Если не Путин, то кот

Кофе-брейк
19 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Руководитель Театра кошек Юрий Куклачев рассказал в студии ДОЖДЯ, чем он хочет заниматься на общественном телевидении.

Лиманова: Общественная палата закончила сбор заявок от организации и граждан с именами кандидатов в Совет по общественному телевидению. Ажиотажного интереса к выдвижению не было: поступило всего около 60 заявок. 6 июля члены палаты обсудят заявки, потом рейтинговым голосованием отберут кандидатов, из которых президент утвердит 19. Среди кандидатов оказался и руководитель театра кошек Юрий Куклачев и сегодня он у нас в гостях. Юрий, здравствуйте, спасибо большое, что пришли. До сих пор все гадали, каким же будет общественное телевидение. А сейчас, можно сказать, что вздохнули с облегчением. Появилась какая-то ясность. Вот в списке кандидатов и вы. Вам это кто-то предложил? Это ваша собственная инициатива?

Куклачев: Вы знаете, когда услышали об общественном телевидении, то коллектив моего театра, он у меня небольшой, главный режиссер театра у нас Юнгвальд-Хилькевич, известный кинорежиссер «Три мушкетера», он собрал собрание и предложил. И все на собрании выступили и сказали: «Юрий Дмитриевич, а вот мы хотим, чтобы вы участвовали в этом общественном телевидении». Мы при театре создали научно-практическую лабораторию «Экология души», мы при театре работаем, основная наша работа с детьми. Мы все, каждую программу думаем, как бы детям со сцены энергия добра пошла, мы видим, как доброта проникает в сердце каждого ребенка. Но чтобы зафиксировать это состояние, которое мы в театре сумели создать, нужно обязательно подключить родителей и учителей. И для этого я, в общем-то, и работаю очень много. Для этого я создал целую программу «Школа доброты».

Лиманова: Ну и вам нужна, как я понимаю, телевизионная площадка.

Куклачев: Дело в том, что в общественное телевидение я просто иду не за тем, что я популярный. Меня знают во всем мире…

Лиманова: Безусловно.

Куклачев: Начиная с 76-го года, нас как назвали «русское чудо», и мы идем - Бродвей, Лас-Вегас, Монте-Карло, Америка, Франция. Но главная наша площадка - это Кутузовский проспект, главное детище наше. Мы как-то провели исследование: через наши уроки доброты в Москве прошло 200 тысяч детей за пять лет бесплатно. Это говорит о том, что мы работаем, и притом не я один, у меня сын, у меня Катя, художники.

Лиманова: Хорошо. А каким вы видите, собственно, тогда свое место в общественном телевидении, каким оно должно быть и из чего состоять?

Куклачев: Вы знаете, я не знаю подробности, это еще надо решать. Я вижу только свою практическую деятельность. Я 45 лет работаю с детьми, за 45 лет у меня огромный опыт и стаж. За 45 лет у меня появились такие внутренние наработки, я знаю, как создавать детям игровое пространство. Сегодня необходимо заняться воспитанием. Сегодня упущен самый главный момент в образовательном процессе - воспитание. У меня первая игровая программа четко поставленная, начиная с детского садика, где Королевство добрых дел дети разыгрывают очень интересно. Мы попробовали - прекрасно. Притом, я не просто придумал, а я уже попробовал, прошел эксперимент и даже экспериментальная площадка при развитии образования. Понимаете, все попробовали. Затем, у меня с 1 по 4 класс, где основа заложена, нравственная основа, почему? Потому что человеческий мозг с 3 до 8 лет формируется - и головной мозг, и нравственная основа. Если успели заложить программу, она останется. Если вы не успели, как бы потом не старались - агрессия. То, что сегодня на телевидении творится, то, что какой канал не включаешь – преступники. Все это затягивает детей.

Лиманова: Но ведь есть же детские каналы. Почему вы там не создаете свои программы?

Куклачев: Понимаете, детские каналы меня немножко не устраивают.

Лиманова: Зачем общественное телевидение?

Куклачев: Почему? Потому что много поставлено на развлекательную программу. И я как-то попробовал, где-то раньше меня еще приглашали на передачи детские, сегодня уже как будто забыли. А у меня огромная программа, у меня целая программа, которая уже проверена и дает результаты. Я же не просто пришел, я пришел с программой «Уроки доброты», которые утверждены Министерством образования России, которая поддержана Академией образования. Мы совместно с Институтом психолого-педагогических проблем детства работаем. Я работаю с учеными. Это не просто так. Я работаю, у меня Нижний Новгород Нина Яковлевна Вазина помогает создавать. Все это, понимаете, уникальная гуманитарная педагогика академика Амонашвили.

Лиманова: Вы будете, если президент утвердит вашу кандидатуру, будете входить в Общественный совет при общественном телевидении и будете в целом разрабатывать концепцию всего канала. Каким вы видите этот канал? Вы же знаете, наверное, почему возникла идея создания Общественного телевидения, почему так долго говорилось о том, что ныне существующие федеральные каналы сильно ангажированы и слеплены с властью и необходимо общественное телевидение, которое будет независимым?

Куклачев: Я не отношусь ни к одной политической партии. Я ни в какой партии не состою, я ни к одной общественной, ни к каким движениям. Я когда вижу проблему, я выхожу напрямую. Я напрямую иду в детские садики работаю, разрабатываю систему, методику. Я напрямую еду в колонию с детьми. Есть Спесивцев, уникальный режиссер, у нас и Джигарханян, и Кобзон, и программа у нас называется «Амнистия души». Мы уже около 200 детей из колонии освободили. Мы проводим там конкурсы, находим талантливых людей, их освобождаем досрочно, но мало этого, мы их еще устраиваем на работу.

Лиманова: Хорошо. И как всю эту свою неуемную энергию направить, вот создавая общественное телевидение?

Куклачев: Вы знаете, если правительство решит, государство поймет, что воспитание нельзя отдавать на откуп родителя… Воспитание детей - это должна быть целая программа государства. Государство должно воспитывать детей.

Лиманова: Но родителям все-таки дайте что-нибудь.

Куклачев: Родители заняты в своих заботах. Родители бедные… До этого были кризисы, все настолько деформировали, настолько изменили. Сегодня родители не могут разобраться, что творится в стране. Вы посмотрите, все бурлит. У меня четкая позиция: дети - нравственная основа. У меня четкая программа, которая уже себя проявила, которая себя доказала. У меня для них уже учебники написаны. Мало того учебники, у меня разработаны и телевизионные программы, все. Я прихожу не с пустыми руками, чтобы думать. Я не такой умный, чтобы как общественное телевидение. Нет, я беру конкретную свою линию. Если назначат, будут заниматься воспитанием.

Лиманова: Понятно. То есть вы собираетесь продвигать именно свое детское направление и сказать о том, каким общим может быть общественное телевидение, вы не возьметесь?

Куклачев: Вы знаете, дело в том, что, в общем, я знаю, что оно должно быть духовно нравственным и чистым. Оно должно быть без агрессии, не вызывать чувство агрессии. Понимаете, так хитро поставили фильм, что вы переживаете за преступника, который стреляет в людей, и ты независимо становишься соучастником этого преступления и ты начинаешь сочувствовать бандиту. Вы понимаете? Здесь другие рычаги, по-другому немножко надо подойти. Почему я пошел в Академию образования? Почему я кинулся и начал заниматься психологией? У меня сейчас самый главный - Сухомлинский, Ушинский, Макаренко. Я работаю. Другого я не вижу, потому что не надо искать за рубежом никого. Сегодня прекрасное образование. Российское образование всегда было лучшим образованием.

Лиманова: Позвольте еще один вопрос…

Куклачев: У нас и Ломоносов, у нас и Циолковский, у нас все, я не знаю, самое лучшее наше российское. Поэтому я собираюсь сегодня, то, что в России собрано лучшее, концентрируя это и считая, что вот это надо показывать на российском телевидении.

Лиманова: Понятно. А как вы относитесь к тому, что кандидатуры Совета будет утверждать президент? Говорили о том, что общественное телевидение должно быть независимым. В результате пришли к тому, что кандидатуры утверждаются президентом, обязательно.

Куклачев: А кто же еще? А что, вы хотите, чтобы утверждали американцы, французы, итальянцы? Я считаю, только президент, который уже столько лет выстоял, сумел вырулить, из пропасти вытащить страну. Я вспоминаю, какой ужас, когда недавно совсем у нас, приходишь в банк, ты деньги свои получить не можешь. А сегодня мы уже зажирели, сегодня уже все нормально. Понимаете, я считаю, президент должен утверждать. И это основное. Понимаете, я не вхожу ни в какие политические дела, я никуда не иду...

Лиманова: По-моему, вы уже вошли.

Куклачев: Вошел немножко одной ногой, чуть-чуть.

Лиманова: Вы так активно поддерживаете президента, нельзя говорить о том, что вы аполитичный человек.

Куклачев: Я не вижу сегодня другой кандидатуры равной.

Лиманова: Нет, эту мантру повторяют очень много людей: кто, если не Путин.

Куклачев: У меня свое мнение однозначное.

Лиманова: А как вы относитесь к тому…

Куклачев: Если был бы другой кто-то, я мог бы сказать, но пока не вижу. Поэтому я ни за кого: ни за того, ни за этого. У меня четкая позиция. Сегодня дети, надо их спасать. Сегодня надо прикладывать силы. Нужен сегодня человек - я могу сегодня отдать свои способности, свой опыт, свои знания, возьмите. Можете сказать «Юра, подожди» и я буду ждать.

Лиманова: Как вы относитесь к тому, что многие с иронией относятся к тому, что выдвинута ваша кандидатура в совет? Не, ну чего вы смеетесь? Как вы к этому относитесь?

Куклачев: Вы знаете, я привык к этому. Надо мной всегда смеялись. Когда я нашел кошку, начал с кошкой - надо мной смеялся Карандаш, великий клоун, надо мной смеялся Борис Вяткин, говорил: «Да что ты?! Дуров великий не заработал с кошкой, а ты с кошками». Я сказал: «Извините, я попробую». Я осуществил, сделал, произошла сенсация во всем мире. Потрясение. Весь мир признал, что это уникальное явление в области искусства, за что я в Америке на Бродвее, когда работал, получил приз «Золотой феномен». Как феноменальное явление в области искусства, аналогу которого в мире нет.

Лиманова: А почему вы сегодня без кошки?

Куклачев: Я приехал в образование, начал заниматься психологией детей. Мне ученые говорят: «Ну что вы, это невозможно». Я говорю: «Почему невозможно?». Написал учебники для них, написал программу, они меня дальше подхлестывали, я дальше создаю, дальше работаю. Дальше, даже если меня не возьмут в общественное телевидение, даже если как-то не проголосуют, ну, что делать, я все равно буду продолжать свою работу.

Лиманова: А как вы считаете, Юрий, вот Владимир Познер и Светлана Сорокина отказались участвовать в создании общественного телевидения, как вы считаете, они правильно поступили или?..

Куклачев: Вы знаете, каждый человек имеет свое мнение. Вот они считают, что это так. На телевидении уже долго показываются, их уже хорошо все знают. Я думаю, может быть, сюда привлечь людей, которые не такие известные. Может быть, что-то интересное есть. Почему одни и те же лица, одни и те же люди? Включите канал - поют одни и те же певцы. Это же невозможно.

Лиманова: А в новостях, на этом создающемся общественном телевидении должны рассказывать о том, что делает партия власти и правительство, руководители страны?

Куклачев: Вы знаете, я думаю, что…

Лиманова: Такая вот летопись деятельности президента, премьера.

Куклачев: Я думаю, что на общественном телевидении надо все говорить. Надо все говорить. И если даже, или президент, или премьер-министр, немножко что-то не так, немножко ошибаются (нет людей, которые не ошибаются!), немножко их надо тоже поправлять, тоже говорить. Вы понимаете, что делать? Я думаю, что надо все говорить спокойным тихим языком без оскорбления, просто по-человечески сесть и сказать.

Лиманова: А как вы предполагаете, возможна ли критика на этом общественном телевидении, если кандидатуры Совета при общественном телевидении утверждает президент? Критика президента возможна?

Куклачев: Я думаю, ничего страшного не будет. Я вижу сколько критики, и президент спокойно глотает это дело.

Лиманова: А простите, на каких каналах вы видите эту критику?

Куклачев: Я слышу по радио, везде разное. Понимаете, шум, все как-то краем глаза. Я телевидение, честно говоря, не смотрю. Я его выключаю, между нами говоря.

Лиманова: Вы его собираетесь делать.

Куклачев: Я настолько занят своим делом. Я занимаюсь сейчас детьми и для меня дети и воспитание детей - это основное.

Лиманова: Дети, безусловно, это очень важно.

Куклачев: Примут меня на общественное телевидение, не примут - я не знаю. Я знаю о том, что мой театр создан. Он идет на Кутузовском проспекте, государство выделит деньги впервые. Душили, театр отобрать хотели на Кутузовском проспекте, эту уникальную маленькую точку. Там сейчас не просто театр будет. Теперь будет там и единственный в мире Музей кошек с живыми кошками. Это место, которое будет всегда интересно.

Лиманова: Хорошо, что с живыми, Юрий.

Куклачев: А потому что у нас 150 кошек. У нас знаменитый кот Борис, который со своим уже семейством.

Лиманова: Жаль, что вы сегодня без Бориса.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.