Интервью с Юрием Лужковым. Что не вошло в полную версию

Кофе-брейк
22 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Как проходило первое после допроса интервью экс-мэра Москвы Юрия Лужкова и что не вошло в полную версию, рассказал наш корреспондент Антон Желнов.

Давлетгильдеев: Обсудим одну из главных тем этого дня. Приятно, что тема эта фактически задана телеканалом «Дождь». Это первое интервью после того, как Юрий Лужков побывал в Следственном департаменте МВД. Случилось это на прошлой неделе, после чего он тут же улетел в Лондон. Сразу открою небольшой секрет. Мы говорим, что полная версия доступна на сайте «Дождя» www.tvrain.ru, там порядка 23 минут. На самом деле, это, конечно, не полная версия, разговор длился гораздо дольше.

Желнов: Разговор записывался с Лужковым в пятницу поздно вечером, ты был свидетелем того, как мы это все делали. На тот момент Юрий Михайлович и его семья – двое детей и Батурина, жена, находились уже в Лондоне. Когда точно он улетел – допрос был 15-го, видимо, 16-го или 17-го он уже прилетел в Лондон. До этого мы помним, что постоянным местом дислокации Лужковых была Австрия. Но вот сейчас Лондон.

Из того, что не вошло и при этом мне показалось важным – это то, что Лужков постоянно опирался на якобы поддержку москвичей. Он говорил, что вот, власть меня любить перестала, да, я сейчас отшельник, в большую политику возвращаться не хочу, по крайней мере, при Медведеве, но зато народ меня не предал, и везде, где мы бываем с Еленой Николаевной – спортивный зал, опера или просто прогулка, нас встречают люди-москвичи в Австрии, Лондоне, подходят и выражают слова поддержки, благодарности за то, что Лужков делал в городе. Поэтому эмоционально он испытывает какие-то теплые чувства по отношению к москвичам и считает, что они его поддерживают.

Для того, на самом деле ли это так, конечно, имеет смысл какому-нибудь ВЦИОМу провести опрос. Потому что, насколько мне известно, это не так. Юрий Михайлович, скорее, выдает желаемое за действительное. Наверное, на улице в Лондоне понятно, если ты встречаешь знаменитого человека, ты не будешь его критиковать.

Давлетгильдеев: Тем более, учитывая специфику русских в Лондоне, которые такие, скорее, отщепенцы, или люди, которых не очень хотят видеть в Москве, поэтому даже бывшие враги там объединяются на основе нелюбви к родине, условно говоря.

Желнов: Сидят в баре гостиницы в Лондоне, например.

Давлетгильдеев: Знаешь, что мне еще интересно? Именно настроение Юрия Михайловича, его эмоционально-психологическое состояние – удалось тебе как-то понять по тому, как он говорит, по тому, как он выстраивает предложения. Волнуется ли он, когда отвечает на определенные, может быть, неудобные вопросы, в том числе, по поводу политизированности его дела?

Желнов: Пожалуй, это и было такой главной задачей этой беседы. Понимая, что реального содержания разговора со следователем Следственного департамента МВД он не раскроет, ничего не осталось другого, чем упирать на атмосферу, на его психологическое состояние. Мне показалось, он достаточно успокоен, достаточно расслаблен, даже, можно сказать, вальяжен был в том разговоре.

Он по-прежнему очень критично относится к российским СМИ, к федеральным каналам. Это тоже то, что не вошло в эфир - когда он говорил о том, что его очень сильно подставило российское телевидение. Мы помним все эти заказные и не заказные, не знаю, какие фильмы про Лужкова. «Дело в кепке» - просто бесконечный сериал. Поэтому он признался, что есть небольшой круг СМИ, с которым он может говорить доверительно. В частности, просил нас ни в коем случае не искажать его слова, потому что он и его жена очень болезненно всегда к этому относятся, попросил очень корректно отнестись к сказанному им. Что еще важно, на вопрос, передал ли он повестку для Батуриной, он адресовал этот вопрос к ней самой, сказал: «Позвоните Елене Николаевне, спросите».

На вопрос, появится ли он 4 декабря в Москве с женой, с детьми или один, он сказал тоже: «Я этого не знаю, тоже вопросы к семье». Напомню, до этого он говорил, что возвращение Батуриной в Москву может быть обусловлено трагическими последствиями, поэтому в Следственный департамент 15 ноября он прилетал один. Пока неизвестно, приедет ли он 4 декабря с семьей.

Еще он выразил уверенность, что Елена Николаевна победит, это дословная цитата, что она победит в противостоянии со Следственным департаментом. Наверное, вывод можно сделать, что она все-таки приедет. Второе: он сказал, что Елена Николаевна – честнейший человек, как и я сам. На это он тоже несколько раз в течение разговора опирался. Поэтому никаких сомнений в победе уже Батуриной над Следственным департаментом он не видит. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.