Геннадий Гудков: Мы будем разбираться с провокацией спецслужб

Кофе-брейк
18 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Неофициальную встречу в мэрии c вице-мэром Александром Горбенко, посвященную предстоящему шествию 4 февраля, обсудили с депутатом Госдумы Геннадием Гудковым, который там присутствовал.

Лиманова: В гостях у нас депутат Госдумы, член «Справедливой России» Геннадий Гудков. Я хотела с вами поговорить по поводу вчерашней такой окутанной флером тайной встречи в мэрии, неофициальной встречи.

Гудков: Никакой тайны нет.

Лиманова: Никаких официальных сообщений на лентах информагентств не было.

Гудков: А почему они должны быть? Мы что, там коммюнике какое подписали или высокие договаривающие стороны приняли эпохальное решение? Это была рабочая встреча предварительная, потому что 4 февраля готовится шествие, готовится митинг. Понятно, что всех волнует, и власть, и организаторов вопрос, в первую очередь, безопасности, чтобы это действительно имело абсолютно…

Лиманова: Но встреча прошла авансом, потому как заявка еще не подана?

Гудков: Да, но это не страшно, поэтому она и носила такой абсолютно рабочий характер. Она состоялась поздно вечером, кстати говоря, и мы обсуждали там вопросы, связанные с этим шествием. Потому что понятно, что у мэрии есть свой вариант шествия. Они вообще считают, что лучше сделать крупный стационарный митинг, это, с их точки зрения, отвечает вопросам безопасности, поскольку рамки, место, заранее работа правоохранительных органов осуществляется. То есть, они нас убеждают в том, что стационарный митинг лучше, чем шествие, которое сложнее, действительно, технологически сложнее обеспечить все вопросы.

Лиманова: Да, безусловно. А кто участвовал и от кого исходила инициатива этой встречи?

Гудков: Это просто с учетом того, что личное знакомство, например, хорошее есть у Владимира Рыжкова, у Бориса Немцова, я меньше с Горбенко знаком. Речь шла просто о…

Лиманова: А встреча была с вице-мэром Александром Горбенко?

Гудков: Да, с Александром Горбенко, которого они знаю давно еще по его прошлой биографии, по прошлой работе.

Лиманова: И были вы, Борис Немцов, Владимир Рыжков…

Гудков: Борис Немцов, Владимир Рыжков и Геннадий Гудков и Александр Горбенко, который в таком абсолютно рабочем стиле с нами пообщался. Поэтому договорились, что мы его точку зрения, точку зрения мэрии, он выступал как заммэра, безусловно, доведем до оргкомитета. Оргкомитет, по-моему, у нас планируется на завтрашний день собрать, для того, чтобы обсудить предварительные технические и технологические вопросы проведения массовых мероприятий. По всей вероятности, мы будем предлагать оргкомитету перенести это с 4-го на 5-е с точки зрения шествия.

Лиманова: Да что вы, это же символическая дата - 4 февраля.

Гудков: Все-таки, давайте мы не будем зацикливаться.

Лиманова: Давайте напомним зрителям, 4 февраля 90-го года в Москве прошел многотысячный митинг с участием Бориса Ельцина. Люди требовали отмены 6-й статьи Конституции о руководящей роли партии, и через неделю статья была отменена.

Гудков: Это были очевидные действия. Мы давно знали о том, я говорю как бывший работник КГБ, что она будет отменена. Дело не в 4 февраля. Тут символизм условный, потому что 4 февраля очень плотное движение. Если мы говорим о шествии, я согласен с точкой зрения мэрии в этом вопросе.

Лиманова: А вы какое…

Гудков: 5 февраля, потому что это воскресный день.

Лиманова: Какой маршрут вы предлагаете?

Гудков: Тот маршрут, который предлагали представителю оргкомитета, он известен, опубликован в Интернете. Но мэрия считает этот маршрут очень сложным и в значительной степени я согласен с ними, что та точка конечная…

Лиманова: Вот смотрите, мы сейчас показываем…

Гудков: Подождите, она не поместит всех тех желающих, которые готовы придти на митинг.

Лиманова: Мы сейчас показываем маршрут, который был заявлен - от Октябрьской площади по Моховой.

Гудков: Предельная загруженность. Предельная площадь для граждан реальная – 12-тысячный манеж. На сегодняшний день о готовности поддержать это шествие через Интернет уже заявило свыше 20 тысяч человек.

Лиманова: Подождите, изначально вариант был, что на Манежной площади закончится шествие митингом, и теперь вы предполагаете…

Гудков: Вчера шла рабочая дискуссия по поводу, где все-таки завершать это шествие, какую делать протяженность, как обеспечить безопасность участников, как обеспечить относительно малые потери в организации перекрытия дорожного движения. Тоже создает массу неудобств и для граждан, и для москвичей, для гостей столицы. Но у нас, мы не можем сказать, что мы окончательно выработали какие-то варианты. Мы обменялись мнениями. Как говорится, высокие договаривающиеся стороны обменялись мнением по наиболее актуальным вопросам современности. В четверг мы будем обсуждать содержание этой беседы, предложение мэрии.

Лиманова: Но как, по вашим ощущениям, есть отклик какой-то со стороны властей? Вот если они все-таки стоят за митинг, а не шествие?

Гудков: Вчера этого не было, никаких непримиримых противоречий, никаких жестких, так сказать, позиций несовместимых нет. Вчера был рабочий разговор и мне, честно говоря, пока нравится настрой мэрии Москвы. Он абсолютно конструктивный, он направлен на минимизацию, скажем, неудобств, связанных с шествием, массовыми манифестациями и, конечно, на обеспечение вопросов безопасности, поскольку я понимаю, позиция мэрия в значительной степени влияет на действия силовиков, ну, до известной степени, понятно, что федеральное подчинение. Тем не менее, мне кажется, мэрия сейчас занимает вполне адекватную позицию. Конечно, им проще организовывать стационарные митинги, даже массовые, им проще их обеспечить, им проще контролировать, им проще нести ответственность за это. Но мы понимаем, что большая часть нашего оргкомитета настроена все-таки на то, чтобы провести шествие. Вчера было высказано несколько вариантов: и вариант Болотной площади, и вариант проспекта Сахарова, и вариант, близкий к Лужникам. Вот такие варианты высказывались. Действительно, Манежная площадь, предельная вместимость 12-13 тысяч.

Лиманова: Я хотела вас спросить о появившемся в Интернете видео, где сняты вы вместе с Владимиром Рыжковым в одном из московских кафе. И есть звук, вы там обсуждаете…

Гудков: Звук и изображение, обратите внимание, не соответствуют друг другу. Это говорит о наложении звука на изображение.

Лиманова: Тут не очень-то, конечно, видно.

Гудков: И не очень хорошо видно. Мы сегодня проанализировали.

Лиманова: Я вот смотрю, я только начала смотреть, здесь есть расшифровка ваших разговоров, где говорится о том, что…Рыжков говорит о том, что не согласится на митинг и будет настаивать на шествии и, если шествие не будет разрешено, то тогда это будет несанкционированная акция, иначе народ вам не поверит. Разговариваете вы на чисто русском языке, видимо, мужчинам так легче общаться. Как прокомментируете?

Гудков: Тут оставляет несколько, скажем, двойственное впечатление. Во-первых, конечно, это частично фальшивка. Встреча, действительно, была, она была спонтанна, она была оговорена в кафе «Академия», обстановка там - это кафе «Академия». Совершенно очевидно, что по оппозиции сегодня в полный рост за бюджетные деньги, за народные деньги, работают спецслужбы. Вместо того, чтобы обеспечивать безопасность, ловить мафиози, обеспечивать защиту граждан от террористов, они занимаются тем, что организуют масштабные прослушки телефонов и разговоров оппозиции - это первое. Второе – мы будем разбираться, и на Комитете безопасности. Как говорится, Аннушка уже разлила масло. В ближайшее время будет очень серьезный разбор полетов, потому что, что у нас творится с субъектами оперативно-розыскной деятельности, чем они занимаются, и как их контролировать - это первый вопрос.

Второй вопрос, безусловно, здесь, если первый разговор, допустим, мои расшифровки с Немцовым подлинные, и я это признал, то здесь явная фальсификация. То есть, наложение звука на изображение, явные подчистки, явные склейки отдельных фраз, это уже совершенно очевидно. Это, конечно, работа спецслужб, потому что за полчаса невозможно, не прослушивая телефоны, не имея бригад наружного наблюдения, оснащенных соответствующей техникой, организовать за полчаса подготовку записи такой встречи.

Лиманова: Вот скажите мне, пожалуйста, Владимир Рыжков говорил о том, что будет предъявлять ультиматум Горбенко и будет говорить о несанкционированном шествии, если оно не будет разрешено властями. Было такое или нет?

Гудков: Я вам скажу, что нет. В такой категорической форме вопрос никогда не ставился. И вчерашняя беседа она показала, что никаких взаимных упреков, обвинений, ультиматумов и жестких требований ни одна из сторон не выдвигала. Наоборот, я считаю, что вчера была попытка найти разумный компромисс, приемлемый для обеих сторон. И чтобы там какие-то ультиматумы и несанкционированные шествия - мы в этом не заинтересованы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.