«Говорят, носит часы, подаренные директором ЦРУ». Претендент на пост президента Грузии уволен

Кофе-брейк
23 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Политолог Гела Васадзе в программе КОФЕ-БРЕЙК комментирует громкую новость из Грузии – министр обороны в новом правительстве Бидзины Иванишвили, один из самых известных в прошлом оппозиционеров Ираклий Аласания отправлен в отставку с поста вице-премьера.

Белоголовцев: Расскажите, что это значит для Грузии. Можно ли сказать, что в коалиции Биндзины Иванишвили, которая победила на выборах, начались характерные для крупных объединений трения и противоречия, которые часто возникают после выборов?

Васадзе: Начнём с того, что в коалиции, которую возглавляет Биндзина Иванишвили, эти трения никогда и не прекращались с момента её основания, то есть ещё до выборов, поэтому тут ничего странного нет. Но тут два важных момента, конечно, Аласания сохранил за собой пост министра обороны, это тоже принципиально важно, потому что если бы Ираклий Аласания ушёл в отставку, то тут бы мы имели абсолютно другую конфигурацию, а в данном случае это, скорее, индикатор. Индикатор чего? Давайте начнём с того, каковы планы Ираклия Аласания. У него были абсолютно определённые и чёткие планы стать президентом Грузии. В своё время ещё в 2008 году он, будучи в США, и как говорят, заручившись поддержкой определённой части американского истеблишмента, получил какие-то если не гарантии, то обещания и ушёл в оппозицию Саакашвили с явным намерением стать следующим президентом Грузии.

Что касается того, как он попал к Биндзине Иванишвили, то понятно, что он взял в свою коалицию демократов и республиканцев лишь с одной целью - чтоб показать Западу, что его коалиция является такой же прозападной, как и национальное движение, и в принципе она не собирается менять курс, об этом постоянно повторялось. Правда, потом Биндзина Иванишвили хоть и взял к себе прозападные политические вехи, но внутри есть и национальная сила. Например, национальная сила «Национальный форум». Именно с «Национальным форумом» он объединил свою партию «Грузинская мечта». Это первое.

Второе: последние инициативы в тестовом движении «Грузинской мечты», конечно же, заставили задуматься многих, в том числе и Ираклия Аласания.  Скорее всего, речь идёт о том, что инициатива была о том, что в качестве президентско-парламентской республики Грузия не будет существовать долго, а будет чисто парламентской республикой, а президент будет такой номинальной фигурой, типа «всесоюзного старосты» Калинина, который будет чисто символикой. В этом случае понятна инициатива «Грузинской мечты» о том, что президента должен избирать парламент, а он не должен избираться путём прямого голосования. Но это как раз таки разрушает планы Ираклия Аласания, потому что даже по новой Конституции, где премьер-министр - глава исполнительной власти, президент обладает достаточно серьёзными полномочиями. И понятно, что Ираклий Аласания надеялся на то, что он станет президентом, а теперь уже в этой конфигурации всё будет приведено к тому, что он придёт к власти в качестве главы исполнительной власти, то есть в качестве премьер-министра. Это всё разрушается абсолютно, поэтому для Ираклия Аласания это была крайне неприятная новость. И не только для него, но и для свободных демократов.

Есть ещё другой внешнеполитический фактор, о котором нельзя забывать. В последнее время, особенно в связи с визитом в Армению, где Биндзина Иванишвили сделал очень серьёзное заявление, которое свидетельствует о том, что в его понимание прозападный курс - это не совсем то, что в понимании Ираклия Аласания. Например, Биндзина Иванишвили привёл Армению в качестве образца, которая имеет хорошее отношение с США, и с Россией. Конечно, мы понимаем, что премьер Армении в данном случае немного некорректен, но это ведь тоже очень важно.

Кроме всего прочего, была инициатива, чтобы восстановить железнодорожное сообщение через Абхазию. Это тоже, я уверен, к счастью для «Грузинской мечты», и как минимум для «Свободных демократов»  и Ираклия Аласания, который является 100%-м американским политиком. Некоторые даже убеждают, что он носит часы, подаренные ему директором ЦРУ. Эта новость тоже не могла быть воспринята положительно.

Ну, и последнее - кого видит Биндзина Иванишвили своим политическим душеприказчиком или преемником. Иванишвили неоднократно  говорил, что как только в стране стабилизируется ситуация, в переводе на нормальный язык это означает, как только Михаил Саакашвили и «Национальное движение», как политическая сила, будет уничтожены, он сразу же уходит из политики и будет наблюдать за всем этим. Опять-таки, переведя на нормальный язык, он будет руководить этим из гражданского сектора. Естественно, возникает вопрос - кого он видит своим преемником? На сегодняшний день это очевидно, он видит своим приемником Каху Каладзе, который сейчас остался единственным вице-премьером. Далеко неслучайно для звезды мирового футбола так настойчиво подыскивали министерство. Сначала это было Министерство экономического развития, потом Министерство энергетики, то есть пытались подыскать именно то министерство, которое будет наиболее выигрышным для него. Вот приблизительно такая картина.

Белоголовцев: А скажите, насколько силён Аласания в качестве третьей силы, если конфликт Аласании и Иванишвили будет разрастаться, если коалиция будет разрушена? Насколько у Аласании есть шансы выиграть президентские выборы у того же Каладзе?

Васадзе: Скорее всего, не у Каладзе, но это неважно. Гипотетически Аласания совсем не силён. Сила Аласания именно в том, что он находится в коалиции, но в то же самое время  для того, чтобы осуществить свои политические изменения и свои планы, «Грузинской мечте» необходимы голоса от депутатов, которые прошли от свободных демократов. Это очень небольшое количество, по-моему, 8 человек. Как сейчас выясняется, это было сделано для того, чтобы ни республиканцы, ни демократы, ни свободные демократы не имели возможности решающего голоса. Но в то же самое время «Грузинской мечте», у которой сейчас нет конституционного большинства, критически важен каждый голос. Если вдруг сейчас «Свободные демократы» выходят из коалиции, то положение «Грузинской мечты» в парламенте достаточно серьёзно осложняется. Я могу предположить гипотетически, что если Ираклия Аласания выдвинется в президенты, то он очень сильно оттянет голоса именно у кандидата  «Грузинской мечты», а не у кандидата «Национального движения».

Белоголовцев: В качестве вехи упомянули полный политический коллапс Михаила Саакашвили и его политической партии. Я правильно понимаю, что для Биндзини Иванишвили принципиально важно достигнуть его исключительно на выборах и в политическом поле, не применяя никаким образом административный ресурс и не включая никакие другие рычаги давления?

Васадзе: Не совсем правильно. Дело в том, что уже административный ресурс применяется, насколько это возможно, и стороннее властное давление уже существует. Фактически вся внутренняя политика коалиции «Грузинская мечта» направлена на уничтожение «Национального движения», как политической силы. Тут есть несколько моментов, главный из них - это то, что уровень ожидания в обществе от прихода к власти коалиции «Грузинская мечта» очень высок, но когда очень высокий уровень ожидания, очень высокий бывает и уровень разочарования. На тот момент, когда будет высокий уровень разочарования, Биндзине Иванишвили и его политическим союзникам критически важно, чтобы не существовала серьёзная оппозиционная сила, которая была бы альтернативой. Это всё понятно, многие говорят, что это ещё и личные моменты, может быть, личностные моменты присутствуют, но скажу так, что, скорее, это всё-таки политика, чем личное.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.