Экс-кандидат в президенты Нино Бурджанадзе о результатах выборов: это был сговор партий Иванишвили и Саакашвили

Кофе-брейк
28 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Лидер «Демократического движения - единая Грузия» и кандидат в президенты Грузии Нино Бурджанадзе рассказала Тихону Дзядко о прошедших накануне выборах и о том, насколько справедлива победа в них Георгия Мергвелашвили.
Дзядко: Какова ваша оценка прошедшего голосования? Вы согласны с теми заявлениями международных наблюдателей, что выборы были чистыми, прозрачными, честными и свободными?

Бурджанадзе: Не до конца, потому что такие же оценки были в 2008 году, когда проходили президентские выборы. Однако все те политические фигуры и лица, кроме премьер-министра Иванишвили, который сейчас находится во власти, тогда не согласились с выводами этих организаций. И до сих пор меня упрекают в том, что я, тогда и.о. президента, видите ли не остановила фальсификацию на выборах. Дело в том, что я сегодня сделала заявление, я сегодня сказала, что выборы состоялись, это факт, но то, что предвыборная среда была более свободна, чем это было даже в прошлом году, когда нас избивали, были провокации, кидали камнями, люди были под террором, просто были случаи, когда люди просто приходили на встречи, а потом оказывались арестованными, этого не было. Это большой прогресс, и я это отмечаю.

Что касается справедливости выборов, здесь остается желать намного лучшего. Во-первых, законодательная среда абсолютно осталась такой же, какой была год назад, когда все партии, входящие в состав коалиции «Грузинская мечта», которые сейчас  так восхваляют выборы, все они очень жестко критиковали тогда законодательство, говорили, что это законодательство не дает возможности справедливой конкуренции и так далее. То есть все это осталось то же самое. Все прекрасно знают, что в Грузии сейчас нет 3,5 миллиона избирателей, эта цифра еще с советских времен, тогда, как минимум, Абхазия и Южная Осетия были в составе Грузии, и еще очень многие люди не находились за границей, может быть, единицы. А сейчас миллионы граждан Грузии за границей, и мы прекрасно понимаем, что этот миллион, который на самом деле был в списках, был использован для дополнительных голосов для фаворитных кандидатов, а их было два - «Грузинская мечта» и Георгий Маргвелашвили, «Национальное движение» и Бакрадзе, которые были с ними в сговоре. Я об этом говорила в течение многих месяцев.

Я не буду сейчас сетовать на то, что у меня не было практически ни одной привилегии, которые были у господина Маргвелашвили и Бакрадзе, это и члены, представители Центральной избирательной комиссии, и в комиссиях на местах, это и наблюдатели. У меня их не было, они были только у Магвелашвили и Бакрадзе, оплаченные из бюджета, а у нас были только добровольцы. Это и неимение с моей стороны свободного рекламного времени, которое не оплачивалось, и так далее.

Дзядко: Вы на третьем месте, у вас 10%. Что для вас эти 10% означают?

Бурджанадзе: Вы знаете, конечно же, я благодарна всем тем людям, которые поддержали меня. Но это, конечно, для нас совершенно неприемлемая цифра, потому что я думаю, что всем тем людям, которые наблюдали предвыборную кампанию, удалось увидеть, насколько масштабные у меня были встречи. Эти встречи были в несколько раз масштабнее, чем встречи господина Маргвелашвили и Бакрадзе, несмотря на то, что на встречах господина Маргвелашвили использовался административный ресурс, привозили учителей и тому подобное. Реально мне написали столько процентов, со сколькими людьми я встретилась лицом к лицу.

Я за эти три месяца провела кампанию, два раза объездила всю Грузию, встретилась примерно с 200 тыс. человек. Примерно столько же мне и написали, потому что меньше было просто невозможно написать, поскольку люди просто физически могли по кадрам и по телевизионным передачам посчитать тех людей, которые не только пришли на встречу со мной, но они были еще очень эмоциональны, они были активными сторонниками. Были случаи в нескольких районах, где очень часто фальсифицируются выборы, впервые за последние 10 лет было отключена электроэнергия. Была очень низкая явка до 5 часов – и вдруг явка увеличилась чуть ли не в два раза, что, конечно же, оставляет очень серьезные вопросительные знаки.

Дзядко: Было объявлено господином Маргвелашвили, что снимет он Гигу Бокерию из Совета национальной безопасности, а кроме того, что он будет снимать тех губернаторов, которые были еще Михаилом Саакашвили назначены в некоторых регионах Грузии. Для вас насколько возможно ваше возвращение во власть при новом президенте? Будете ли как-то сотрудничать?

Бурджанадзе: Нет, ни в коем случае. Я считаю, что состоялся сговор между «Грузинской мечтой» и «Национальным движением», и это считаю не только я. Сам факт того, что «Национальное движение», которое в прошлом году грузинским народом было отправлено на политическое кладбище, сегодня оживилось и якобы заняло второе место, это просто оскорбление грузинского народа. Об этом в социальных сетях говорят и сетуют, возмущаются очень активные фаны и сторонники «Грузинской мечты». То, что это был сговор на местах, это было ясно, это было видно невооруженным взглядом. То, что вся кампания манипулировала мыслями  людей, постоянно рекламировалось то, что Бакрадзе на втором месте, что шантажировался народ со стороны господина Иванишвили, что если вы не дадите голос Маргвелашвили, то на втором месте Баркрадзе, и он вернется. И то, что сейчас мы видим на сегодняшней пресс-конференции, что сегодня Маргвелашвили вместо своего главного обещания, которое было на всех баннерах, что он закончит коабитацию, а сегодня он вдруг объявил, что Грузия должна, видите ли,  следовать цивилизованным европейским стандартам,  и политическое сожительство должно быть между  в Грузией «Грузинской мечтой» и «Национальным движением» - это просто предательство по отношению к собственному народу.

Дзядко: А как вы бы могли сейчас спрогнозировать судьбу Михаила Саакашвили, соратницей которого на протяжении долгого времени вы были? Некоторые аналитики, в частности в Москве, говорят, что Саакашвили лучше было бы покинуть Грузию, поскольку не исключено, что начнется какое-то уголовное преследование.

Бурджанадзе: Я думаю, что как раз сейчас ему ничего уже не угрожает, потому что он добился своей цели, он нашел общий язык с «Грузинской мечтой», как я вижу. Так что никаких политических фигур арестовано не будет. Естественно, я не говорю о политическом преследовании. Эти люди совершили уголовное наказание, и я, когда обещала восстановление справедливости, я говорила, в том числе и о том, что для того, чтобы страна стала нормальной, восстановила территории, восстановила отношения с нашими абхазскими и осетинскими братьями, восстановила нормальные отношения с Россией, когда я говорила о том, что должна настать социальная справедливость, для всего этого необходимо торжество законов. А торжество законов подразумевает ответственность любого гражданина, неважно, это президент, премьер-министр или обычный гражданин, перед законом.

Сейчас, мне кажется, к сожалению, Саакашвили ничего не угрожает. Он сегодня уже выступал с достаточно поднятой головой. Вчера и позавчера на нем просто лица не было, поскольку все видели, что есть реальный второй тур, в котором должны были принять участие я и Маргвелашвили, а в случае второго тура было ясно, что я обязательно выиграю. До четырех часов так и было, но после четырех случилось что-то, я не знаю, какая формула, во всяком случае, на всех участках у меня абсолютно один и тот же показатель вне зависимости от регионов, какая формула сработала, я, честно говоря, не знаю, но факт остается фактом.

Дзядко: В этой ситуации, когда вы заявляете, по сути, о таких серьезных фальсификациях, будете ли вы звать своих сторонников, своих избирателей выходить на улицы?

Бурджанадзе: Естественно, нет. Митинги никогда не являлись моей самоцелью. Я призывала моих сторонников выйти на улицу, когда страной управлял террористический режим, от которого невозможно было политическими методами освободиться. Что-что, но нужно отдать должное сегодняшнему руководству, такого террора и такой невозможной обстановки, как было тогда, этого нет. Я считаю, что нет никакой необходимости сейчас в том, чтобы призывать на митинги. Факт остается фактом, и это признают, что большинство тех людей, которые пришли на выборы, все-таки из-за большого прессинга со стороны Иванишвили, который практически шантажировал за последнюю неделю народ, водил как маленького ребенка господина Маргвелашвили за руку, хвалил и говорил, что он не будет больше служить, то есть Иванишвили, грузинскому народу, если будет меньше 60%. И в этом случае он будет считать, что Грузия – неблагодарная страна, потому что не послушалась Иванишвили, поскольку в прошлом году он освободил нас от Саакашвили. Это, естественно, возымело свое воздействие.

Поэтому реален факт, что неважно, что пришло намного меньше, чем писали, но кто пришел, все-таки большинство из них проголосовало за Маргвелашвили. Хотя, конечно же, это был второй тур, в котором я должна была принять участие. Очень тяжело бороться с двумя правительственными силами, потому что обе эти силы были не в правительстве и в оппозиции, они обе были в правительстве. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.