Герман Клименко: Цукерберг ведет себя по-пацански

Кофе-брейк
20 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Владелец Liveinternet.ru Герман Клименко о том, перед каким выбором сейчас стоит основатель Facebook Марк Цукерберг и что ему нужно сделать, чтобы его проект не постигла судьба MySpace.
 

Шакина: Что же, настало время нашей традиционной рубрики «Кофе-брейк» и сегодня она будет посвящена волне гонений, которой подвергся со стороны пользователей и аналитиков Марк Цукерберг. Его все чаще призывают уйти, потому что, считается,  основатели таких вот серьезных интернет-порталов, должны уходить на творческие должности, передавая в какой-то момент уже управление эффективным менеджерам. Для того, чтобы прокомментировать эту ситуацию, с нами сегодня Герман Клименко, основатель Liveinternet.

Клименко: Здравствуйте.

Шакина: Которому эта ситуация должна быть знакома не понаслышке. Как вам кажется, так это или не так, нужно ли Цукербергу передать управление? И имеет ли вообще смысл в таких случаях?

Клименко: Знаете, вообще интернет - это такая особая отрасль, особый такой бизнес, где впервые в истории все идет не по всем канонам учебников. То есть какой-то программист создает компанию с капитализацией потенциальной 100 миллиардов долларов, ведет переговоры с крупными банкирами и все с удовольствием наблюдают: а вот неужели основы будут потрясены, неужели можно просто купить книжечку «PHP за 24 часа», написать какой-нибудь софт, продать его за 100 миллиардов и вести себя по отношению к людям, которые действительно неплохо разбираются в бизнесе, в экономике, в акциях, в общем, по-пацански…

Шакина: А Цукерберг, простите, ведет себя по-пацански?

Клименко: Корректно говоря, да. Некоторые называют грубее, кто-то говорит «хамство», кто-то говорит «неуважение», кто-то говорит «звездная болезнь», кто-то говорит о том, что он верит в то, что он действительно круче, это новая экономика пришла. К сожалению, глядя, например, на динамику акций Facebook, на последней сделке Facebook с Instogramm вдруг выясняется, что мы никуда от этого не денемся. То есть, есть какие-то основы, которые надо все-таки соблюдать. Например, мы знаем, что есть завод, металлургический завод. На металлургическом заводе есть строители, которые его построили, то есть, есть директор, который его строил, но он же его не эксплуатирует. Потому что есть такая работа – строитель, есть работа – эксплуататор. Понятно, что мы переносим на нашу почву, то при слове «эффективный менеджер», сразу все вспоминаем по поводу Навального, все эти истории. Но ведь на самом деле, действительно, существуют менеджеры, которые занимаются развитием. Это одна вещь. А вторая часть, безусловно, которая существует, - эксплуатация постоянная, ежедневная. Это операционная прибыль, операционный доход, это забота, в конце концов, об акционерах, потому что Facebook, его история, то, что происходит с акциями - это сейчас во все учебники, как не надо выходить на IPO. Поэтому, я думаю, что некоторая доля, несмотря на все поговорки, которые мы знаем - «коней на переправе не меняют», там еще что-то, - несмотря на всю эту историю, безусловно, некоторая правда в утверждениях финансовых аналитиков: они хотят разговаривать на понятном языке. Ну, зачем мы купили Instogramm, например? То есть, нет никакого же объяснения, кроме воли конкретного господина Цукерберга, который все-таки играет не в свои, собственно, частные игрушки, а все-таки деньгами очень колоссальными. Более того, он формирует индустрию. Он вообще, должен относиться достаточно ответственно. До последнего времени всегда приводился пример принципа управления Америки, что лидеры приходят, вот Цукерберга в некотором роде можно сравнить с Рейганом - PHPшник и актер. Но они все приходили всегда со своими командами.

Шакина: С большой командой, конечно.

Клименко: Адвокатов, юристов. Мы сейчас говорим про тех, кто обеспечивает некую такую оборонку. И вдруг произошел прорыв, где такой социальный лифт, когда, извините, программисты поперли в руководители. И выясняется сейчас, причем, если мы внимательно посмотрим на успешные компании, выясняется, что везде создатели, сохранили контроль от операционного управления, от этой скучной нудной вещи. От того, что надо кого-то увольнять, кого-то надо, наоборот, нанимать. Это, в общем, достаточно большая процедура, а общение с инвесторами - это вообще отдельная тема. Они мирские люди, они за свои деньги хотят  узнать, как это, а почему вы купили этот офис, потому что это могли бы быть наши дивиденды. И вот для этого специально заводят управленцев. В Google завели Шмидта, Гейтс завел там себе кого-то. То есть крупная компания, успешная, если мы посмотрим, создатели остались, но, тем не менее, на должности, связанной с коммуникацией не только с населением, но и с инвестором, все-таки предпочли нанять кого-то из более сведущих людей.

Шакина: А в какой момент вы поняли, что нужно делегировать обязанности? Когда вообще этот момент наступил?

Клименко: Понимаете, проблема заключается в том, что любой бизнесмен, кто бизнесмен, я все-таки в интернете не из интернета, не из программистов, хотя первое образование программистское, но все-таки кадровый офицер. И у меня с этим все прошло достаточно легко, просто и элегантно - нужно делиться. Делиться полномочиями всегда страшно, потому что они негодяи, они не справятся, они все сделают по-другому. Но если ты будешь тянуть все сам, то, в конечном итоге, будет очень грустная история, ты будешь заниматься только одним проектом.

Шакина: А как вам кажется, почему у, именно у Цукерберга такие проблемы вот с делегированием обязанностей? Есть у вас какая-нибудь версия на этот счет?

Клименко: Понимаете, у интернета есть некоторая особенность. За счет избыточности кэша, который поступает в компанию, особенно успешную, очень многие ошибки нивелируются и, в принципе, не выйди Facebook неудачно на IPO, не сформируй он отрицательный тренд, ну не пожадничай, не стремись к цифре 100... Ему очень нравилась цифра «100 миллиардов». Ну, выйди он под 70, под 60, чтобы люди могли заработать. А так, он сформировал некий негативный тренд, который идет волной. Дело в том, что у него нет ни опыта, ни квалификации, как это все останавливать. То есть жадность порождает бедность. Есть такой прекрасный лозунг, с которым я следую. Вот здесь, по-моему, классическая история, которая к этому привела.

Шакина: А вот вы сказали, что он ведет себя по-пацански, а можете привести какие-то примеры? То есть все мы знаем, что он, в принципе эксцентрик, в том числе из фильма Дэвида Финчера, и приходит на переговоры в халате и резиновых тапках. А вот в плане бизнес-этики, что нехорошего как бы в его?..

Клименко: Но здесь не то, что нет нехорошего. Понимаете, когда вы банкир, вы говорите о каких-то деньгах, а Цукерберг он все-таки программист в глубине души. То есть, доходы акционеров, надо стать публичной компанией, выходить, оно конечно, да, здорово, но за этим стоит колоссальнейший труд, причем с колоссальнейшими переговорами. И там, где не надо бы жадничать, где все знают, что надо банкам заплатить их комиссию, такой рэкет финансовый... То есть, если вы заплатили много, они потом поддерживают торги, то есть, много-много услуг, которые, кажутся ему естественными. И вторая часть, это, конечно же, в силу своего низкого образования финансового, экономического, да любого образования… Цукерберг, может быть, программистский гений, правда я еще не видел PHPшных гениев, просто повезло, но образования у него уж точно нет финансового, опыта нет. В силу своего опыта он серьезно переоценивает свой собственный продукт. Он же живет внутри него. Это, конечно, здорово, когда мы эгоцентрично стучимся в стену и добиваемся, что мы великие, мы…  Но дело в том, что на текущий момент видно, что Facebook - да, социальная сеть, ну да, модно, но у нас был MySpace, который разрушился буквально за два года. То есть, история Facebook может закончиться тем же путем, но так как у него нет партнера… У него с реализмом, конечно, проблемы. И этот реализм обычно вносят партнеры, вносят какие-то правила игры устаканенные. И вот эти правила игры умножили капитализацию. Вот он отказывается наотрез это все понимать. Мы когда-нибудь будем зарабатывать, мы когда-нибудь будем миллиардерами, а инвесторы, к сожалению, люди очень жадные. Во-первых, они паникеры и сразу бегут, как только падает цена, а во-вторых, они всегда хотят кэш. Они хотят, чтобы каждый год с ними делились прибылью или был рост акций. А когда акции падают и кэша нет, они конечно, нервничают.

Шакина: Понятно. С одной стороны не могу не отметить, что внутри мира, созданного Цукербергом, живет не только Цукерберг.

Клименко: Очень много. Он за собой затянул, как наркотики, безусловно.

Шакина: Конечно, и Facebook в своем роде уникальный случай. Мне кажется, что и посильнее MySpace будет, насколько я помню, каким виделся MySpace во времена, когда практически у многих были там страницы. Но, в принципе, судя по биографии Цукерберга, которую многие читали, практически все…

Клименко: Даже фильм был.

Шакина: Да. Он практически никому не может доверять. У него даже вот как бы с друзьями в какой-то момент происходит из-за его личностных каких-то проблем разрыв.

Клименко: Вы знаете, я бы даже сказал, что вообще история Цукерберга удивительна. Мы знаем, чем заканчивают диктаторы. Вы об этом, кстати, рассказываете в эфире каждый день, приводите массу примеров. И на этом месте говорите, что если он -диктатор, например, то и срок его отмерен, и понятно, как будут развиваться события. Но в случае с Цукербергом... То есть некое определенное самодурство, некая определенная упертость и вера в свои силы – это важно, иначе не создаются, действительно инновационные продукты. Другой вопрос, что мы помним историю про Давида и Голиафа, то есть маленький Давид убил камешком и пращой Голиафа. Так все забываем, что до этого Давида были десятки тысяч маленьких Давидиков, которые не вошли в историю. Понятно, что то, что мы получили с Цукербергом - стечение обстоятельств, времени. Надоел MySpace, еще что-то, еще что-то и, безусловно, надо отдать должное Цукербергу, потому что… Знаете, есть хорошая такая книжечка: «Не ешьте в одиночку». К сожалению, Цукерберг есть в одиночку, и вопрос в том заключается, прошел ли он точку невозврата. Потому что психологически люди, конечно, несмотря на то, что в России Facebook растет, я думаю, что вот проявление вот этого гонения, в первую очередь проявление усталости: журналисты устали хвалить. Знаете, не бывает все прекрасно, не бывает все великолепно. И пошла мода на недостатки. Но как только пошла мода на недостатки, непонятно даже, какие усилия надо прикладывать, чтобы остаться хоть как-то в тренде. И еще не факт. Если, допустим, завтра он, например,  поддастся убеждениям, заведет себе операционного директора, пригласит, например, нашего Владимира Долгова, из eBay его перетащит, или кого-то еще из известных людей из Америки, нет гарантии, что это скажется положительно, а не наоборот, не приведет к ухудшению ситуации, как мы это наблюдаем у Zynga. Она падает, что бы они ни делали, а люди получают еще одно подтверждение, что все плохо на играх социальных. То есть они покупают нормальные обычные игры, а инвесторы говорят: «Подождите, значит, вы признаете, что мы ведь сюда инвестировали?». И все падает, и падает, и падает. Поэтому тренд сейчас еще нехорош тем, что… У нас Groupon летит в пропасть. То есть, условно говоря, все, кто должен был стать такой опорой отрасли, таким квадратом Малевича, в который все верят и все молятся... Мы же признали, что квадрат Малевича - это искусство. Он стоит 3 миллиона долларов. По идее, должно было быть как: Facebook стоит 60 миллиардов, мы вокруг него бегаем, признаем, как это есть.

Шакина: Такой вариант общественного договора.

Клименко: Да. Вариант общественного договора. Но из-за жадности самого же Цукерберга все, что связано с социалкой, сейчас просто несется в пропасть и смотреть на инвесторов, которые вложились… И понятно, что сейчас у них будут разные идеи: в отставку отправить Цукерберга, отменить сделку с Instogramm. Но дело в том, что вот когда что-то катится, тут надо наблюдать за этим. Сидим и наблюдаем за этой историей, то есть, в принципе, нам хорошо.

Шакина: Да, это интересно в любом случае, но, все-таки, непонятно, прошел ли Цукерберг точку невозврата, и непонятно, прошел ли ее Facebook. То есть, могут ли наладиться еще его дела?

Клименко: Я думаю, что…

Шакина: Как одного, так и другого?

Клименко: Я думаю, проблема Цукерберга все-таки в том, что у него базовое системное образование, это, условно говоря, PHPшный программист. Он не может квалифицированно оценить качественные разработки по поиску. Сейчас такая ситуация, которая как-то должна разрешиться, причем не надо ничего делать. Оно либо само как MySpace, пойдет потихонечку вниз... На его месте будет расти, не знаю, G +, например, или что-то еще. Но любые дерганья сейчас, они приведут к негативу. Инвесторы, они же такие пуганые лани. То есть, понимаете, мы сейчас выступаем, мол, Цукерберг должен сделать то-то, нанять директора правильного, уйти в творческий отпуск, а вот он возьмет и сделает. Это значит, что мы были правы, что действительно все плохо, и вероятность того, что акции, например, вырастут, ничтожны, на самом деле.

Шакина: Понятно. В общем, лучше всего, видимо, в данном случае просто заморозить ситуацию и подождать, пока волнения улягутся.

Клименко: Ну и посмотреть, как будет формироваться тенденция. Потому что не очень понятно, что с доходами Facebook. Если, допустим, они не будут расти, как ожидали инвесторы, при выходе на IPO, то там ничего нельзя поделать. Вообще, все мерится деньгами. Если завтра, допустим, Цукерберг придумает что-то, что увеличит выручку в два раза, ему простят все, ему будут целовать ноги, за ним будут бегать, брать у него интервью. Если у него выручка, например, в следующем квартале останется такой же, как в предыдущем, а инвестор же, когда его любили очень сильно, его перелюбили, они же думали, каждый квартал будет удваиваться,  то они его проклянут. Он станет, я не знаю, исчадием ада, сатаной.

Шакина: Исчадие ада, сатана или действительно Саддам Хусейн, какой-то такой диктатор.

Клименко: Да, все, что угодно. Убытки никто не прощает из инвесторов. Инвесторы любят, когда все хорошо, тогда они прощают все. И даже то, что сейчас они наговорили, вот вырастет, они скажут, что это было гениально, он перетерпел. Есть такое понятие в стартапах - «зона смерти», которую надо обязательно пройти. Но пока ничего не говорит о том, что достаточно завтра измениться рекламным доходам и все, мы увидим, что аналитики будут рассказывать, что вот, PHPшник, с точки зрения программистов, это не самая удачная родословная, честно говоря, ну даже скажем, плохая, но инвесторы говорят: «Знаете, несмотря на это, смотрите какое у него чутье хорошее. Вот мы на него давили, а он удержался». Но, скорее всего, такого сценария не будет, конечно.

Шакина: Что же, окажется Марк Цукерберг гением или диктатором, посмотрим. Будем надеяться, что с Саддама Хусейна или с кого-то подобного Саддаму Хусейну он пример брать не будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.