Илья Пономарев: еще перед Валдаем я предупредил администрацию президента, что буду участвовать в выборах мэра Новосибирска

Кофе-брейк
9 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутат Илья Пономарев рассказал Юлии Таратуте об отставке мэра Новосибирска Владимира Городецкого и о своих планах на участие в досрочных мэрских выборах города.

Таратута: Илья, у меня к вам вопрос личный буквально. Несмотря на то, что про досрочные выборы мэры Новосибирска стало известно совсем недавно широкой общественности, но помнится, на встрече с президентом Владимиром Путиным вы их вполне отчетливо анонсировали, по крайней мере, анонсировали участие. Вы уже тогда знали, как будут развиваться события?

Пономарев: Нет, ну, про досрочные выборы я, конечно, тогда не знал.

Таратута: Но вы прямо сказали Владимиру Путину, что вы вообще не против поучаствовать в выборах мэра этого города, буквально публично  спросили его разрешения.

Пономарев: Да, но они же должны были быть в сентябре, поэтому я рассчитывал на сентябрь прямо скажу. Я не хотел, чтобы были досрочные выборы, я хотел, чтобы все было по правилам. И вообще мне казалось, что администрация президента взяла такой курс, чтобы хоть что-то у нас в стране происходило по правилам. Не удержались, дважды за последние полгода передернули карты. Сначала, вскоре после этого разговора на Валдае была изменена схема выборов, был отказ от двухтуровой модели, перешли на однотуровую. Считалось почему-то, что это выгодно кандидату от власти, хотя я еще тогда говорил, что это большой вопрос. Теперь еще и перенесли дату. Понятен расчет, все увидели, что я начал избирательную кампанию, и испугались, что могут не успеть.

Таратута: Коммунист депутат Локоть, у которого тоже большие планы на Новосибирск, говорил нам в интервью сегодня, что вы можете работать в коалиции, или вы волк-одиночка и не собираетесь Локтю ничего отдавать?

Пономарев: Наоборот, я очень рад, что Анатолий занял такую позицию, потому что до сих пор коммунисты все время говорили, что мы сами по себе, мы все решим и сделаем сами. Наконец понимание возникло, что нужен единый кандидат и это хорошо, потому что однотуровая модель, и если мы пойдем вдвоем, то мы просто растащим голоса. И даже такой слабый кандидат от «Единой России», как тот, которого предполагают выдвинуть наши власти, он проскочит. Я изначально предложил коммунистам, чтобы у нас была коалиция. Кандидат от одной партии идет на мэры, а кандидат от другой идет на губернатора. А кто из нас кто, это уже предмет переговоров, предмет социологических исследований, у кого какие шансы на победу.

Таратута: И все-таки, когда вы разговаривали с Владимиром Путиным тогда, вы что имели в виду? Это нетипичная история, вот так в прямом эфире, на встрече в Валдае, оппозиция, как-то анонсировать и спрашивать разрешения у президента, так политики редко поступают. Вы зачем это тогда сделали, чтобы вас не трогали потом, чтобы вы как будто с мандатом от президента или по какой-то другой причине?

Пономарев: Конечно, ну, Юля, ты же понимаешь, чего добилась наша власть, что оппозиция выглядит неприкасаемыми, рядом с нами серьезным людям опасно появляться, сразу приедут маски-шоу, отберут капиталы, страшно, отберут, накажут, заставят эмигрировать и так далее. Поэтому было очень важно показать, что ничего страшного нет, что есть стратегия, что оппозиционеры могут свободно участвовать в муниципальных выборах, что Навальный в Москве – это неслучайно, Ройзман, Ширшина в Петрозаводске, что это часть некой стратегии. Это было важно проиллюстрировать, в этом был заинтересован Кремль, но были заинтересованы и мы, чтобы состоялись нормальные, честные выборы.

Таратута: А когда вы начали, Илья, переговоры с Кремлем о своих намерениях участвовать в выборах мэра?

Пономарев: Я бы не говорил о том, что у нас были какие-то переговоры с Кремлем об участии в выборах…

Таратута: Но вы не говорите, а я говорю.

Пономарев: Нет, я говорю, что таких переговоров не было. Было заявлено мной желание о том, что я туда пойду, я об этом проинформировал всех, я проинформировал руководство своей партии, я проинформировал своих коллег, я проинформировал своих друзей, их союзников, я проинформировал об этом администрацию президента.

Таратута: То есть лично господина Володина?

Пономарев: Я проинформировал всех, кого я лично знаю. Потом было приглашение на Валдайский форум, никто со мной ни о чем не говорил, никто не говорил, что говори про Новосибирск, говори про что-нибудь еще. Я туда поехал с желанием, прежде всего, говорить про амнистию, и этот разговор у нас состоялся. Кроме этого я вижу, что пошел разговор о муниципальных выборах, и я решил использовать эту тему, чтобы озвучить тему с муниципальными выборами тоже. Это состоялось и на самом деле мне помогло.

Таратута: Скажите, как вы видите логику Кремля? Я пока не понимаю, в чем ставка Кремля, пока безусловного кандидата от «Единой России», на которого бы поставил Кремль, не видно. Исполняющий обязанности то идет на выборы, то не идет, нынешний мэр стал вице-губернатором, то есть пространство пустое. Получается, что два популярных кандидата, два отличимых человека, которые идут на выборы, это вы и депутат Локоть. Что собирается, по-вашему, предпринимать Кремль?

Пономарев: Я бы не недооценивал «Единую Россию», Владимира Знаткова, который будет кандидатом от власти на этих выборах. Я его хорошо знаю, хотя это абсолютно не политик, но как у нас сказал Владимир Владимирович, у нас Собянин тоже не Робеспьер, не Робеспьеры у нас сейчас избираются мэрами городов. Это кандидат сильный, недооценивать его не стоит. Если мы не договоримся с Анатолием о том, чтобы была единая кандидатура, то победить его будет очень сложно. В этом надо отдавать себе отчет.

Таратута: Мой вопрос заключался в том, что собирается делать администрация. То есть, условно говоря, она вкладывается в этого кандидата или она отдает вам на откуп город? Так же бывает, что коммунистам дарят регион за какие-нибудь заслуги, какой-нибудь город.

Пономарев: Когда они идут на то, чтобы дать возможность оппозиционеру гарантировано победить, они просто не выдвигают своего кандидата. Мы это видели в случае с Ильковским в Забайкалье. Он как бы становится кандидатом и от «Единой России» также, потому что «Единая Россия» не хочет проигрывать принципиально.

Таратута: Это правда, но бывают разные варианты.

Пономарев: Бывают, но тем не менее. У Ройзмана в Екатеринбурге была настоящая, жесткая, бескомпромиссная борьба, хотя ему дали победить. У Кремля сейчас беспроигрышная стратегия, его устраивает оба варианта. Победит на выборах мэра Пономарев, они скажут: «Вот видите, у нас демократия». Тем более, что будут выборы в Московскую городскую Думу, в отношении которых я исполнен всяческим пессимизмом, потому что, на мой взгляд, демократы не договорятся, пойдут пятью разными колоннами и друг друга похоронят. Поэтому на фоне неудачи на московских городских выборах можно сказать: «А вот Новосибирск - пожалуйста».

Таратута: Новосибирск может быть использован, как показатель чего-то…

Пономарев: Да, как доказательство, что у нас есть демократия. А если я проиграю эти выборы, Кремль скажет: «Но мы же всегда говорили, что лузеры и неудачники даже в своем собственном городе не могут ничего добиться».

Таратута: А кто предпочтительнее в данном случае для Кремля? Кто больше выгоден Кремлю: вы или Локоть? Я понимаю, что у вас договор, и вы будете смотреть на цифры, кто куда пойдет, но все-таки.

Пономарев: С точки зрения того, что Анатолий – политик региональный, прежде всего. Он очень сильный, я хочу сказать, тут не должно быть иллюзий, у Локтя рейтинг в Новосибирске выше, чем у меня на данный момент.

Таратута: Я просто хочу оценить серьезность ваших намерений. Вы хотите засветиться, это ваш старт в большой региональной политике, то есть вы хотите поучаствовать в выборах как на подпевках у Локтя или это все всерьез?

Пономарев: Нет-нет, я хочу победить, это совершенно точно. Именно поэтому  надо, чтобы был единый кандидат. Я это говорил много раз публично и скажу еще раз в эфире ДОЖДЯ, если я буду видеть, что Локоть к дате голосования будет более сильным кандидатом…

Таратута: То вы уходите.

Пономарев: Да, то надо объединяться вокруг него, вне всякого сомнения, потому что нам здесь не шашечки, а нам надо ехать. Я, как политик, хочу побед, я не хочу участия.

Таратута: А Локоть чего хочет, как вы чувствуете?

Пономарев: У меня нет ощущения, что Анатолий действительно хочет быть мэром Новосибирска. Я хочу, потому что я люблю работать руками, я производственный человек. Когда я работал в «ЮКОСе», я курировал, в частности, социальную сферу компании, поэтому мне эта работа с задвижками и с массой ремонтников понятна, я ее уже делал. Анатолий все-таки профессиональный политик, который был сначала инженером на заводе непродолжительное время, а потом занимался исключительно политической работой. Мне кажется, что ему бы гораздо было интереснее быть губернатором области, а не мэром города. Ну, и это соответствует политическому весу партии. Конечно, КПРФ в Новосибирске – партия №1, и будет странно, если она будет претендовать на руководство города, но не будет претендовать на руководство области. Надо все-таки как-то поделиться.

Таратута: А какая сейчас обстановка в Новосибирске в смысле настроений, протестности? Ведь на выборах Новосибирск показывает протестное настроение, насколько я помню, поправьте меня, если это не так, там всегда высокие голоса пусть у системной, но оппозиции.

Пономарев: Да. Новосибирск – это главный электоральный донор КПРФ. На прошлых выборах в Госдуму КПРФ в городе взяло 35%, а «Единая Россия» - 30%, включая остальные партии, которые мы можем четко называть оппозиционными, как минимум, в масштабах Новосибирской области, это «Справедливая Россия» и «Яблоко», у нас был контрольный пакет – 51%. В Академгородке у нас вообще 70%, то есть подавляющее преимущество. Конечно, город очень красный, очень левый и очень протестный.

Таратута: А как так может быть? Просто психологию города понять. С одной стороны, это университетский город, довольно молодежный, там не должны вроде как голосовать за коммунистов. А с другой стороны, очевидно, по принципу протестности или как?

Пономарев: Нет. Во-первых, я считаю, что все нормальные люди должны голосовать за левых. Но у нас и КПРФ совершенно нормально, это совершенно не партия сумасшедших дедов и сталинистов.  Посмотрите на того же самого Локтя, он вполне молодой человек, абсолютно трезво мыслящий, нормальный и адекватный. У нас никак не воспринимаются коммунисты ретроградами, и «Справедливая Россия» у нас абсолютно не ретрограды. Кроме того, надо понимать, что Новосибирск в Советском союзе – это был город мечты, это был город, куда все хотели уехать. У меня родители хотели уехать  в Новосибирск, будучи научными работниками, потому что это был глоток свободы, это была настоящая наука, это было престижно и так далее. Плюс это оборонка, куем щит Родины и так далее. Вокруг сырьевые регионы, у кого они берут технологии, Новосибирск – столица Сибири. Когда начались все эти реформы 90-ых годов, получается, что Новосибирск из элиты вдруг стал изгоем, наука никому не нужна, все развалилось, вокруг эти же самые сырьевые регионы начали процветать, у них нефть, газ, уголь, алмазы, у ни все хорошо, а Новосибирск…

Таратута: То есть это ностальгия по былому величию научному, образовательному, статусному?

Пономарев: Конечно, Новосибирск очень сильно пострадал от реформ, несправедливо пострадал от реформ. А с другой стороны, у него сейчас, наверное, самая здоровая экономика в России. Самый большой процент у нас малого бизнеса именно в Новосибирске, Новосибирск – это финансы, Новосибирск – это сфера услуг, это логистика, это транспорт, это отрасли сырьевые, отрабатывающие, перерабатывающие, хорошо работающие на экономику. В Новосибирске самый большой бюджет в стране.

Таратута: Коль скоро вы заговорили про экономику, у вас, наверное,  есть дорожная какая-то карта, вы же не просто так в выборах участвуете, городская идея для Новосибирска по Илье Пономареву.

Пономарев: Конечно, у нас была совместная работа с Владиславом Иноземцевым и Владимиром Рыжковым относительно роли Сибири и Новосибирска, как столицы  Сибири. Владислав продолжает мне помогать в составлении экономической программы. Конечно, я считаю, что городу нужно вернуть его столичный статус, необходимо восстановить значение Новосибирска для страны в целом и Сибири как региона, как локомотива развития. У нас есть даже такой лозунг «Новосибирск – это столица российских регионов».

Таратута: За счет чего, если говорить терминологией урбанистов? Какая градообразующая идея, по-вашему, вернуть что?

Пономарев: Юль, урбанистика – это другая вещь. У меня там тоже очень сильная команда урбанистическая. У нас в свое время ее украл Марат Гельман, я ее перетащил назад, и эти люди сейчас работают во  главе с Александром Лушкиным в моем избирательном штабе. Я активно работаю с другими урбанистическими группами, которые действуют в России. Но это все-таки внутренняя история, я, конечно, мог бы говорить, как строить городские пространства, и магистрали, и транспорт вообще.

Таратута: Нет, я имела в виду, какая точка опоры города, на чем базируемся. Это условно  лучшие университеты в стране, это лучшее что в стране?

Пономарев: Если говорить коротко, это центр модернизации в стране, это центр, в котором есть сплав науки, отрабатывающих производств, в котором эти научные достижения могут применяться. Это большой город с самодостаточной экономикой, с большим  объемом населения и плюс это логистический центр. То есть это действительно тот город , который может показать… На том же самом Валдайском форуме мы говорили – одна страна, много моделей. Мы действительно можем показать модель другой России, о которой мы сейчас только мечтаем.

Таратута: Я правильно понимаю, что ваше сколковское прошлое, эти все уголовные дела – это уже в прошлом с тех пор, как простили Владислава Суркова и вернули его в Кремль на позицию человека, курирующего Абхазию и Осетию, но все же?

Пономарев: А при чем тут Сурков? Дело сколсковское напрямую никак с Сурковым связано не было, оно использовалось против него до кучи, претензии там были связаны с правительством, прежде всего, с исполнением правительством поручений президента, это была своя внутренняя борьба. А сколковское дело, как я и прогнозировал, естественно, оно рассыпалось, потому что там никакой основы не было. Я делал государственный проект, который был нужен стране, и никто кроме меня не мог сделать ту работу, которая была сделана.

Таратута: Прежде, чем оно рассыпалось, оно было заведено. Это было громом среди ясного неба. Как вы правильно заметили, его использовали в разные стороны, против больших, крупных чиновников, известных политиков. Это ваше прошлое  сколковское повлияет на ваши перспективы политические, как минимум, в Новосибирске или нет?

Пономарев: Безусловно, оно влияет, потому что это черный пиар, который мои недоброжелатели постоянно вспоминают. Конечно, мне пришлось много объяснять моим друзьям, которые работают в информационной сфере, и ученым в Академгородке, академикам, что это за лекции мифические с фантастическими деньгами. Естественно, это было неприятно, но на данный момент мне кажется, что эта страница перевернута, суды я уже в значительной степени выиграл, дело еще не закончилось, тем не менее, 7:3 в мою пользу. Уголовное дело в мой адрес так и не было заведено, побеседовали несколько раз в Следственном комитете и на этом закончили, поэтому  я надеюсь, что скоро эта история окончательно будет закрыта.

Таратута: То есть вы чувствуете себя спокойно и буквально кандидатом в мэры города Новосибирск с депутатом Локтем или самостоятельно?

Пономарев: Вне всякого сомнения.

Фото: Илья Питалев/РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.