Григорий Мельконьянц: «Единая Россия» тянет Путина вниз

Кофе-брейк
30 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О старте президентской гонки, предстоящих выборах, а также о митингах в поддержку Владимира Путина поговорили с заместителем исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорием Мельконьянцем.

Давлетгильдеев: Говорить будем о самой насущной теме не только сегодняшнего дня, но и ближайшего месяца – это старте президентской гонки. Официально предвыборная кампания стартует 4 февраля, но активизация уже началась, в частности, субботний митинг в Екатеринбурге тому пример. Как вам кажется, с чем мы подошли? У нас есть пять кандидатов, четвертого числа у нас старт, последний месяц остался.

Мельконьянц: Мы подошли с достаточно поредевшим списком кандидатов. Даже из числа тех, кто изъявил желание, не все смогли попасть в бюллетень. Даже то меню, которое было изначально, ограничено, потому что часть кандидатов, которые могли бы выдвинуться, приняли решение вообще никаким образом в этом не участвовать. Потому что те процедуры, те барьеры, которые есть, в частности, по сбору двух млн. подписей примерно за месяц – это нереальные совершенно вещи.

Мы знаем о том, что четыре парламентские и одна непарламентская партия изъявили желание выдвинуть кандидатов и выдвинули, и было 10 самовыдвиженцев. В итоге из пяти партийных кандидатов зарегистрировано четыре, Явлинский не был зарегистрирован, и из 10 групп, которые инициировали выдвижение самовыдвиженцев, зарегистрировали и приступили к сбору подписей пять, и в итоге зарегистрировали одного – это Прохорова. Мы видим, что действительно это такое определенное сито.

Поэтому как таковой интриги, кажется, нет. Такие проверенные уже кандидаты, может быть, Прохоров только новичок. Но при этом все равно видно, что гражданская активность сейчас достаточно велика, потому что люди присматриваются и думают, какая стратегия поведения, за кого голосовать – за Путина или за других кандидатов. И это, я думаю, будет большая кампания по определению стратегию.

Давлетгильдеев: По итогам митинга «Трудяга Урал за Путина», который прошел в субботу и не собрал обещанных 30 тысяч человек, начали активно говорить о том, что пытаются как-то отмежевать образ Владимира Путина от негативного шлейфа партии «Единая Россия», чтобы он не ассоциировался с «партией жуликов и воров». Вам кажется, стратегия выстраивания этой предвыборной кампании путинской будет абсолютно вне «Единой России»?

Мельконьянц: Конечно, это будет сохраняться. По сути, Владимир Путин обозначил на старте кампании отмежевание себя от этого партийного проекта. Более того, скажем, что не только Путин, но и в Москве на местных выборах кандидаты, которые могли пойти от «Единой России», полностью отказались от участия, и они пошли как самовыдвиженцы, и не ассоциируют себя с «Единой Россией». Это во многих регионах так и идет.

Понятно, что сейчас кандидату ассоциироваться с «Единой Россией» - это понижение его реального рейтинга. Поэтому кампания будет идти более нейтрально. Мы видим самовыдвиженцев, но из этих самовыдвиженцев большая часть, которая будет зарегистрирована особенно на местных выборах, это будут единороссы. В частности, в Москве район Щукино, ТИК – на карту нарушений пришла информация, дикий случай, когда по сути реальных самовыдвиженцев не зарегистрировали по таким надуманным причинам, что пачку бумаги за 97 рублей и ручку за три рубля купили на один день позже, чем собрали подписи, и на этом основании сняли.

А единороссов-самовыдвиженцев, которые с грубыми нарушениями, выдвинули свои кандидатуры, зарегистрировали, потому что ТИК специально, на мой взгляд, затянул процесс регистрации их. И в итоге они по закону обязаны были зарегистрировать, потому что они пропустили все сроки. Эта компания сейчас будет достаточно сильна, потому что единороссы будут идти как не единороссы.

Давлетгильдеев: А эта гражданская кампания по набору добровольцев-наблюдателей, добровольцев-членов участковых избирательных комиссий с правом совещательного или решающего голоса уже стартовала?

Мельконьянц: Она стартовала. Прежде всего, стартовала, на мой взгляд, отдельно от тех кандидатов и тех партий, которые могут предоставить возможность наблюдать, потому что граждане сами начали объединяться, независимо от того, кто кого поддерживает. Сейчас мы знаем, что десятки тысяч людей через различные веб-сайты, через разные группы записываются в наблюдатели. Ряд кандидатов объявили о своем желании, готовности направить от себя любого человека, который изъявит такое желание.

Но при этом мы знаем, что основной корпус планировался быть от Явлинского, потому что «Яблоко» всегда демократично относилось к направлениям наблюдателей. Но сейчас надежда на тех, кто объявил. Если на практике получится, что они направят этих членов комиссий с правом совещательного голоса, то в принципе, эти выборы будут достаточно активно наблюдаться. К сожалению, не будут наблюдаться активно как раз в дальних территориях. Города будут, может быть, закрыты, но вот эти отдаленные территории – села, районные центры, они просто физически не будут закрыты.

Давлетгильдеев: Классическая история, например, с кавказскими республиками. Там вообще бывают наблюдатели?

Мельконьянц: Там бывают наблюдатели, даже иногда мы получаем от этих наблюдателей данные, потому что есть такие стойкие люди, которые во что-то верят, но их единицы. Мы знаем о том, что те, кто пытается активно собирать информацию по фальсификациям - в списки ставят людей, которые никогда не голосовали, а явка 100% на участках - у них возникают серьезные проблемы с безопасностью. Мы надеемся, что на Северном Кавказе будут веб-камеры, чтобы мы, может, через веб-камеры смотрели, какая реальная явка на этих участках была.

Давлетгильдеев: Кампания по установке камер запущена в прошлый понедельник в присутствии телевизионщиков. В конце прошлой неделе удивительная информация пришла о том, что доступа к архиву как раз не будет, то есть Минсвязи ограничит доступ к архиву видеозаписей, которые сняли эти веб-камеры, можно будет смотреть только в режиме онлайн.

Мельконьянц: Вообще вся эта история достаточно странна, потому что за такой короткий срок потратить 15 млрд. на оснащение всех участков веб-камерами – это просто абсурд, я считаю. Правильно они говорят, что такой практики в мире нет. Здравомыслящие компании это не могут сделать. Я думаю, что полный план оснащения всех участков, конечно, не будет выполнен.

При этом нужно понимать, что они как чиновники сразу придумывают кучу ограничений, начиная от того, что зарегистрироваться можно до 3 марта, что должен заранее выбрать те участки, которые ты хочешь смотреть. А, может, ты в день голосования захочешь другой участок посмотреть, где ты узнал, что есть нарушение. И самая главная ценность – это архивы видео, потому что после выборов они должны быть максимально доступны, чтобы граждане могли их скачивать, могли их как-то обрабатывать, считать, сколько было опущено бюллетеней. И если они это ограничат, то по сути, вся эта идея будет бессмысленна.

Я думаю, что это не нужно Владимиру Путину. Я думаю, что он как идейный вдохновитель, должен этим чиновникам сказать: «Друзья мои, не провоцируйте людей опять на какую-то агрессию, потому что это большие деньги, это наши деньги. Мы хотим получить за свои деньги реально картинку. Поэтому давайте, еще время есть, повлияем на тот же Минсвязи, чтобы они эти архивы сделали максимально публичными».

Давлетгильдеев: Была же такая история с камерами, которые устанавливали в селах, наиболее пострадавших от пожаров, и потом на сайте премьера висели стоп-кадры, где ничего не происходило. Я считаю, что, конечно, нужно добиваться чего-то, но не факт, что чего-то добиться удастся.

Складывается стойкое ощущение, что кандидаты в президенты как-то очень неактивно себя ведут. В сравнении, например, с думскими предвыборными кампаниями, с предвыборной кампанией «Справедливой России», когда они были замечены в каких-то акциях. Сейчас Миронов появляется крайне редко на публичной поляне, Зюганов тоже как-то не блещет яркими заявлениями. С чем это связано?

Мельконьянц: Это связано с нашим законодательством, где написано о том, что за четыре недели до дня голосования может быть начата агитация в СМИ. Формально они не должны проводить агитацию за эти 28 дней до дня голосования. На практике же мы видим, что один из кандидатов, которого мы все хорошо знаем, не вылезает из эфиров, не вылезает из новостных выпусков. По сути, использует свое должностное положение в косвенной агитации. Потому что агитация – это то, что может побудить к голосованию.

Допустим, те же самые публикации, три статьи. Владимир Путин уже опубликовал в СМИ свою программу, это тоже начало предвыборной агитации, хотя мы считаем, что это не совсем правильно. С момента регистрации пусть они там ведут агитацию. Но закон таков, что за 28 дней в СМИ, поэтому все должны этому подчиняться.

Что касается остальных кандидатов, я полагаю, что здесь еще накладывается такая проблема, что нет региональных выборов. Динамику думской кампании придавали региональные выборы, масса местных выборов, все шевелились, создавали информационное поле. Сейчас даже нет таких стимулов региональным командам и всем в принципе как-то это все поднимать, потому что у нас есть пять кандидатов, которые сами должны тащить это информационное поле.

Может быть, они уже не интересны обществу, потому что все прекрасно этих людей знают, и знают, что они в принципе могут сказать. Но те дебаты, которые по телевидению есть, все равно мы видим, что приковывают интерес. Люди ждут от них каких-то активных действий, но пока активных действий, особенно в регионах вообще нет.

Давлетгильдеев: Хочу задать вопрос по поводу ассоциации «Голос». Как у вас дела с арендой?

Мельконьянц: Благодаря той поддержке, которую нам оказали сейчас, нам дали, условно говоря, месяц подыскать новое помещение. Мы вынуждены все равно искать новый офис. Буквально недавно приезжали наши координаторы из регионов, мы с ними встречались, они рассказывали про то давление, которое сейчас на активистов оказывают. Пытаются с ними встречаться разные представители разных спецслужб и т.д., внушают им, что не нужно работать с «Голосом» и вообще наблюдать на выборах. Я думаю, что эта кампания будет продолжена и особенно усилится за неделю-две до выборов, как это обычно бывает, когда идет такая мобилизация.

Хочу еще сказать по поводу двух туров. У нас есть информация из Санкт-Петербурга, питерская городская избирательная комиссия говорит своим нижестоящим комиссиям, что если не будет второго тура, то тогда вы получите 100%-ю премию, равную своей зарплате. Идет такая установка, импульсы в избиркомы – друзья, работайте на один тур. Это тоже такой тренд. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.