Илья Клишин: Если выключат интернет, народ выйдет на улицу веселиться

Кофе-брейк
10 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Блогер Илья Клишин объясняет, почему 4 февраля должно пройти именно шествие, а не митинг.

Кремер: Чья это была идея, что это будет не митинг, а шествие?

Клишин: Во-первых, уже прошло два крупных митинга – на Болотной площади на проспекте Сахарова, не считая митинга на Чистых прудах. Казалось логичным какое-то развитие по формату.

Кремер: Это не вызывает сомнения, просто интересно, чья идея была, кто это первый озвучил.

Клишин: Сейчас я поясню. Мы говорим – оргкомитет, а на самом деле, нет какого-то единого оргкомитета. Существует несколько групп людей, которые находятся в постоянном взаимодействии, сейчас нет какого-то единого организационного центра. Есть группа людей общественных, к которым я принадлежу, неправильно называть организаторов в таком смысле, я не отношусь к политической организации.

Кремер: Ну хорошо, вы взяли на себя ответственность и опубликовали этот ивент в Facebook-е, пригласили людей.

Клишин: Возвращаясь к вашему вопросу, чья идея, нельзя сказать, что была чья-то конкретная идея, кто-то один сказал – и все сказали «да». Происходило постоянное обсуждение и до Сахарова и после Сахарова, все это обсуждалось до Нового года. Мне это было известно еще в 20-х числах декабря, эта идея.

Могу пояснить про Манежную площадь, и почему именно 4 февраля. Дело в том, что 4 февраля будет 22-я годовщина так называемого миллионного марша, который прошел 4 февраля 1990 года. Это первое крупное массовое шествие в перестроечной Москве, когда люди прошли от метро «Парк культуры» по Садовому кольцу, по Новому Арбату далее к Манежу. Тогда он назывался, если не ошибаюсь, Калининский проспект. На следующий день после этого решение ЦК КПСС была отменена 6-я статья Конституции. Если кто не помнит, не знает, 6-я статья Конституции была о руководящей роли КПСС. Это было одно из первых крупных достижений гражданского общества в перестроечном Советском союзе.

Конечно, специально не подгадывали, но раз уж так выпало, выходной день, то в этом увидели определенный символизм. Идея в том, чтобы повторить именно тот маршрут. Пока непонятно, получится ли это согласовать именно по этому маршруту, есть разного рода сомнения, но идея на данный момент вот такая.

Кремер: Я так понимаю, что даже по поводу даты нет единого мнения, потому что после того, как вы создали этот ивент и пригласили всех на это шествие, Борис Немцов сказал: «Мне кажется, это неправильная идея, лучше сделать это 5 февраля, потому что город боле свободен, это воскресенье».

Клишин: Это было еще в декабре, когда сказал Немцов. После этого Сергей Пархоменко и другие люди пообщались с Немцовым, с Рыжковым, есть консенсус и по дате – это 4 февраля, не 5, и по заявителям. Я могу назвать людей, 5 человек планируют подавать заявку. Это поэт Дмитрий Быков, это сам Сергей Пархоменко, это Сергей Давидис из «Солидарности», это Лукьянова из КПРФ и Анастасия Удальцова. Примерно все те же фигуры, что мы видели и раньше. Из новых пожалуй, это Дмитрий Быков, один из выступавших на обоих крупных митингах, и Лукьянова из КПРФ. Это пока на уровне предварительных договоренностей, пока заявка не была еще подана.

Кремер: Сегодня, по-моему, Лимонов сказал, что он готов и хочет присоединиться к этому шествию.

Клишин: Я видел такое сообщение в социальных сетях. Пока нет какой-то единой позиции. В любом случае, он может прийти как частное лицо, как Михаил Прохоров приходил.

Кремер: То есть в оргкомитет его не возьмут?

Клишин: Я не могу сейчас от лица всех организаторов сказать, возьмут его или не возьмут. Он, наверное, должен обратиться ко всем разным силам, поговорить, если у него возникнет такое желание. Я не думаю, что кто-то заранее настроен, чтобы сходу дать ему от ворот поворот.

Кремер: Сегодня у нас в эфире Владимир Рыжков сказал, что организаторов не очень интересуют планы и вкусы мэрии. Что вы будете делать, если маршрут не согласуют? Потому что маршрут грандиозный – пройти по всему Садовому кольцу.

Клишин: Не по всему, а небольшому участку.

Кремер: По довольно внушительному куску Садового кольца, потом повернуть на Новый Арбат – это несколько километров по центру Москвы. Суббота – это все равно загруженный день.

Клишин: Это одна из причин, почему это было заявлено настолько заранее – больше чем за месяц. Ивент в Facebook-е был создан 30 декабря, на данный момент в нем около 15 тысяч человек уже подтвердило участие только за новогодние праздники, пока все отдыхали, уезжали в отпуск. Еще почти 3 недели остается.

Кремер: То есть вы решили давить на мэрию массой?

Клишин: Вы правильно понимает ход моей мысли. Идея в том, чтобы не просто прийти, сказать: «Здравствуйте, я поэт Дмитрий Быков, а я – Сергей Давидис из «Солидарности».

Кремер: А я – и еще 15 тысяч человек.

Клишин: Идея в том, что они придут – не знаю, какого все-таки числа они придут, в соответствии с федеральным законом о митингах и шествиях есть дата, за какое время надо подавать заявку – они придут и скажут: «Такое-то количество людей изъявило желание участвовать в шествии, предварительно оно было объявлено по этому маршруту, давайте организуем так, чтобы это прошло мирно и хорошо».

Кремер: А дальше будет дискуссия по поводу маршрута. Организаторы готовы на уступки?

Клишин: Вы имеете в виду какие-то альтернативные маршруты шествия?

Кремер: Да.

Клишин: Есть как минимум три группы организационные, которые более-менее автономны друг от друга, очень трудно говорить от имени их всех.

Кремер: Как вы сами оцениваете вероятность того, что организаторы между собой не договорятся?

Клишин: Ситуация в том, что нет какого-то единого лидера у этого движения, нет единого организационного центра. С одной стороны, это, конечно, плохо в том смысле, что нет какой-то одной фигуры, которая может сказать: «Ты не имеешь к этому никакого отношения, ты левый человек с улицы, ты не имеешь права от нашего имени говорить».

С другой стороны, это плюс. Нельзя кого-нибудь задержать или вылить компромат на какую-то фигуру, движение полицентрично, идет снизу. Очень высокая степенно самоорганизации у людей в интернет. Условно говоря, если завтра исчезнут Рыжков, Удальцова, Лимонов и поэт Дмитрий Быков, или что-то, не дай бог, с ними случится – это движение никуда не денется.

Кремер: А если отключат интернет?

Клишин: Знаете, события в Египте показали, что до того, как отключили интернет, там ходили тысячи человек, а когда отключили интернет, вышло сто тысяч человек. По-моему, людям будет скучно и нечего делать дома, они пойдут веселиться на улицы. Возвращаясь к вашему вопросу. Мне кажется, что альтернативные маршруты, наверное, возможны. Допустим, улица Тверская, по которой каждый год ходят коммунисты 7 числа. Тоже, в общем-то, приемлемый маршрут. Мне кажется, этот символизм с 1990 годом не настолько принципиален, чтобы идти на какое-то прямое столкновение с властью. В любом случае, это должен быть прямой открытый диалог с московской мэрией.

По примерам двух прошлых митингов понятно, что с московской мэрией договориться можно. Если будет дополнительный аргумент в виде десятков тысяч человек, которые уже заранее подтвердили, что будут участвовать – мне кажется, это будет в плюс. Я знаю точно, что уже к митингу на Сахарова в мэрии стали следить за Facebook-ом. Они сидят и смотрят, сколько человек подтвердило, что придут. Есть такая информация. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.