Египетский журналист Хани Шади: в Египте началась вторая революция

Кофе-брейк
21 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. В Каире вспыхнули ожесточенные столкновения демонстрантов и полиции. Требование - передача власти от военных гражданскому руководству. Хани Шади, журналист, президент клуба русской прессы в Каире считает, что началась вторая волна.

Давлетгильдеев: Последние данные: 22 человека погибли, общее число пострадавших приблизилось уже к 2 тысячам. Это за несколько дней. Что происходит?

Шади: Хочу еще сказать по поводу погибших. Их уже больше – 29 почти, такая у меня информация. Что происходит? Я думаю, что это начало второй волны революции 25 января. Причин здесь очень много. Оказалось, что военный совет – это часть бывшего режима, который провалился в управлении страной и не хочет ничего выполнять. Главная цель революции 25 января была ликвидация бывшего диктаторского режима. Это самая главная причина сейчас.

Давлетгильдеев: По большому счету, просто люди, которые стояли у истоков той революции, молодежь, фактически недовольны тем, что они боролись с режимом Мубарака и его команды. Мубарака судят, команда осталась у власти.

Шади: Осталась. Большинство из команды у власти сейчас. Хочу напомнить, что сейчас происходят не только в Тахрире, но и в Александрии, в верхнем Египте, очень большие демонстрации. И еще в Суэцком канале – это город большой, который, кстати, начал революцию 25 января, там тоже проходят демонстрации.

Давлетгильдеев: Такие достаточно жесткие действия полиции и, видимо, армии по отношению к демонстрантам – не боится ли власть того, что чем жестче она будет реагировать, тем сильнее будет протест? Сейчас, когда разгоняют людей, понятно, что уровень недовольства только вырастет.

Шади: Конечно, это преступление. Я думаю, это преступление против человечества. Поэтому я призываю международные организации по правам человека, в том числе, российские организации реагировать на это. Это преступления против человечества. Вы смотрели видео, оно показывает все - армия и военные применяли оружие против мирного населения. Поэтому, я думаю, сценарий повторяется. Как я сказал, это начало второй войны революции 25 января.

Давлетгильдеев: Результат этой второй волны каким может быть?

Шади: Есть конкретные требования, которые поднимают эти демонстранты. Это переход власти к гражданскому совету, формирование правительства национального спасения. Военный совет должен спокойно сидеть, охранять границу и безопасность внутри страны, и не должен вмешиваться в политику или экономику. Вот такие требования сейчас есть. Серьезные требования, я бы сказал.

Давлетгильдеев: Пойдут военные на эти требования?

Шади: Я думаю, они сейчас не пойдут. Может быть, они сейчас будут, допустим, контролировать ситуацию, но это, я думаю, несколько месяцев. Мы не должны забывать, что скоро январь, первая годовщина этой революции. Я думаю, к этой дате будут очень большие изменения в Египте. Все заключается в том, что совет генералов – это генералы бывшего режима, генералы Мубарака, это не революционеры, а наоборот. Они сейчас возглавляют антиреволюцию.

Давлетгильдеев: Выборы намечены чуть ли не на следующую неделю – 28 ноября. Совсем скоро, совсем мало дней осталось. Что может сопутствовать выборам, ждать ли беспорядков, в том числе, привязанных к выборам? Можно ли вообще рассчитывать на то, что выборы будут честными, пока военные и приближенные Мубарака находятся у власти в Египте?

Шади: Конечно, не будут честными. Вообще. А вы смотрите, одна из причин волнений – это то, что военный совет разрешил сторонникам Мубарака и бывшего режима принимать участие в выборах. Поэтому, я думаю, они не будут честными, не будут решать ничего в Египте, пока военный совет у власти.

Давлетгильдеев: У кого вообще наиболее сильные позиции сейчас, если мы не берем военных? Из нынешней оппозиции кто имеет самые реальные шансы, в том числе, выиграть выборы? Это «Братья-мусульмане» или какие-то другие силы?

Шади: Вы знаете, народ сейчас не думает об этом. Народ думает только об одном: это переход власти от военных к гражданскому совету. Вот самое главное. Я думаю, даже если исламисты получат много мандатов в парламенте… в Тунисе, допустим, они получили 40%, но эти 40% не позволяют им формировать правительство, должна коалиция. Может быть, это повторится в Египте. Но это не значит, что исламисты пришли к власти. Я лично думаю, даже если исламисты будут принимать участие в следующем правительстве, они не смогут решить экономические или политические вопросы в Египте. Поэтому это временный период. Может быть, это будет 3-4 года, но в следующие выборы, я думаю, демократические силы будут у власти в Египте.

Давлетгильдеев: Египет, насколько я понимаю, гораздо более светское государство, особенно если мы будем сравнивать его с другими арабскими странами региона. Условно говоря, светские обычаи и отсутствие сильной позиции исламистов во многом определяют некую успешность Египта в регионе. Очень многие в России, правда, опасаются исламизации всего региона – Ливии, Туниса, где, как некоторые аналитики считают, очень популярными становятся весьма радикальные идеи. В Египте, вы считаете, что этого нет?

Шади: Нет, в основном, египетский народ – это умеренный народ. Он, может быть, молится и т.д., но он умеренный. Хочу ответить российским аналитикам, которые пугают народ, что будет исламизация. Радикальной исламизации не будет нигде. Но может быть, приходят партии исламского направления к власти не полностью. Вот пример – Тунис. Исламисты там получили 40%, это максимум.

Давлетгильдеев: Они не могут менять Конституцию.

Шади: Не могут ничего делать, потому что нужна коалиция. Это во-первых. Во-вторых, через 3-4 года, когда будут новые выборы, у исламистов в Тунисе, Египте будет меньше мандатов в парламенте. Я думаю, что так будет и дальше. Напомню, в 1993 году после событий в парламенте России, кто поднимался к власти? Это Жириновский, тогда было очень экстремистское направление. Где сейчас Жириновский? Получает 10-8%. Я думаю, это очень похоже. Не точно, конечно, но очень сильно похоже.

У нас тоже революция, кстати, была кровавая. Она мирная со стороны народа, но она тоже была кровавой. 28 января этого года было убито почти 800 человек, ранено 5 тысяч. Сегодня все повторяется. И когда были кровавые события в Москве, в 1993-м, на выборах народ выбрал Жириновского. Они додумали, что это радикалы, настроения у народа были такие. Может быть, это будет в Египте. Но я лично думаю, исламисты не получат в Египте 50 или 60%. Как и в Тунисе.

Я думаю, в Египте и в арабском мире у революций одна цель – освободиться от деспотизма, от диктатуры и установить демократическое государство. В мире, в том числе, в России многие не понимают этого, к сожалению. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.