний фестиваль в Москве- это не самый очевидный способ заработать на жизнь. Мы уже в 10 раз вкладываем в это огромные усилия, собираем спонсорские средства, но в итоге для нас это способ громко заявить о себе, а не способ на этом подзаработать.

Давлетгильдеев: А город как-то помогает? Ведь для Москвы это важное мероприятие. Или он не мешает?

Сапрыкин: Город не мешает, город помогает добрым словом и чутким и внимательным отношением. У нас единственный раз в прошлом году была какая-то проблемная ситуация, когда пришлось обращаться к департаменту культуры, и он нам быстро помог. Гораздо приятнее, что Сергей Капков часто в интервью говорит, что «Пикник Афиша»- это образец правильного организованного уличного праздника в Москве и так все и надо делать. Для нас это приятно, что нас видят, что мы заметны, что с точки зрения города это тоже какая-то, надеюсь, важная достопримечательность.

Давлетгильдеев: На счет билетов, мы уже за кадром начали обсуждать этот феномен бесконечной погони за какими-то сложными списками, почему-то удивительное нежелание есть у людей заходить на сайт и там покупать себе электронный билеты с помощью двух кликов.

Сапрыкин: Это тоже объяснимо, потому что начинался «Пикник Афиша», как такое почти корпоративное мероприятие. Два или три года у нас был бесплатный вход, мы приглашали всех друзей, которых можем туда затащить, но, к сожалению, ТВ какой-то момент приходится выбирать, либо это бесплатный фестиваль доля друзей либо это мощный фестиваль с большими артистами. Фестиваль с большими артистами, конечно, без инвестиций, без продажи билетов сделать невозможно. Поэтому да, нам сейчас приходится обделять вниманием всех друзей, которых мы хотели бы там видеть, которых хотели бы пригласить, за счет того, что продавались билеты. Сейчас есть настолько простые и эффективные способы это сделать, не нужно бежать в кассу, не нужно вызывать курьера. У нас есть «Рамблер-касса», я сам перед каждым фестивалем для своих каких-то знакомых приобретаю просто одним кликом билеты и рассылаю им по e-mail. В смысле удобности обилечивания прогресс сделал серьезный шаг вперед.

Давлетгильдеев: Если сравнивать с ценой на билеты на другие фестивали, у вас еще как-то по-божески.

Сапрыкин: Я бы даже не сравнивал с ценами на другие фестивали. Понятно, что любой концерт большого артиста ранга «Blur» или группы «Parliament –Funkadelic, которые у нас выступают хэдлайнером третьей сцены, билет на него будет стоить дороже, чем на «Пикник Афиши» в целом. Это такая странная прихоть концертного бизнеса. Проходя сюда, ты получаешь день наполненный самыми разнообразными впечатлениями и развлечениями и еще 30 концертов фактически по цене ниже, чем один концерт любого из хэдлайнеров.

Давлетгильдеев: Если говорить про российских хэдлайнеров, у вас будет выступать «Сплин» и Жанна Агузарова. Это совсем не новые персонажи для российской сцены. Почему на них остановились? Понятно, что Жанна, она вообще очень редко выступает, ей на днях 50 лет исполнилось. Вообще очень трудно поверить, что ей уже 50. «Сплин», про который Горбачев писал в «Афише» же, что скучный и неинтересный альбом последний.

Сапрыкин: Мнения на счет последнего альбома расходятся. Я знаю массу людей, которые считают его вершиной «Сплина» и русского альбома в целом. Выбираем мы, конечно, исходя из того, кого в принципе нам и людям, которые ходят на этот фестиваль, хотелось бы видеть. Не хочу никого обидеть, но, наверное, огромного количества людей, которые выступают на «Нашествии», на этом фестивале быть не может просто. «Сплин» и Агузарова - это люди, на песнях которых мы росли, у каждого есть какие-то сентиментальные воспоминания с этим связанные. Они, за «Сплин» я ручаюсь головой, очень мощно выступают вживую, поэтому это вполне логичный шаг. Еще проблема в том, если бы появлялись модные новые артисты, способные собрать такую аудиторию, мы были бы счастливы ставить их на главную сцену. Но, к сожалению, когда мы начинаем выбирать лайнап. Мы всякий раз обнаруживаем, что последний такой потенциальных хэдлайнер появился лет, наверное, 10 назад. И этот выбор между Земфирой, «Мумий Троллем» и «Ленинградом» и еще пару тройкой имен, он, конечно, всегда не прост.

Давлетгильдеев: А кто-то помоложе и поновее, чтобы русская группа?

Сапрыкин: Таких будет на второй сцене традиционно. Там будет несколько артистов, которые совсем-совсем в стилистике «Афиши», это та музыка, за которую мы голосуем двумя руками, которую готовы поддерживать, даже если они не собирают десятки тысяч людей. Это будет очень хорошая пост-панковская группа «Труд». Это с одной стороны такая жесткая музыка гитарная в британском, американском духе, с другой стороны они поют на русском и это все невольно отсылает к ленинградскому рок-клубу, к чему-то такому. Будет очень крутая группа «Sonic Death», это проект Арсения, такого питерского музыканта, у которого раньше была группа «Padla Bear Outfit». Они втроем рубят такой бескомпромиссный гаражный рок, без всяких скидок ни на что это очень-очень мощная вещь. Буде премьера сольного проекта вокалистки группы «Moremoney» «Наадя», такой электронно-песенный проект, которого еще никто не видел и не слышал. У нас можно будет где-то впервые ближе к 6 вечера на него посмотреть. Еще много разнообразных имен.

Давлетгильдеев: Все руководители парков жалуются на то, что невозможно установить фейс-контроль и любой человек, который купил билет, попадет внутрь. Хочется видеть симпатичный, модных людей, но все равно неизбежно приходят те люди, которые ассоциируются с «Пикником Афишей». Эту дилемму вы для себя как решаете?

Сапрыкин: У нас на эту тему есть очень простой рецепт, у нас есть невидимый фейс-контроль. То, что фестиваль безалкогольный, то, что на нем нельзя купить ни пиво, ничего покрепче, и ничего нельзя провести, это, конечно, многих расстраивает, но с другой стороны это очень хороший барьер отсечения. Если ты приходишь, тебе нечего выпить ,и у тебя нет настроения, и ты не понимаешь, что делать, ты уходишь. Это очень сильно фильтрует такую публику, не то, что нам не хотелось их видеть, но каких-то людей, которые мешают жить остальным, которые немножко агрессивны и навязчивы, им там слишком неуютно.

Давлетгильдеев: А если проносят?

Сапрыкин: Катастрофы не будет никакой. Там Роснаркоконтроль с проверками не прибежит, но там есть незаметная охрана, которая, в крайнем случае, попросит тебя вежливо себя вести или удалиться. Когда мы начинали это делать, для нас интересным открытием было то, как ведет себя милиция. Если у тебя фестиваль на несколько тысяч человек, то милиция в каком-то количестве там присутствует. Когда мы увидели, когда пробыв несколько часов на «Пикнике», милиционеры вдруг начинают снимать кители, валятся на лужайке или играть в летающие тарелки. Они понимают, что угрозы нет, работы для них особой не существует, вся и так идет как надо, поэтому можно просто расслабиться и отдыхать вместе со всеми.

Давлетгильдеев: А эта череда законов, принятая «взбесившимся принтером», о которых мы все знаем, они как-то ограничили вас в свободе выбора? Эти различные запреты на пропаганды, вы как-то думали о том, что «а вот это может попасть под действие этих законов»?

Сапрыкин: Именно применительно к фестивалю нет. Во-первых, там нет ничего такого, что уже успели бы запретить, к счастью, или, к сожалению. Честно говоря, когда мы собирали программу, мы ни разу не вспомнили про эти законы, мы действуем так, как если бы их не было. Один из главных принципов «Пикника»- это свобода и разнообразие. Ты можешь делать все, что хочешь, не мешая другим, ты можешь выражать себя, как тебе удобно, ты можешь выбирать из многочисленного количества увеселений, которые там есть. Мы совершенно не думаем, ущемляют ли эти увеселения чьи-либо чувства или пропагандируют ли они что-то такое недозволенное. Понятно, что это законы избирательного применения, если кому-то захочется поймать тебя за шкирку, то повод найдется всегда. Но думать о том, не нарушим ли мы какую-нибудь запятую в процессе подготовки, это значит, впасть в паралич и не позволить себе ничего. Мне не хотелось бы заниматься фестивалем в таких условиях.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.