Глава Русской медиагруппы: 50% русской поп-музыки в радиоэфире – это меньше, чем сейчас

Кофе-брейк
14 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Председатель правления Русской медиагруппы Сергей Кожевников прокомментировал предложение музыкального продюсера Игоря Матвиенко по увеличению доли русскоязычной музыки в радиоэфире. Увеличение в этом случае обернулось уменьшением.

Макеева: Не успел спикер Госдумы Нарышкин создать при себе совет культуры, словно думский комитет по культуре почему-то не совсем справляется, как новый орган стал производить весьма впечатляющие идеи. Согласно одной из них, на всех радиостанциях страны должна зазвучать русская музыка в промышленных количествах, а именно на 50%. Автором этого предложения выступил композитор и известный музыкальный продюсер Игорь Матвиенко, что нам подтвердил присутствовавший на том же заседании режиссер Владимир Бортко. В новом законе о культуре может появиться обязательная норма, по которой половина музыки в эфире любой российской радиостанции должна быть российской, как выразился Матвиенко, видимо, русскоязычной. Матвиенко считает, что благодаря такой норме, уже существующей во Франции и на Украине, в этих странах произошел всплеск национальной музыкальной эстрадной культуры. Как считаете, Сергей Витальевич, нужен нам таким образом всплеск национальной музыкальной эстрадной культуры?

Кожевников: Вряд ли. Во-первых, половине радиостанций придется сократить количество вещания русской музыки. Видимо, Игорь Матвиенко не в курсе, что если брать первую десятку радиостанций по стране, то там звучание русской музыки более 60%. Видимо, ему не нравится русская музыка, он хочет сократить ее до 50%. Сложно спорить с людьми, непрофессионально разбирающимися в каких-то вопросах. Не стану никогда спорить с Игорем в точке зрения построения музыкального ряда или гармоники, так и вряд ли музыкальное или техническое программирование является его козырной картой.

Если взять всем известные радиостанции, «Русское радио» - 100% вещания на русском языке, радио «Шансон» - 100% вещания на русском языке, «Дорожное радио» - 90% вещания на русском языке. Да, у нас существует «Европа Плюс», где всего 20% вещания на русском, но она далеко уже не главная станция, есть много станций, которые появляются. Более того, количество небольших станций, вещающих или только или в основном на русском языке, у нас много.

Более того, проблема, которая была во Франции с подавлением англоязычной музыки французской, мы пережили, это у нас произошло в конце 90-х годов. С 1995 года пошел обратный тренд, количество русских станций в эфире без всяких команд сверху увеличивается. Это просто экономически целесообразно. Так же, как никто не призывает есть докторскую колбасу, но все равно люди упорно ее едят. Мы на ней выросли, как и на конфетах «Мишка на Севере», и что бы нам ни говорили, они все равно остаются любимыми продуктами. Так и русская музыка, безусловно, является для 90% населения. Не надо ее искусственно стимулировать.

Другое дело, что существуют вещи кроме музыки, и было бы здорово, если бы комиссия ими занялась. Это продвижение русской музыки в странах бывшего Советского Союза, в близлежащих странах, где мы не видим зачастую никакой поддержки. Нет официально русской музыки ни в Азербайджане, не говорю про Грузию, в Средней Азии она довольно слабо представлена, за исключением Казахстана. Здесь бы помощь правительственных структур была бы очень полезна.

Макеева: Вряд ли правительственные структуры что-то могут сделать с распространением русской музыки в Грузии.

Кожевников: Проще запретить что-то в России, чем помочь продвинуться на Запад или на Восток.

Макеева: Во Франции по закону радиостанции обязаны играть 40% песен на французском языке, тут все равно получается сильное уменьшение, если брать за образец французский опыт.

Кожевников: При этом достаточно большое количество музыкантов являются арабского происхождения. В Италии такого закона нет, а подавляющее звучание итальянской музыки. Видимо, вопрос в музыке, а не в национальной принадлежности.

Макеева: В свое время «Русское радио» как раз создавалось на фоне того, что возникающие коммерческие радиостанции крутили, в основном, западную музыку, это было залогом успеха «Русского радио».

Кожевников: Любая радиостанция ищет ту нишу, которая не занята. И если будет много русской музыки, появится станция, которая будет передавать чукотскую музыку, этническую музыку – неважно. Если будет мало русских станций, наверняка, найдутся люди, которые скажут: мы хотим давать русскую рок-музыку, русскую этническую музыку, поп-музыку – неважно какую, но в этом мы видим нишу, которая нам даст какие-то дивиденды.

Макеева: Очень много нам писали зрители по этому поводу. Мы сформулировали вопрос: «50% музыки на радиостанциях – российская. Вы – за?». Большинство, сразу скажу, против. При этом они не догадываются, что эта доля давно больше 60%. Также писали и зрители из бывших союзных республик, из Белоруссии очень много сочувственных отзывов.

Кожевников: Маленькая деталь. Если обратить внимание, мы призываем ввести закон, притом, что у нас большинство – частные радиостанции. Государственная радиостанция «Маяк» - у нее один из наиболее маленьких процентов вещания русской музыки. Нечего на рожу пенять, коль рожа кривая? Может, начнем с государственных станций, где ввели бы 100%-е русское вещание. Это было бы красивым жестом. Начнем с этого – ввести на «Маяке» массовое русское вещание. Я не знаю, насколько это оправданно, но по крайней мере, в этом была бы какая-то логика.

Макеева: Для Украины, Казахстана, где такие законы существуют, там другие задачи ставили, вопрос был даже не в отношении западной музыки, а в отношении русской музыки – попытка защитить свой язык, своих исполнителей, своих ведущих.

Кожевников: Поэтому я говорю, что было бы здорово, если бы правительство свои усилия применило там, где есть довольно большое количество русскоязычного населения, и поддержало русские станции на Украине и других странах. На Украине была следующая история. Сначала ввелся закон об обязательном вещании рекламы на государственном языке, то есть вся реклама перешла на украинский. Дальше сказали: вещание должно быть. Вещание – очень абстрактная вещь. На Украине существовал национальный комитет, который долго принимал решение, при этом боролись синие, голубые и другие цвета украинской оппозиции. Ввели норматив, при котором вещание (имеются в виду речевые тексты) должно быть тоже на украинском языке. Хотя зрители, звонящие в эфир, об этом не догадывались и продолжали говорить по-русски.

Макеева: А если кто-то звонил и говорил по-русски, его отключали?

Кожевников: Было очень забавно слушать. Звонит человек в студию, говорит на украинской мове, ему ведущий отвечает на украинской мове, он звонит по-русски, ему отвечают по-украински. При этом песни идут по-русски. Многие ссылаются, что на Украине за последние годы произошел всплеск музыки. Да. Но если обратить внимание, то ни одна станция, которая 100% вещала на украинском языке, не прижилась среди украинского населения. Они все находятся не в лидирующих позициях.

Макеева: В Казахстане по-другому. Там новости на казахском?

Кожевников: В Казахстане более внятное законодательство, надо отдать им должное. Всем русскоязычным станциям, в частности, «Русскому радио» дали бессрочную лицензию, такого нет даже в России. Поэтому если бы в России нам дали бы бессрочную лицензию с каким-то ограничением, то мы бы только были счастливы. На это пошел пока только Казахстан. Там есть рекомендация вести часть новостей на местном языке. Поэтому на том же «Русском радио» часть новостей идет на казахском языке. Мы не видим в этом ничего криминального. И CNN, и другие станции в странах присутствия ведут свои новости на языках присутствия.

Макеева: К вопросу о лицензиях на вещание. Наши зрители замечают: «ФМ давно пора умереть и оставить место для интернет-радиостанций». Все говорят о 4G, о возможности слушать интернет-радиостанции по радио, просто сидя в машине, что в Америке выпускают машины с обязательно таким встроенным приемником.

Кожевников: Жалко только, что те люди, которые об этом пишут, не имеют возможности себе купить машину с приличным приемником. Проблема в другом. Возможно, это и произойдет. Но вспомните, на заре 20 века говорили, что кино убьет театр. Потом говорили, что телевидение убьет кино. Потом говорили, что все убьет интернет. Я думаю, что мы переживем и то, и другое, и третье, и все это останется. Другое дело, что формы будут меняться. ФМ, УКВ-вещание поначалу шло на коротких волнах, потом на УКВ-ЧМ. Для людей, профессионально не занимающихся этой проблематикой, это одно и то же. На самом деле, в радиовещании за последние 50 лет произошла довольно существенная технологическая революция.

Макеева: Все-таки ФМ и УКВ не соседствует, УКВ не имеет уже никакой роли. Можно предположить, что через несколько лет интернет будет главным?

Кожевников: Если брать историю современной России, то первая ФМ-радиостанция появилась в 90-м году, мы отмечаем всего 22-летие ФМ-вещания. До этого вещание было на УКВ-волнах. Скорее всего, появятся какие-то новые технологии, но от радио в машине или радио в наушниках никто не уйдет. Доказано, и это видно по музыкальным каналам, если просто передавать клипы, рейтинг больше 1,5% не бывает. Если ты показываешь концерт с теми же самыми исполнителями, с теми же самыми песнями, рейтинг доходит до 3-5, а может и до 20%. Значит, есть что-то такое в лайфе. Это касается и новостных станций. Если просто передавать ленту новостей, вряд ли будет кто-то ее внимательно слушать.

Макеева: Тем не менее, если радиостанции будут просто появляться в интернете, не нужно будет уже покупать частоты, ходить в комиссию.

Кожевников: Они есть в интернете, но способ доставки в интернете несопоставимо дорог. Нет ничего дешевле общественного телевидения и ФМ-приемника. Ты потратил 100 долларов на приемник и дальше ты ничего не платишь. Единственная у тебя нагрузка – это рекламные блоки. Все. Радийный трафик недорогой, а телевизионный – очень дорогой трафик, это скажет любой интернетчик и все интернет-провайдеры, которые об этом говорят, понимают, что они на этом зарабатывают деньги. Поэтому до тех пор, пока сумма стоимости трафика в десятки раз не уменьшится, радийным и телевизионным боссам нечего переживать.

Макеева: Кроме того, пока еще нет таких городов на земле, где бы полностью было бы ровное и бесплатное Wi-Fi-покрытие. Только сегодня рассказывали, что появился первый в мире остров, где полностью бесплатный Wi-Fi на всей территории. Пока он всю Землю охватит, придется несколько подождать. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.