Илья Пономарев: Бог есть, претензии Вексельберга ко мне вернулись к нему в стократном размере

Кофе-брейк
30 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутат Госдумы и бывший член партии «Справедливая Россия» объяснил Никите Белоголовцеву, почему он решил выйти из партии и что думает по поводу проверок генпрокуратуры в «Сколкове».

Белоголовцев: Начну я наш разговор с поздравлений. Вы, может быть, забыли, но выиграли бутылку коньяка от ведущей телеканала ДОЖДЬ Ксении Собчак в споре, выйдете ли вы из партии «Справедливая Россия».

Пономарев: Споры я обычно выигрываю. Это мой стиль. Ксения Анатольевна не звонила, я думал у вас ее встретить, практически был главный стимул прийти сюда, но ее нет, поэтому придется прийти еще раз.

Белоголовцев: Правильно ли я понимаю, что вы 1 ноября напишете заявление. Почему, например, не сегодня?

Пономарев: Я уже про это публично сказал, вообще у нас в партии все это делается в электронной форме. Просто мне надо физически отдать свои региональные организации Новосибирска, в котором я стою на учете, я там буду послезавтра. Поэтому я и сказал, что она получит это уведомление официально послезавтра.

Белоголовцев: Почему ждали так долго? Было же очевидно для многих, что решение было принято давно.

Пономарев: Во-первых, я делал ровно то, то чем я говорил. Партия – большой механизм, за него стоит бороться. Я сделал все, чтобы за него бороться. Более того, я видел по ходу съезда, что на самом деле мы в значительной сфере преуспели. Я ожидал, что будет единомыслие…

Белоголовцев: Мы – это кто?

Пономарев: Целый ряд моих единомышленников в партии. Гудковы, Зубов, Оксана Генриховна, Олег Шеин, Галина Петровна Хованская, Сергей Петров, Сергей Доронин, очень много людей. Я могу сказать, что значительная часть фракции, с которой я говорил, мы ожидали некого единомыслия, потому что съезд формирует аппарат, и он стремиться подобрать делегатов, чтобы как бы чего не вышло. На съезде было бурное обсуждение. Было видно даже по голосованию, что существует два активных лагеря, примерно по трети делегатов, как бы оппозиционной и проаппаратной,  и еще треть, которая по настроениям оппозиционная, а по голосованию она, скорее, проаппаратная, то есть, которая решает какие-то свои проблемы.

Белоголовцев: Вы назвали людей, я представляю, если бы создавалась с нуля политическая партия. Геннадий Гудков участвовал, пусть не очень удачно, но в выборах губернатора Подмосковья, Дмитрий Гудков за неимением молодых политиков – один из самых популярных молодых политиков. Вы – политик среднего возраста…

Пономарев: Ура, наконец-то я перешел в эту категорию.

Белоголовцев: Называете себя будущим мэром Новосибирска. Дмитриева многими рассматривалась, как самый потенциально выигрышный кандидат в президенты от «Справедливой России». Хованская – популярный в Москве политик. Петров – крупнейший бизнесмен с крупнейшим финансированием. Почему вам – людям, которые вполне могли бы создать при желании какую-то реально действующую оппозиционную партию – ее не создать?

Пономарев: Потому что есть «Справедливая Россия» - очень простой ответ.

Белоголовцев: «Справедливая Россия» с кандидатом Мироновым с портретом Путина на съезде, с Левичевым, провалившим, как только можно провалить, выборы мэра Москвы.

Пономарев: Это мы и пытались исправить на съезде, пока не получилось. Я не исключаю, что пройдет время, и мои коллеги, остающиеся в партии, это исправят, потому что, на мой взгляд, результаты следующих выборов их к этому подтолкнут. Уже сейчас большое количество ярких людей во фракции готовится к голосованию по одномандатным округам.

Белоголовцев: Давайте я сразу уточню. Результаты следующих выборов – это результаты выборов в Мосгордуму?

Пономарев: Необязательно. Там будет еще добрый десяток региональных кампаний…

Белоголовцев: Региональные кампании сентября.

Пономарев: Да. Там будет еще большое количество губернаторских выборов, просто самые яркие выборы следующего сезона, я думаю, это будет Новосибирск и Мосгордума, но будет еще много заездов.

Белоголовцев: Я теоритически понимаю ваши слова и похожие слова, которые звучали от Дмитрия и Геннадия Гудковых незадолго до их исключения, но ведь проходит время, проходят политические кампании, которые могли бы становиться ключевыми для «Справедливой России», и партия их «сливает». И все больше людей, которые голосовали за «Справедливую Россию» на выборах в Госдуму, жутко начинают из-за этого переживать. Скажу честно, я голосовал на выборах в Госдуму за «Справедливую Россию».

Пономарев: Да.

Белоголовцев: Смотря на Мизулину, смотря на все то, что происходит в партии, я пожалел об этом 150% раз. И таких людей, как мне кажется, много, а вы продолжаете бороться за «Справедливую Россию».

Пономарев: Была же причина, по которой вы голосовали. И сейчас вы говорите, сколько у нас классных людей, которые могут создать новую партию.

Белоголовцев: Могли бы при желании.

Пономарев: Могли бы при желании, но создать новую партию – это не так легко. Дальнейшее дробление голосов, особенно на левом фланге, абсолютно бесперспективно. Сейчас 74 партии, они все будут друг у друга воровать голоса, и в итоге выиграет опять «Единя Россия». Надо бороться за существующие партии, а не создавать новые.

Белоголовцев: Бороться с кем? Бороться с Левичевым и Мироновым?

Пономарев: В том числе с Левичевым, бороться с косностью, бороться с консерватизмом. Вы только что упомянули фамилию Елены Борисовны Мизулиной, хотя я считаю, что ее фигура в значительной степени демонизирована, и не всегда справедливо, но на этом самом съезде ее вывели из состава руководства партии. Она сейчас рядовой член партии, она лишилась всех своих постов.

Белоголовцев: Какая разница? Давайте я сейчас буду говорить о Москве, мне сложно говорить о позиции «Справедливой России» в регионах, потому что там всегда…

Пономарев: Именно вы распространяете ситуацию в одном городе, где очень слабая партийная организация. Вы распространяете эту ситуацию на всю страну, даже последние выборы, вы говорите: «провал», «сливают», но если вы посмотрите на региональные выборы… Красноярский край, где был Зубов, большой успех. Якутия…

Белоголовцев: Цифры какие?

Пономарев: «Единая Россия» потеряла большинство в городском совете.

Белоголовцев: Сколько набрала «Справедливая Россия»?

Пономарев: Я не помню точный результат, но «Справедливая Россия» напару с «Патриотами» контролирует городской совет. Это первый пример, где, несмотря на мандатников, «Единая Россия» потеряла большинство.

Белоголовцев: Я просто, о чем, Илья, говорю, мне кажется, что региональные выборы – это выборы, где зачастую очень многое решается элитами, где очень многое решается не по идеологическим вопросам, а по вопросам конкретного человека, который популярен в регионе.

Пономарев: Выборы в России – это практически всегда выборы про конкретных людей, а не про идеологию.

Белоголовцев: Мне кажется, что на выборах в Госдуму, где «Справедливая Россия» выступила неплохо, голосовали из симпатии к конкретным людям, в том числе и к вам. Но на следующих выборах даже из симпатии к вам, из симпатии к Гудковым, Дмитриевой не проголосуют за партию Левичева, Миронова и Мизулиной. Мне кажется, когда вы говорите о борьбе за «Справедливую Россию», вы немного лукавите, потому что Левичев и Миронов из этой партии не денутся.

Пономарев: Никита, я тоже считаю, что не проголосуют, поэтому я из нее вышел. Но ведь в партии много людей и, несмотря на то, что действительно Сергей Михайлович, Николай Владимирович – люди, которые основали эту партию, в значительной степени ее контролируют, но они являются одними из акционеров. Они не контролируют партию целиком, в том числе и мой поступок – дополнительный сигнал для большого количества людей, остающихся внутри партии, что надо что-то менять.

Белоголовцев: Сколько еще кампаний надо провалить, чтобы что-то поменялось в партии?

Пономарев: До выборов в Государственную Думу еще два цикла избирательных – 2014, 2015 год, и на 2016 выборы в Госдуму. Может быть, никаких выборов не будет сделано, у меня сейчас большого оптимизма на эту тему нет. Я как раз считаю, что, скорее всего, «Справедливая Россия» сойдет с арены, если она не поменяется. Если бы я считал, что шансы реальные остаются, я бы еще в ней оставался, еще за нее подрался, но пока нет. Это не так.

Белоголовцев: Пойдете ли к Прохорову? Готовы ли к сотрудничеству с «Гражданской платформой»?

Пономарев: К сотрудничеству я готов со всеми, и с Прохоровым, даже с Кудриным, несмотря на то, что Кудрин является моим четким идейным оппонентом. Но любые разумные инициативы, которые делаются обществом, то, за что собирают 100 тысяч подписей, а потом отправляют в мусорный ящик, наша межфракционная депутатская группа, которую я, Дмитрий, Валерий создаем, мы будем их вносить. Пойти к Прохорову, во-первых, невозможно по закону, потому что депутат Госдумы, избранный от одной партии, не имеет права вступать в другие партии до конца своих полномочий. Во-вторых, я собираюсь идти в мэры Новосибирска, как раз я хочу быть мэром, который за всю оппозицию.

Белоголовцев: Что можете сказать о ситуации в фонде «Сколково»? Сегодня очередная серия претензий от Генпрокуратуры подошла. Можно ли говорить о том, что «Сколково» закончилось?

Пономарев: «Сколково» уже давно, к сожалению, потеряло свою крышу в государстве и является заложником разборки разных кланов. Когда надо было «мочить» Суркова, начали «мочить» «Сколково», в том числе меня. Когда надо сейчас «мочить» Вексельберга, пришли в «Сколково».

Белоголовцев: А кто «мочит» Вексельберга?

Пономарев: Я так понимаю, у него есть определенные деловые конфликты, которые связаны с крупными предприятиями, где он акционер.

Белоголовцев: А что за предприятия? Мне просто очень интересно, какого уровня человек должен быть, чтобы натравить Генпрокуратуру на «Сколково» и с Вексельберга еще и лично затребовать ущерб.

Пономарев: Мне кажется, вы сами ответили, какого уровня должен быть человек, чтобы натравить Генеральную прокуратуру на Вексельберга.

Белоголовцев: У меня только фамилия Сечин приходит на ум.

Пономарев: Есть и другие люди у нас в стране. Я думаю, что в данном случае это не Игорь Иванович. Единственное, я очень рад, справедливость и Бог есть, Вексельберг мне говорил: «Верни деньги», за честно сделанную работу, которую сам Вексельберг и одобрил. Сейчас тоже к нему пришли и тоже говорят: «Верни деньги», только в стократно большем размере. Действительно, кто-то услышал. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.