«Голос»: USAID неспроста запретили работать перед выборами 14 октября

Кофе-брейк
19 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Шакина

Комментарии

Скрыть

Заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц прокомментировал закрытие российского отделения американской организации USAID, которая занималась вопросами укрепления демократии и защиты прав человека в России.

Шакина: Наш сегодня - это Григорий Мельконьянц, исполнительный директор ассоциации «Голос».

Мельконьянц: Заместитель.

Шакина: Заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос». Здравствуйте, Григорий. Прошу прощения. Понятно, почему он у нас в студии - потому что сегодня стало известно, что из-за прекращения работы отделения USAID в России может пострадать и корпорация «Голос», которую USAID финансировала и это можно обсудить. Потому что не за горами выборы 14 октября региональные, на которых «Голос» как всегда, будет следить, за которыми «Голос» собирался наблюдать. И главное, интересно, какова судьба проекта «Карта нарушений», который вчера уже был запущен. Григорий, скажите, пожалуйста, как вот сегодняшнее происшествие может сказаться на «Карте нарушений»?

Мельконьянц: На «Карте нарушений» это никаким образом не скажется. Потому что она уже перешла в такой разряд гражданских проектов и, по сути, находится на самостоятельном уже таком полете. И мы не видим никаких угроз в плане работы «Карты нарушений» на выборах.

Шакина: То есть из-за недофинансирования там ничего такого кардинального произойти не может?

Мельконьянц: Нет, там волонтеры, там достаточно такая серьезная группа, которая ее будет поддерживать. Но вот это самое решение о том, что USAID должен прекратить свою работу с 1 октября в России, это, безусловно, я думаю, что отразится и на деятельности «Голоса» и на деятельности десятка, а может и сотни организаций, которые так или иначе с ними сотрудничали. В частности, на нашей работе это может отразиться в плане таком институциональном, потому что, безусловно, выборы - это огромное количество добровольцев, которые идут в наблюдатели, которые там защищают честные выборы. Но этим людям, безусловно, нужна какая-то инфраструктура, которую «Голос» всегда обеспечивал. Это и автотранспорт, когда мобильные группы перемещаются по разным избирательным участкам, это и помещение для тренингов, где для наблюдателей проводится обучение, это и различные штабы в день голосования. То есть, вот такая поддержка, которая у «Голоса» в большинстве своем закрывалась на счет средств USAID. Честно говоря, ответ на тот вопрос, который вы задали, как вот именно эта программа, пострадает, не пострадает, у меня нет сейчас. Потому что вчера я был как раз на встрече с послом, когда он собирал всех своих партнеров и рассказал о том, что российская сторона приняла решение о вот таком закрытии USAID. Они сказали, что будут поддерживать, безусловно, и проекты, и какую-то активность, но сами не понимают в каких формах и в какие сроки и так далее, как это может трансформироваться. Сроки, вы понимаете у нас очень сжатые. Если им нужно закончить работу 1 октября, выборы у нас 14 октября, то полагаю, им очень сложно будет найти какие-то инструменты, как помочь компенсировать это.

Шакина: Пожалуй, что да, осталось чуть больше недели.

Мельконьянц: Да. Но при этом мы, вот сейчас регионы нам пишут, нам вообще не такие уж большие деньги в регионы выделяем на эту поддержку. Говорят, нам не нужны деньги, мы и так найдем, будем работать. Так что я убежден, что вот этот активизм, который сегодня есть и тот сбор средств, который на сайте у нас есть по выборам 14 октября, поможет нам хотя бы каким-то образом смягчить вот этот удар, который был нанесен.

Шакина: Понятно, что отсутствие финансирования от USAID можно как-то восполнить за счет добровольных каких-то пожертвований, как мы обычно это делаем.

Мельконьянц: Безусловно, да.

Шакина: Скажите, сегодня Лилия Шибанова, глава «Голоса» высказывала предположение, насколько я поняла, что закрытие USAID может быть, выразимся фигурально, наездом на «Голос». Как вы думаете, есть у этого основания?

Мельконьянц: Я думаю, что у этого есть основания. Более того, Министерство иностранных дел сегодня официально заявило, что одним из мотивов, так сказать, закрытия, было то, что USAID, по их мнению, вмешивается в политические какие-то дела нашего государства и, в частности, на выборы разных уровней. То есть, по-моему, слово «ключевые выборы разных уровней», по-моему, прямо направляет, отсылает нас к «Голосу». Потому что USAID поддерживал только «Голос» в плане программы по независимому мониторингу выборов. И я думаю, что одной из причин такого поспешного решения было то, что выборы не за горами - 14 октября. Потому что, вы знаете, принят закон об иностранных агентах, он должен вступить где-то в середине ноября. И вроде бы они сделали все для того, чтобы всех маркировать, всех запугать, но…

Шакина: Но выборы-то раньше.

Мельконьянц: Но выборы раньше, да. Процедурно они не успели, и я думаю, что просто вот, понимаете, это проблема, что общество не защищено вообще в принципе от спонтанных решений, а это спонтанное решение. Мы живем все как на вулкане. Мы не знаем, какое решение очередное примет наша Государственная Дума или наше правительство завтра. И вот я думаю, что надо не бояться то, что USAID работает, не работает, как бы в любом случае, мы справимся с этим. Мы работали при разных ситуациях в нашей стране, при разном финансировании, так что выживем. А проблема в том, что будет дальше. Это может коснуться каждого. Сегодня одни решения, завтра другие, и очень важно всем понимать, что как раз решения вот эти, они зависят впрямую от выборов. Поэтому отчасти, наш контроль за выборами 14 октября очень важен как бы с целью контроля и за властью, честно ли она, нечестно проводит эти выборы, и легитимна она или нелегитимна.

Шакина: То есть, с наблюдением на выборах 14 октября всё все равно будет в порядке?

Мельконьянц: Все, безусловно, будет в порядке, тем более, «Голос» не один сейчас на этом поле, очень много инициатив гражданских, которые как бы с нами в сотрудничестве работают.

Шакина: Ну да, «Гражданин наблюдатель».

Мельконьянц: «Гражданин наблюдатель», сейчас есть группа «Сонар», которая образовалась, есть очень много региональных инициатив на местах, так что с этим, я надеюсь, проблем не будет. И власть, конечно просчиталась, потому что сегодня им есть на кого спихивать все свои, так сказать, внутренние проблемы, что виноваты американцы, вот некоммерческие организации получают от них деньги, значит они там выполняют их какой-то заказ по дестабилизации, лодку там раскачивают. А теперь, извините меня, если иностранные средства как бы будут закрыты, а мы будем продолжать работать, тут уже, как бы стрелки переводить не на кого будет. Так что я думаю, в любом случае, все выживут в тех или иных формах. Безусловно, будет какой-то процесс, когда нам будет тяжело, но все мы сильные, справимся.

Шакина: Удивительным образом сегодня прекрасная фраза поступила одного из автора проекта закона об НКО Сидякина. О том, что USAID уходит, потому что видит, что им здесь больше нечего делать. Как вы можете это прокомментировать?

Мельконьянц: Во-первых, как бы они не сами уходят, а, как мы знаем, была вручена официальная нота. И для вручения этой ноты был очень выбран интересный момент, это саммит АТЭС. И насколько мне вчера стало известно, для американской стороны это было немножко как бы удивительно, что это демонстративно было сделано, вот в период, когда необходимо нужно было вообще солидаризироваться, как-то там решать какие-то совместные вопросы. И вот именно в пику было как раз это решение предъявлено. И то, что USAID уходит, я думаю, что они продумают наверняка какие-то другие механизмы поддержки, потому что они тоже заявили, что так как USAID это все-таки не Госдеп как многие считают, это парламентские деньги, деньги конгресса США, это то же самое как Государственная Дума, к примеру, бы поддерживала какие-то российские иностранные организации за рубежом.

Шакина: Они и Министерство иностранных дел.

Мельконьянц: Да, они Министерство иностранных дел. И они говорят о том, что это решение российских властей никак не распространяется на те средства, которые были, в любом случае, ассигнованы вот Конгрессом. Поэтому посмотрим, как удастся им тоже эту ситуацию переломить, потому что они полны решимости продолжать работу в России и сотрудничать с Россией, я имею в виду, американская сторона, но, видимо, не в рамках USAID.

Шакина: Скажите, а есть ли еще какие-то организации, которые вместе с вашей могут как-то пострадать от отсутствия финансирования со стороны USAID?

Мельконьянц: Знаете, честно говоря, меня очень сильно обеспокоило то, что пострадают, прежде всего, социально ориентированные организации, потому что проект USAID - это очень маленькая доля как раз правозащитных организаций, кому они выделяют средства. Большие группы организаций - это социально направленные. Например, есть такая организация «Перспектива», работает с инвалидами. Вот в Facebook мне написал один из членов этой организации, какое ужасное это решение, потому что пострадают непосредственно как бы сами люди, так как много экологических каких-то проектов, здравоохранение. Они очень много катали, показывали Америку и государственным служащим разным, функционирование и различным провластным партиям. Поэтому пострадают все.

И я опять же хочу подчеркнуть, что это, на мой взгляд, какое-то спонтанное решение, это показывает нервозность власти, которая уже не знает, какие решение предпринять, чтобы, так сказать, не знаю, сбить какую-то волну протеста, которые у нас есть в стране. Но она обращается не по адресу. Мы, наоборот, всегда выступали за то, что необходимо настраивать мосты, необходим какой-то диалог. Мы не просто критикуем, мы хотим, чтобы выборы были честными. Вот Избирательный кодекс, «Карта нарушений» - реагируйте, пожалуйста, на факты фальсификаций. Сейчас на «Карте нарушений», пожалуйста, есть регионы, там открепительные заставляют брать сотрудников больниц и так далее. То есть, реагируйте, решайте вопросы. А происходит консервация, происходит, если вы об этом говорите, мы вас задавим, мы сделаем так, чтобы вы замолчали, а проблема не решается от этого. И на нашу смену, как бы понятно, что они хотят, чтобы пришли специальные организации, которые будут, безусловно, очень щедро финансировать за счет бюджетных средств, которые будут рассказывать о том, как у нас все хорошо. И это такой, знаете, самообман, что вот они будут рассказывать, какие у нас самые лучшие в мире выборы, как у нас, значит, в тюрьмах все в однокомнатных каких-то камерах сидят с комфортными условиями, как у нас в армии прекрасно. То есть, с этим у нас будет все в порядке, но проблемы не будут решаться. Я надеюсь, что в любом случае, все организации каким-то образом приспособятся к этому, выживут, ну и программа 14 октября, я думаю, что она будет максимально от нас, все что зависит, выполнена.

Шакина: Замечательно. Ну вот по поводу того, о чем вы только что сказали, только что я буквально видела в Facebook Елену Панфилову, главу Transparency International, написала, что, оказывается, сегодня проводится заседание неких антикоррупционных организаций. Наверное, мы не антикоррупционная организация, но нас не позвали.

Мельконьянц: Да, кстати, Transparency International в России - это как бы тоже партнер USAID достаточно тоже давний, Московская хельсинкская группа. То есть, разные организации, которые находятся на слуху, которые поддерживают и СМИ в регионах, такие самые низовые. Что сказать, грустно, что такое происходит, потому что это выпад не только по отношению к американцам. Понятно, что это какая-то такая пика непонятная, но это еще и выпад против своих граждан, потому что доказать, что эти организации работают, мешают нашей стране, они не могут. Потому что понятно, что мы помогаем, понятно, что мы приносим пользу. Поэтому они такими варварскими способами… Вначале, ладно, закон об НКО, но нет, давайте мы тогда вообще запретим. То есть, это, ну…

Шакина: Не страшно вам называться «иностранными агентами»?

Мельконьянц: Во-первых, мы не планировали включаться в этот реестр, мы об этом открыто заявляли, потому что мы считаем, что защита прав избирателей, вообще честные выборы - это не интерес иностранного государства, это как-то абсурдно, а это интересы, прежде всего, России. Поэтому говорить о том, что официально себя в список, что ты защищаешь российские выборы в интересах американцев, ну, это немножко как бы…

Шакина: Странно звучит.

Мельконьянц: Да, странно звучит. Поэтому мы приняли для себя решение не только «Голос», а большинство организаций таких ключевых правозащитных, что добровольно в этот перечень включаться не будет. Поэтому мы не боимся называться «иностранными агентами», просто мы не хотим признаваться в том, чем мы не занимаемся, не заниматься самообманом и не вводить в заблуждение. Вот, такая история.

Шакина: Понятно. Придется, в общем, как всегда в таких случаях, видимо, заниматься самоорганизацией какой-то, самоорганизацией финансирования, скажем так?

Мельконьянц: Безусловно. Может быть, это отчасти и на пользу. Знаете, говорят, все, что ни делается - все к лучшему. Может быть, отчасти это и на пользу, потому что USAID - это достаточно крупный вообще международный донор в России, честно говоря, восполнить те финансовые потери, которые могут понести некоммерческие организации, в ближайшее время будет крайне сложно. Я думаю, что практически невозможно. Так что придется выкручиваться и восполнять чем-то другим. В частности, за счет сбора средств внутри страны. Надеюсь, что бизнес очнется, что необходимо все-таки поддерживать такого направления проекты, потому что сегодня пришли к нам, завтра придут к ним. Это же цепочка, она не останавливается. Мы видим, что в последние месяцы идет планомерное наступление на различные свободы - это и митинги, это и свобода интернета, это и свобода слова, это НКО, которые тоже начали мочить. И когда закончат с нами, теми чувствительными струнами общества, которые реагируют на все эти изменения, придут к ним и тогда… Есть известная цитата: все будут молчать, потому что всех уже забрали.

Шакина: Понятно. Спасибо большое. Вспомнила, пока вы рассказывали, случай из детства пионерского, когда в школу приезжали с неким визитом американцы, нас учительница собирала и говорила: «Дети, если вам будут предлагать жвачку, или фломастеры, пожалуйста, не берите». Я и тогда недоумевала, почему нельзя брать, и теперь ужасно удивляюсь.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.