Глава ФАР: алколазер определяет пары алкоголя в автомобиле на скорости 120 км/ч

Кофе-брейк
25 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. Глава Федерации автовладельцев России СергеЙ Канаев рассказал о тонкостях работы алколазера "Бутон", который способен выявить пьяных, не останавливая машину.

Макеева: Как уверяют гаишники, они смогут выявлять пьяных в машине или, по крайней мере, наличие паров алкоголя, не останавливая транспортное средство, двигающееся на скорости до 120 км/час. И поможет им в этом специальное устройство, работающее по принципу радара и фиксирующее превышение скорости. Знакома ли вам, Сергей, эта разработка? Просто в сообщении МВД означенный «алколазер» именуется нашумевшим. Не в первый раз о нем возникают разговоры? Я просто увидела в первый раз, еще и название такое нежное – «Бутон».

Канаев: Если мы будем говорить об этом приборе, то это уже не новинка, в ряде развитых стран он очень активно используется. Дело в том, что сама ситуация в европейских странах, Америке и у нас немножко разная. Для чего служит прибор? Он в принципе готов определять, есть ли пьяный – не говорим о водителе или пассажирах – просто наличие паров в салоне автомобиля.

Макеева: Есть ли повод остановить машину и проверить более предметно, получается так?

Канаев: Совершенно верно. Мне эта инициатива напоминает некую помощь недобросовестным сотрудникам ГИБДД. Представляете, раньше они останавливали все автомобили, выявляли, есть ли там пьяные или нет, а сейчас даже этого делать не надо. Вы направляете этот прибор, он определяет, есть или нет, и вы соответственно можете всех останавливать. Вопрос – для чего этот прибор нужен? Если мы будем говорить о борьбе с людьми, которые употребляют алкоголь за рулем, то тогда сами же сотрудники ГИБДД на этот вопрос ответили, что 90% людей, которые сейчас практически двигаются в своих автомобилях в состоянии алкогольного опьянения – именно в Москве берем ситуацию – это люди неприкасаемые. Представьте себе, даже несмотря на то, что «алколазер» определил человека, вернее, определил, что в том или ином автомобиле находится человек в алкогольном опьянении, не факт, что сотрудник ГИБДД будет его останавливать. Я думаю, что каждый сотрудник ГИБДД в первую очередь посмотрит номера этого автомобиля, а потом он уже будет какие-то принимать решения.

Макеева: Подождите, шаг за шагом, постепенно. Сначала посмотрит, потом, когда почувствует, что, допустим, очень концентрированные пары алкоголя в машине, он все-таки соберется силами, и не глядя на номера, может быть, остановит. Чтобы спасти других.

Канаев: Мне бы хотелось верить. То, что мы сейчас говорим о тестировании этого прибора нашумевшем, то да, действительно, этот прибор активно обсуждается уже в течение последних 1,5 лет. И тем не менее, каждый раз сталкивается с тем, что, наверное, нужно определить, насколько он может гарантировать качество выполнения работ. Если это будет 100%-я гарантия, если он будет действительно работать без ошибок, тогда действительно он нужен, наверное, на наших дорогах. Опять же, эффективность прибора может быть уникальная, но чему он будет способствовать. Я считаю, что на дорогах сотрудники ГИБДД должны в первую очередь обеспечивать безопасность дорожного движения. При наличии сотрудника ГИБДД этого нет. Все равно в руках у инспектора.

Макеева: Так или иначе, инспекторы не могут останавливать все машины. Так они смогут, по крайней мере, увидеть, кого выдернуть из потока не по принципу случайности, а по принципу того, что там концентрация паров алкоголя.

Канаев: Да, то есть увеличит эффективность работы сотрудников ГИБДД. Здесь я полностью согласен – этот прибор действительно может способствовать.

Макеева: А в каких-нибудь тестах вы его видели? В совместном тестировании участвовали? Я видела, что вы предлагаете только ГАИ совместное тестирование проводить.

Канаев: Да. Поэтому я хочу сказать сразу. Сейчас уже идет где-то в СМИ, что мы тестировали этот прибор. Нет, прибор мы не тестировали, но мы сейчас предлагаем вместе с МВД протестировать этот прибор, такой элемент общественно-государственного контроля. Государство предлагает некую инициативу. Давайте, пожалуйста, протестируем ее совместно. Если этот прибор действительно отвечает всем показателям, тогда, наверное, он необходим опять же в помощь сотрудникам ГИБДД.

Макеева: МВД что-то ответило на ваши предложения?

Канаев: На самом деле, еще очень мало времени прошло, поэтому говорить о том, что ГИБДД не ответило или МВД не ответило на наш запрос, пока рано.

Макеева: Вы сказали, что этот прибор используется уже в других странах. Предположу, что это аналоги, наверное. Насколько я поняла, конкретно «Бутон» - отечественная разработка, что-то вроде ГЛОНАСС – наш ответ на GPS.

Канаев: Вы совершенно правы. Поэтому говорить о том, что мы придумали что-то уникальное, я бы не стал. Приборы такие в разных интерпретациях применяются в ряде стран. Поэтому мы пошли только по пути облегчения участи сотрудников ГИБДД.

Макеева: А в каких странах, вы, может быть, знаете?

Канаев: В Европе у нас в Англии, Франции, Германии, Италии, Испании, Чехии даже применяется подобный прибор. В США этот прибор тоже применяется, но не во всех штатах, насколько я знаю. Эти приборы применяются в Канаде, подобные приборы. Там задача у этих приборов действительно выявить людей, которые находятся в состоянии алкогольного опьянения в автомобиле. А дальше уже этот вопрос к службам – как они будут эффективно с этим работать. Это инструмент для эффективной работы, но сам по сути этот прибор не лишает прав водителей. Поэтому переживать за это нечего. Я уже на форумах видел обсуждения – ах, как так, нас сейчас видеокамеры фиксируют, лишают права, привозят штрафы, теперь еще в дополнение приборы какие-то будут.

Макеева: Забавно – видеокамера и рядом этот «алколазер» волшебный. Сразу оштрафуют – и за превышение скорости, и за то, что пьяный был в машине. Это я сейчас шучу. Это если бы прибор сам принимал решения. Один наш зритель пишет: «Бред, зимой незамерзайка – есть пары алкоголя». Получается, что зимой действительно буквально каждая машина, у которой залита незамерзайка, а в каждой машине залита незамерзайка, будет излучать некие пары.

Канаев: Только сейчас мы обсуждали как раз эту тему о незамерзайке. По этому поводу могу успокоить большинство автовладельцев: уважаемые автовладельцы, не пейте за рулем, и незамерзайка ничего не покажет. Говорить о том, что от незамерзайки у нас в салоне огромные пары алкоголя, не стоит.

Макеева: Концентрация не та?

Канаев: Конечно. Концентрация намного ниже. Это все-таки выдыхаемый воздух, а тут просто воздух, который приходит в салон. Поэтому здесь волноваться не о чем. Более того, я уже сказал, что сами по себе приборы вас не лишают права управления транспортным средством. Поэтому бояться нечего.

Макеева: По поводу того, идет ли ГАИ на контакт, чтобы какие-то совместные тестирования проводить – вообще в принципе идет ли ГАИ на контакт? Особенно после того, как Федерация автовладельцев устраивает разные акции на Кутузовском проспекте, с мигалками борется? ГАИ с вами как вообще общаться стало? Изменилось ли что-то?

Канаев: Можно сказать, что ГИБДД в данном случае отстаивает свои интересы, и это правда. Но говорить о том, что мы никак не взаимодействуем, я бы не стал. Более того, я могу сказать, что сейчас даже Федеральная служба охраны особо не препятствует проведению наших рейдов.

Макеева: Да вы что!

Канаев: Да. Это в принципе нормальная ситуация, когда они действительно приезжают и благодарят за то, чем мы занимаемся.

Макеева: Это они в личном качестве благодарят?

Канаев: В личном качестве, конечно. Они говорят о том, что действительно, кроме вас этим заниматься некому, потому что сотрудники ГИБДД говорят откровенно: «Остановить такой автомобиль – это написать заявление об увольнении вчерашним числом». Других, говорят, у нас критериев нет. Поэтому со стороны ГИБДД можно сказать, что если мы делаем какие-то запросы, всегда они отвечают. Это уже успех. А для скептиков могу сказать: если вы ничего не будете делать, с вами никто взаимодействовать не будет. Все-таки нужно искать компромисс. У нас цель какая? Безопасность дорожного движения. Если все, что укладывается в эту цель мы можем друг другу помогать, мы это делаем. Если у них свои интересы, у сотрудников ГИБДД, а у нас интересы – безопасность, тогда, конечно, у нас есть разногласия. Но это не говорит о том, что мы не можем дальше совместно работать. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.