Экс-кандидат в мэры Жуковского Игорь Новиков: подкуп избирателей организовала команда кандидата от власти

Кофе-брейк
1 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Жуковский

Комментарии

Скрыть

Предприниматель и кандидат от партии «Гражданская Платформа» на выборах мэра в подмосковном Жуковском Игорь Новиков и координатор проектов по наблюдению за выборами ассоциации «Голос» Роман Удот рассказали о сложном дне голосования.

Лобков: Считаете ли вы выборы честными?

Новиков: Конечно же, нет. Я просто могу вспомнить 4 года назад, когда была использована технология выбрасывания 10 тысяч голосов. Теперь наоборот, они были просто куплены, поэтому о какой честности можно говорить?

Лобков: Вчера сложилось впечатление, что все кандидаты слились в едином порыве, потому что была пресс-конференция, обычно оппозиционных кандидатов, а вы вместе с Войтюком были. И вы все выражали недоумение, кто же эти палатки организовал с раздачей денег и с этими бумажками агитаторов за Александра Войтюка. Вы пришли вчера к какому-то выводу, и сегодня к какому выводу вы пришли? Кто был организатором этой провокации?

Новиков: У меня абсолютно нет никакого сомнения, что подобного рода технологии могут быть использованы только с использованием административного ресурса.

Лобков: Вчера об этом на пресс-конференции вы не говорили.

Новиков: Сейчас я уже чётко понимаю. За две недели до начала выборов начался подкуп избирателей господином Троицким. Это не было пресечено ни территориальной комиссией, ни правоохранительными органами. Я этот вопрос задал исполняющему обязанности губернатора, когда он общался с кандидатами. Он пообещал, что выборы будут абсолютно честными, абсолютно прозрачными, никаких проблем не будет. Тем не менее, вчера мы были свидетелями громадных очередей где-то на участках, где-то в отдельных точках по выдаче денег. Накануне в пятницу фамилия изменилась, вместо Троицкого «Паука» появилась фамилия Александра Петровича Войтюка. Вроде бы как придраться не к чему, нет такого кандидата. По сути, это и есть новые технологии, я бы их назвал «паутинные технологии».

Лобков: Раньше были такие технологии, когда в список избирателей вносился такой же человек с таким же именем, фамилией, отчеством, это было размывание, спойлерство. В Питере было много таких случаев. Сейчас они агитировали за некого двойника, а упрекнуть формально никого ни в чём нельзя. Правильно я понимаю?

Новиков: Формально – да, но фактически мы видим картину, которую мы получили.

Лобков: Существует такая гипотеза, что если бы вдруг побеждали вы, и отрыв был бы 10-15%, то тогда была бы задействована эта история в качестве предлога для отмены выборов, и при повторных выборах выиграл бы кандидат власти.

Новиков: Так всё очень просто. Если предыдущие выборы отменили на основании мельчайших нарушений, то в этом году нарушений было гораздо больше, а территориальная комиссия всех отмела. Поскольку они прекрасно понимали, что мы – серьёзные конкуренты, достаточно серьёзно идём в этих выборах, то на всякий случай заготовили все технологии и запустили их в действие. Поскольку понимали, что накануне выборов моё преимущество уже…

Лобков: А для чего запустили?

Новиков: Чтобы выиграть любой ценой. Принцип простой – выигрыш любой ценой.

Лобков: А помогли им эти палатки выиграть, как вы считаете?

Новиков: Конечно, полторы-две тысячи голосов было куплено. Я сам был свидетелем, общался с дамой, которая откровенно говорила: «Я получаю 8 тысяч рублей и хочу ещё полторы тысячи».

Лобков: Роман, ваше впечатление, которое вы суммировали после ночи, проведённой там? Как подсчёт осуществлялся? Ведь важен момент не только голосования, но и как пишутся протоколы, как они передаются в ТИК. Не изменились ли эти протоколы по дороге?

Удот: Большого изменения мы не помним, по крайней мере, сейчас мы не анализировали это.

Лобков: В Химках была такая вещь.

Удот: В Химках была, но мы хотели бы вернуться к вчерашним событиям, которые отнюдь не ночью происходили, самое главное началось с утра.

Новиков: С утра началось, да.

Удот: Мы были готовы ко всему, мы были готовы к «каруселям», мы были готовы к выездному голосованию…

Новиков: Но к новым технологиям мы не были готовы.

Удот: К такому цирку, что мы видели вчера, если у вас будет время посмотреть ролики…

Лобков: Я вчера был в эфире, мы всё это показывали.

Удот: Это просто что-то, когда нам звонили обескураженные наблюдатели, говорили: «Ко мне подходят люди стаями, спрашивают…».

Лобков: У нас сейчас есть возможность посмотреть видео, вчера снимали и наши корреспонденты, и ваши активисты. 

То есть слово «деньги» в этом диалоге не упоминается, как вы слышали.

Новиков: Испуганная женщина, которую поймали с поличным. Вот у нас есть такая карточка, трофей, великолепное отверстие, сделанное в виде бабочки.

Лобков: Войтюк Александр Петрович, а вот фамилия этой женщины, видимо, здесь была, да?

Удот: Это не женщины, это трофей от мужчины. Но, видимо, да.

Лобков: А где они получали? Россия, водяные знаки, удостоверение кандидата – серьёзная типография.

Удот: Абсолютно серьёзная. Как раз хорошо, что вы заметили Россию. Если бы оппозиционному политику приснилась такая технология, он бы, ещё не проснувшись, был бы снят за один только сон об этом. Даже если он, проснувшись, смог бы организовать эту очередь, которая продолжалась на три этажа, прибежали бы пожарные, сказали бы, что всё сейчас сгорит, прибежала бы санэпидстанция, сказала бы, что они все перезаражают друг друга, прибежали бы, уж не знаю кто, сказали бы: «У вас написано «Россия»? А вы заметили, что у вас написано «Россия»? А у вас есть разрешение использовать слово «Россия»?». И всё, этого бы не было.

Лобков: Полицейские были нейтральными? Или была некая линия в их поведении?

Удот: Благодаря тому, что это голосование совершенно без препятствий существовало до 12 часов дня, мы можем сказать, что сначала им сказали не трогать. Потом, когда либо скандал пошёл, либо был выполнен план по количеству людей, им сказали теперь тихонечко всех разгонять. Они разогнали в 12 часов все эти палатки. У нас был прецедент по 649, если у нас будет время рассказать…

Новиков: Это фантастический участок.

Удот: Там было вмешательство заместителя полиции города Жуковского, которому наблюдатели звонили на нашу линию и просили объявить благодарность, потому что он спас порядка ста голосов.

Лобков: Как спас?

Удот: Там было три вида ожидаемых фальсификаций: «карусели», они к ним хорошо готовились, они запрещали фото и видео-сьёмку, они садили людей в угол, они даже дошли до такого маразма, что выпустили документ о запрете пользования электричеством. Представьте себе комиссию, которая решила до этого использовать КОИБ, это такой электрический прибор, а после чего выпустила постановление в связи с соблюдением правил безопасности запретить пользоваться любыми электрическими приборами. То есть подразумевается, что этот КОИБ они должны были выдернуть из розетки и считать при лучине. То есть там началось такое средневековье, которое ещё накануне заставило Вильданова принять меры.

Лобков: То есть вы считаете, что карусельщики были готовы?

Новиков: Конечно, были готовы.

Удот: Да, потому что с КОИБом самая оптимальная ситуация – это «карусель». Но власть настолько потеряла управляемость массами, что они даже не смогли организовать обычных «каруселей»: студенты, врачи за денежки.

Новиков: Они по квартирам ходили и пытались собрать голоса, на этом участке особенно.

Удот: Вот-вот. Второй вариант – это выездное голосование. Слава Богу, наблюдатели уже собаку съели на этих выездных голосованиях, и практически всё мы им сорвали.

Лобков: Там было запланировано 1 200, а проголосовало 700, кажется, 500 человек отказались. Это данные от Вильданова, что он сейчас в Twitter пишет.

Удот: Не знаю, что там пишет Вильданов. Мы уже сталкивались с тем, что он не всегда пишет абсолютную истину, скажем мягко. У нас были примеры, когда 174 таких заявлений аннулирует суд, когда 111, неизвестно откуда взявшиеся, оспаривают и доказывают в комиссии, что они не имеют права. Что касается 649, это потрясающая история из серии фальсификации с помощью выездного голосования. Если хотите, я вам её расскажу.

Лобков: У нас не так много времени осталось. Игорь, сколько голосов вы не добрали по вашим подсчётам?

Новиков: Я думаю, как раз эти две тысячи голосов.

Лобков: То есть вы нос к носу вышли бы с Войтюком?

Новиков: По нашим оценкам, по аналитике, порядка 5-6% у меня был выигрыш.

Лобков: Прохоров, лидер «Гражданской платформы», призвал объявить выборы недействительными и бороться за это. Вы собираетесь за это бороться, и каким образом? Митинг вы вчера не организовали, хотя вам, я знаю, предлагали организовать митинг что-то вроде Астрахани, не голодать, но это была бы картинка, её бы транслировали. Вы после этой пресс-конференции ушли с поля боя. Почему вы этого не сделали, а сейчас говорите о том, что было бы неплохо пересмотреть итоги выборов?

Новиков: Во-первых, пресс-конференция была в районе 4-5 часов, поэтому оставалось ещё время, и наша главная цель была – приглашение остальных участников идти на выборы. Во-вторых, мы не сторонники митинговой демократии, мы наоборот конструктивные люди, идущие до конца, до определённого этапа. Когда мы столкнулись при подсчёте голосов  по работе территориальной комиссии, что она отняла абсолютно все жалобы и заявления, это уже полное…

Лобков: И что вы будете делать дальше?

Новиков: Дальше будем разбираться с правоохранительными органами, задержаний было очень много. Проанализируем все нарушения, которые были в территориальной комиссии заявлены и отклонены.

Лобков: Есть опыт у КПРФ, они регулярно подают в суд, до ЕСПЧ уже дошло. Через 3 года когда-нибудь рассмотрят, а у вас уже есть избранный глава города.

Новиков: Я прекрасно понимаю, что отсудить что-то, сам прошёл громаду судов, можно только при политической воле. Но ситуация создалась сейчас в Жуковском, что сделала власть этими технологиями, она создала уже крайнюю технологию победы любой ценой, дальше идти уже некуда.

Лобков: Давайте тогда поговорим о предложении Дмитрия Гудкова делать выборы во втором туре, что с моей точки зрения логично, ведь это всё они второй раз использовать не смогут. Как вы считаете, этот закон имеет смысл, и может быть он принят?

Новиков: Разумно, поскольку сегодня задействованы технологии громадного количества кандидатов, а когда двое один на один, граждане чётко понимают, за кого им голосовать. Разумно, я считаю.

Лобков: А может этот закон быть принят? У нас же порядок выборов мэра определяется не выше области. Правильно я понимаю?

Новиков: Также может принято быть на областном уровне. Если Госдума выскажет пожелания, внесёт что-то в федеральное законодательство, то и областной будет корректировать.

Лобков: Теперь что вы намерены делать? Судиться? Уже сказал Войтюк, что он готов с завтрашнего дня выполнять свои обязанности. Кстати, предлагал он вам должность вице-мэра или кого-то ещё? И что вы завтра будете делать?

Новиков: Вчера он заявил, что вторые-третьи места бывают только на Олимпиаде, на выборах только один. Я не вижу смысла работать с Войтюком после того, как он это всё отвергает, что он здесь абсолютно ни при чём, хотя все прекрасно видели и понимали, какой административный ресурс был задействован в его кампании, и какой ресурс задействован в проведении выборов. Поэтому я не вижу никакого смысла, но я прекрасно понимаю, что данная ситуация демонстрирует не только неспособность власти на уровне муниципалитета, но и неспособность московской областной власти реализовывать свою программу, ведь прекрасную программу заявил Воробьёв-то…

Лобков: Кстати говоря, было ощущение, что Воробьёв хочет честных выборов.

Новиков: Он хотел, он сказал, но то ли ему не дали, то ли не захотел. Два варианта, я реально сейчас задумался: та власть, которую мы ожидаем, которая будет выбираться в сентябре – нужна ли такая власть Московской области? Если она не может даже элементарную проблему решить, не подтасовывать, не допускать грубого подкупа избирателей.

Лобков: Можно ли сказать, что вы обвиняете в подкупе избирателей победившего кандидата в мэры Андрея Войтюка?

Новиков: И его, и технологов, которые вели его к этим выборам. Победа любой ценой – поставленная задача, а полковник МЧС её должен выполнить.

Лобков: То есть вы считаете, что он лично имеет отношение к организации подкупа избирателей?

Новиков: Я думаю, что он об этом даже не знал. Работали технологи, и когда с ним разговариваешь, искренне кажется, что он об этом не знал. Но как коллега говорил, без ресурса это сделать невозможно.

Лобков: Каждые выборы приносят что-то новое в технологии власти по добиванию ситуации. В эту энциклопедию Жуковский что добавил?

Новиков: Паутинные технологии.

Удот: На самом деле я понимаю, что вы в своём Жуковском варитесь, то же самое было на выборах мэра Ярославля. Там тоже пытались проводить подкуп избирателей под видом агитации. Я бы не стал…

Новиков: То есть не ноу-хау.

Удот: Это уже было позаимствовано, наверняка это ещё раньше применялось. И вообще подкуп избирателей – это что-то античное.

Лобков: Но демонстративный  подкуп избирателей – я такого с начала 90-х не помню.

Удот: Я соглашусь, что это делалось для того, чтобы оспорить выборы. Первое – когда мы увидели эти косяки людей, нагло идущих просто за деньгами к нашим наблюдателям. Мы поняли, что это не просто так, что это делается на показуху, что это потом, возможно, будет использоваться для отмены выборов. Но не надо забывать, что это действительно подкуп избирателей.

Лобков: Если бы Игорь победил, то тогда бы выложили на свет Божий?

Новиков: Вполне вероятно.

Удот: Возможно, а возможно, нет. Это всё зависит от той репутационной цены, которую они бы за это заплатили. Они могли бы смириться со своим положением.

Лобков: А много было командированных политтехнологов? Кто там был, не единороссы, а самовыдвиженцы, скажем так?

Новиков: Управление внутренней политики, администрация области.

Удот: Мы с трудом запоминаем имена политиков, нас интересует процедура соблюдения закона.

Новиков: Я сказал бы больше, что здесь не только сама цель привести Войтюка, вчера вечером мне стало абсолютно понятно, что это технология рейдерского захвата города строительной компанией, той самой «Гарантией-Строй», которая уже застроила кучу районов.

Лобков: Войтюк имеет к ней какое-то отношение?

Новиков: Он же говорит, что не имеет отношения к ней, но извините, когда господин Вихарев вчера разгуливал по девятому этажу вместе с руководством области…

Лобков: По девятому этажу чего?

Новиков: Мэрии, где работал ТИК, и где кабинет мэра города, и где вчера заседал Видьданов. Мне стало абсолютно понятно, что эта вся компания…

Лобков: То есть там ходил руководитель главного девелопера Жуковского?

Новиков: Да, он сегодня депутат областной Думы. Дальше у него взяли интервью, где он заявил, что выборы абсолютно честные. Вопросов больше нет, завтра городом будет править «Гарантия-Строй». Не авиаторы, не технологи, не новые технологии, а строители, которым нужно ещё полторы тысячи гектаров земли застроить на другой стороне Москвы-реки.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.