Григорий Шведов: Абдулатипова назначили за год до Олимпиады, чтобы Дагестан успокоился

Кофе-брейк
28 января 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Дагестан

Комментарии

Скрыть

Отставку главы Дагестана Магомедсалама Магомедова и назначение на его место Рамазана Абдулатипова обсудили в программе КОФЕ-БРЕЙК с главным редактором портала «Кавказский узел» Григорием Шведовым.

Белоголовцев: Первый вопрос, который я вам задам, будет касаться даже не отставки Магомедова. Шокирует новость, что Магомедов назначен заместителем главы администрации президента. За что? За какие заслуги?

Шведов: У нас же принцип ещё с советских времён остался, надо сохранять обойму, надо показывать другим руководителям, что был более сговорчив - получил должность. Всё-таки у нас не принято сильно проштрафившихся сажать, посмотрим, что будет с Сердюковым, но сами же видите, у нас даже в таких ситуациях не по нормальному сценарию разворачиваются события.

Белоголовцев: С одной стороны, абсолютно с вами согласен, но что удивляет - что,  по крайней мере, Магомедов пошел на повышение, при этом все признавали, что он был не очень успешен, за что и меняют. С вашей точки зрения, у него будет демонстративная должность в администрации президента, или действительно он пошёл по карьерной лестнице вверх?

Шведов: Я, конечно, меньше знаю про администрацию президента, чем про Дагестан, но хочу сказать, что, к примеру, реально проштрафившийся глава Ингушетии тоже ведь пошёл в советники президента, явно ничего не советовал, и советником быть перестал. Я, честно говоря, не сильно ожидаю, что Магомедсалам будет так сильно влиять на политику Кремля по дагестанскому направлению, но справедливости ради надо отметить, что всё-таки он не то, чтобы всё провалил и слишком плохо поработал.

«Кавказский узел» подводит статистику жертв насилия на Северном Кавказе и конкретно в Дагестане. Сравнивая статистику всех раненых и всех погибших 2012 с 2011 годом, можно сказать, что меньше людей, причём  значительно, на 15% меньше человек пострадало. Целиком ли это заслуга главы? Конечно, нет, конечно, силовые органы, наверное, в этом больше преуспели. Поэтому надо сказать, что у предыдущего главы были не только провалы.

Белоголовцев: Максим Шевченко приходил сегодня к нам в гости. Прогнозируя возможную отставку, сказал, что Абдулатипов может стать народным президентом Дагестана, равно удалённым от враждующих группировок, за ним может реально пойти народ Дагестана, и будет объединение власти и народа. Насколько вы согласны с такой оценкой, с таким прогнозом?

Шведов: Да, действительно вчера, я думаю, первым об этом назначении написал «Кавказский узел», как и 18-го числа мы первыми написали о возможной отставке. Я не думаю, что он будет идеальным руководителем для всех, я не думаю, что он будет таким народным руководителем, всеми поддерживаемым, и тем более влиятельными дагестанскими персонами, его не поддержат все. Если он захочет реальных перемен, то будет удалять массу коррупционеров  от их кормушек, он будет убирать массу бизнесменов, которые кормят этих коррупционеров. В этом смысле ему предстоит увидеть не только общее единение в поддержке его реформ, ему предстоит увидеть настоящую борьбу против своей персоны, которая будет очень весомая, если федеральный центр с самого начала не включится по-настоящему. Вспомните хотя бы покушение на Евкурова, который начинал бороться с коррупцией в Ингушетии, придя после Зязикова. В этом смысле будет ли он  заявленные перемены проводить - это вопрос к новому и.о. главы Дагестана, или он будет со всеми договариваться, не вводя коренных перемен в правление Дагестана.

Белоголовцев: Вопрос, который активно обсуждался в последнее время - о том, нужны ли в Дагестане прямые выборы. Звучала версия, что прямые выборы главы Дагестана в регионе, где действительно огромные межклановые противоречия, могут привести к конфликтам, вплоть до гражданской войны. Насколько серьёзное будет противостояние сейчас, если Абдулатипов пойдёт на выборы? И насколько будут серьёзные противостояния, если Абдулатипова просто назначат решением Путина?

Шведов: Если назначат, я думаю, никакого противостояния не будет, а если будут выборы, то это большой вызов для Дагестана. Как они будут проходить? Опять же, если новый глава приходит, заявляя не только на словах реальные перемены, значит, политическую конкуренцию, значит, и доступные выборы для всех желающих выдвинуться, значит, независимый подсчёт, то ему будет очень сложно, а если же это всё останется только на словах, то нет разницы. Надо сказать, что тут очень много демагогии в этом разговоре - хотят выборы в Дагестане, на Северном Кавказе или не хотят. Выборов нет много лет, поэтому спроса сейчас нет, потому что какие выборы можно вспомнить на Северном Кавказе честные, доступные, которые наблюдала международная общественность? Мы таких выборов и не вспомним.

Белоголовцев: С вашей точки зрения, существует сейчас в Дагестане независимые от федерального центра фигуры, которые могли бы эти честные и независимые выборы выиграть? Если мы говорим, например, о федеральных выборах, мы понимаем, что они, скорее всего, не были честными, при этом мы точно так же хорошо понимаем, что фигуры, которая смогла бы победить или приблизиться к победе над Владимиром Путиным, в обозримой перспективе нет. В Дагестане есть фигура, которая могла бы обыграть ставленника федерального центра?

Шведов: Да, опять же с этим «если» - если будет известный заранее мониторинг за процессом волеизъявления, подсчётом голосов, если будет независимый процесс. Что самое в российских выборах? Не то, как считали, а то, какой был процесс. Мы же прекрасно помним, что в России в целом независимым кандидатам не было возможности даже заявляться на ранних стадиях, так скажем, так же и на Северном Кавказе. Если все эти «если» состоятся, во что я не верю совершенно, то, конечно, может выиграть человек, который просто по принципу нового, никому неизвестного, неожиданного лица привлечёт к себе внимание, но этого всего не состоится.

Белоголовцев: Но если у человека ничего за плечами нет, он, как правило, не выигрывает.

Шведов: Например, актёрская карьера на Алтае сработала на известного нам губернатора, всякое бывает. Просто мы сейчас говорим о гипотетических вопросах, а ведь главный вопрос - не Магомедов и Абдулатипов. Главный вопрос в том, один год до Олимпиады, один год - это то время, которое Кремль счёл достаточным для серьёзных перемен. Будут перемены или нет - это решение не главы Дагестана, это решение Кремля. Для того ли они сейчас меняют главу Дагестана, чтобы действительно, осознав масштаб бедствия, коренным образом менять ситуацию в республике, или они хотят за год ввести нового человека, рассчитывая, что будет перетасовка колоды, какие-то люди будут ожидать назначений, за счёт чего как-то утихомирится ситуация? Сейчас-то статус-кво уже сложился.

Белоголовцев: История, о которой много говорили, по крайней мере, в блогосфере, после того, как фамилия Абдулатипов впервые всплыла, я впервые прочитал, если я не ошибаюсь, у Ильи Яшина в Twitter, он прокомментировал новость так: «Забавно, неделю назад люди Абдулатипова выходили на нас с просьбой помочь им организовать региональное отделение Координационного совета оппозиции». Что известно вам об этом? И насколько Абдулатипов лоялен к Кремлю, насколько эта фигура самостоятельная?

Шведов: Не могу ничего сказать про Координационный совет, но, я думаю, что это кремлёвский ставленник, или Володина всё-таки, вспомним его определённый период региональной деятельности, поэтому я не думаю, что он в состоянии играть какую-то оппозиционную игру, игру на разрыв с «Единой Россией». Он давал несколько раз интервью, комментарии «Кавказскому узлу», это человек, который стоит на принципах «Единой России», по-моему, очень плотно. Кстати говоря, он человек, который не просто повторяет какие-то слова, он же выдумывает, он же пишет книги, в которых обосновывает все эти идеи единства, межнационального диалога. У него есть довольно много наработок на уровне законопроектов. Я думаю, что он в большей мере открыт, потому что привлекает разных людей, в этом смысле Дагестан уже является регионом, где «Правое дело» входит, местное народное собрание, там уже как-то больше игроков на этой политической платформе публичной политики. И я надеюсь, что с появлением Абдулатипова увеличится.

Белоголовцев: Местное «Правое дело», например, - это действительно публичная политическая сила, или это некая вывеска, за которой стоят определённые кланы, бизнесмены?

Шведов: Сейчас, по-моему, всё - более-менее вывеска, если говорить про партийные единицы, входящие в парламент. Другое дело, новые люди появятся, в Дагестане произошло какое-то обновление «Справедливой России», одни люди выгнали других людей, то же самое может происходить и с другими партиями, это как раз зависит от главы. Как он будет позиционировать свой период - он придёт и перетасует тех же советских ещё чиновников, там молодых людей почти нет, немного появилось, да и то не на высоких должностях, или он привлечёт новых людей? Тогда в старую покрышку может влиться какое-то другое содержание.

Белоголовцев: Ваш прогноз, приведёт ли Абдулатипов новых людей или нет?

Шведов: Он будет стараться, но разрешат ему или нет - вот в чём вопрос.

Белоголовцев: Разрешат ему или нет?

Шведов: Я думаю, что разрешат часть новых людей привести.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.