«Гражданин наблюдатель» о выборах в Касимове: Уголовные дела о фальсификациях возбуждали прямо при нас

Кофе-брейк
23 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Касимов

Комментарии

Скрыть
Пресс-секретарь проекта «Гражданин наблюдатель» Дина Бурханшина, только что вернувшаяся из Рязанской области, рассказала о ходе выборов в городскую думу Касимова и причинах, по которым они будут оспаривать результаты голосования в суде. 
 

Лобков: У нас в гостях Дина Бурханшина, представитель проекта «Гражданин наблюдатель». Только что вернулась Дина из города Касимова, который впервые после драматической истории с тех пор, как туда были сосланы татарские князья, прогремел тем, что там были достаточно скандальные выборы, которые закончились предсказуемо, но довольно спорной победой «Единой России». Там было очень много наблюдателей и Дина была в их числе.

Дина, расскажите, правда, что там какое-то невероятное для маленького городка в Рязанской области количество нарушений, подкидывание бюллетеней и так далее?

Бурханшина: Да, все верно. С самого утра на участках начались притеснения наблюдателей. Им запрещали передвигаться по участку (что запрещено по закону), им запрещали использовать фото-, видеосъемку, были проблемы с составлением списка реестра выездного голосования. Уже даже с утра грозились удалить наблюдателей с правом совещательного голоса. То есть, с самого утра был задан тон…

Лобков: Конфликтный.

Бурханшина: Да.

Лобков: Скажите, а кто этим занимался? Вот те самые, прогремевшие тоже на всю страну, скромные учительницы, которые работают в избирательных комиссиях или это были какие-то специальные люди, или они вызывали полицию?

Бурханшина: Это работники участковых избирательных комиссий, члены комиссий.

Лобков: Школьные учительницы из этой школы?

Бурханшина: Да, школы. Вот мы сами размышляли, почему такая ситуация сложилась. После Переславля, после Омска мы расслабились, мы привыкли, что с нами идут на контакт, на взаимодействие и вот здесь получили буквально возвращение думских выборов. В Касимове, в общем-то, не было независимых наблюдателей в таком количестве. Они не привыкли к этому и поэтому работали по старинке и, скорее всего, не ожидали такого напора со стороны наблюдателей и требований соблюдать нормы закона. Кроме этого у нас есть информация, что на президентских выборах некоторые комиссии не справились с установленным процентом, то есть, с тем процентом, который должен был набрать Путин и поэтому они были расформированы и сейчас состоят из представителей области. То есть, это не жители Касимова…

Лобков: Присланные?

Бурханшина: Да, присланные. Поэтому, в общем-то, они не заинтересованы в судьбе города и выполняют какую-то установку. Такая информация у нас тоже проскальзывала.

Лобков: Переславль и Омск показали, что не только наблюдатели независимо участвуют во всяких региональных выборах, но и что само население участвует с гораздо меньшей охотой, чем наблюдатели из Москвы. В Омске была явка 17%, насколько я помню, в Красноярске на выборах мэра тоже примерно 17-18%. А что в Касимове, насколько людям интересен состав городской думы?

Бурханшина: Честно говоря, не особо интересен. Говорю это судя по тому, с кем общалась сама лично. Многие говорили, что не пойдут вообще на выборы, потому что «все уже куплено». Знаете, такая традиционная фраза, что уже известны кандидаты, которые пройдут, «а как у нас было все плохо, так и останется». Буквально передаю слова одной из жительниц города.

Лобков: Довольно традиционное мнение.

Бурханшина: Да. И поэтому смысл идти?

Лобков: Явка какая в результате?

Бурханшина: Около 35%.

Лобков: Слушайте, ну, нормальная европейская явка. Также швейцарцы избирают свою мэрию. 30% - очень хорошо. Не 17, не 19.

Бурханшина: Ну, учитывая, что воскресенье и достаточно приятная погода, лето, да, хорошая явка. На одном участке нам рассказали, что недалеко находится рынок, люди выехали за покупками и заодно посчитали своим долгом зайти на участок проголосовать.

Лобков: Что касается поведения наблюдателей, есть самые разные мнения. Понятно, что «Единая Россия» традиционно ведет себя достаточно уверенно, скажем так. Ну вот, например, Борис Надеждин, которые там был, он говорит, что и наблюдатели от «Яблока» вели себя достаточно агрессивно: хамили сотрудникам избирательной комиссии и так далее. Что вы можете сказать по поводу наблюдателей?

Бурханшина: Вообще было много наблюдателей. Вот независимых наблюдателей представлял «Гражданин наблюдатель», Сонар, «Голос». Насколько я знаю, были «Молодые юристы России», были наблюдатели от «Яблока», от одномандантников. То есть, представляете, человек 10-12 на участке. Естественно, комиссия, уже утром познакомившись с наблюдателями, она чувствовала, наверное, некий такой дискомфорт, когда привыкла к 2-3 наблюдателям. Я не слышала конкретно, чтобы кто-то говорил, что наблюдатели от «Яблока» хамили. У меня такой информации нет, поэтому комментировать не возьмусь.

Лобков: Что касается вот этих фактов вбросов, фактов заполненных бюллетеней, которые были до начала выборов. Что по этому поводу знаете вы и ваша организация?

Бурханшина: Непосредственное отношение имеем к этому, потому что как раз наши наблюдатели на двух участках предотвратили попытку вброса бюллетеней. Была вызвана полиция, заведено уголовное дело, то есть показания, протокол, все как положено. Потом было некое затишье. Ну, как затишье - те же самые требования прекратить фото-, видеосъемку. Мы называем это «затишьем», потому что во второй половине дня в одном из сейфов на одном участке обнаружили пачку бюллетеней уже заполненную. То есть, сейф…

Лобков: А что там было написано?

Бурханшина: Вот по тому участку не скажу, но, скорее всего, за «Единую Россию». Участок, на котором я присутствовала в момент вскрытия сейфа и когда достали пачки с бюллетенями, было 30 бюллетеней – одномандатники и по партийным спискам.

Лобков: Там было такое взрослое голосование – и одномандатное, и партийное? То есть, прям такое настоящее, как раньше в Госдуму?

Бурханшина: Да. Так вот, по-моему, одномандатники были все испорчены, а по партийному списку были испорчены из пятнадцати шесть, девять за «Единую Россию» проголосовали, то есть, галочки стояли.

Лобков: А вообще сами кандидаты, вот там были, например, харизматические личности для Касимова, такие как Алексей Чеснаков, бывший политтехнолог «Единой России», или как господин Провоторов, который является авторитетным местным бизнесменом в Касимове. Их как-то было видно, их присутствие ощущалось каким-то образом?

Бурханшина: Встречались мы на участках с кандидатом от КПРФ Никитиным, от «Яблока», Провоторова видели на нескольких участках. Чеснакова не видела. Возможно, был, но мы не пересекались, потому что 22 участка в городе. Я работала в мобильной группе, поэтому мы объезжали участки, старались везде побывать, особенно в «горячих точках».

Лобков: А «горячие точки»… Там есть какие-то районы в Касимове, как я знаю, где имеет особо сильные позиции, допустим, тот же господин Провоторов, местный влиятельный бизнесмен. Температура на участке связана с тем, где, кто, чей район?

Бурханшина: Да. Одномандатники шли по округам и как раз в сейфах бюллетени найдены по двум, даже три участка и как раз по ним проходил Провоторов. Я не берусь говорить, что это как-то связано, потому что в дальнейшем находили на других участках, где Провоторов никак не привязан, такие же пачки с бюллетенями в сейфах. То есть, это не единичный случай. Таких случаев четыре. Все они зафиксированы полицией, сняты показания, свидетели.

Лобков: А сколько всего участков?

Бурханшина: 22

Лобков: То есть, если даже в четырех участках будут результаты голосования оспорены, то это не является основание для отмены выборов? Или вы все-таки будете настаивать на отмене выборов?

Бурханшина: У нас получается по 7 участкам заведены уголовные дела. Это 30% от общего количества.

Лобков: А сколько по закону должно быть?

Бурханшина: Не подскажу.

Лобков: Надо выяснять, сколько должно быть участков, если там судом будет признано… То, из-за чего Шеин проиграл. То есть, там по нескольким участкам было понятно, что точно результаты сфальсифицированы, но этого количества недостаточно, чтобы в Астрахани в целом отменить выборы. Как вы считаете, это достаточно существенное количество?

Бурханшина: Это существенное количество. Это, в общем-то, грубые фальсификации, грубые нарушения норм законодательства.

Лобков: Ассоциация «Гражданин наблюдатель» будет как-то заниматься именно оспариванием результатов?

Бурханшина: Да, конечно. Юристы и вчера работали на участках, и сейчас мы будем собирать всю информацию и, естественно, дальше будем выезжать туда, в Касимов, чтобы давать показания и работать с этими делами, чтобы они были доведены до логического конца, чтобы они были решены.

Лобков: Ну, вот в Астрахани, вроде бы, дела были предельно ясны и там были документальные свидетельства – записи с КОИБов. То есть, это вообще автоматизированная система, в которую человек не может вмешаться. Где результаты по этим КОИБам противоречили тому, что было в протоколах. Тем не менее, суды отказались принять очень многие иски, и из-за этого не набралось того самого критического количества участков.

Бурханшина: Посмотрим. Мы будем стараться. Мы будем добиваться соблюдения закона.

Лобков: В общем, если говорить о местных наблюдателях, создается иногда такое ощущение, что московским, как там презрительно говорят, гастролерам всегда интереснее, в Ярославле ли, в Омске, чем местным жителям. Были ли какие-то наблюдатели из местных жителей, хорошо юридически подкованные, которым интересно, какую власть они себе выбирают на ближайшие годы? Или все-таки, в основном, пока все делается силами юридически подкованных москвичей?

Бурханшина: Есть местные жители, которые заинтересованы, чтобы все проходило честно. И даже ребята из Сонара рассказывали, что к ним на одном из участков подошла женщина, член комиссии и сказала: «Вы такие молодцы! Можно мне с вами дальше работать? Потому что мы тоже хотим, чтобы все было честно».

Лобков: То есть, очень многие члены избирательной комиссии тоже глухо ропщут?

Бурханшина: Многие, немногие, но, по крайней мере, такие прецеденты есть.

Лобков: Спасибо большое.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.