Депутат Мосгордумы Клычков: Что, если мэром Москвы выберут проходимца

Кофе-брейк
27 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Депутат Мосгордумы, коммунист Андрей Клычков прокомментировал новый закон о выборах мэра столицы, озвучил возникшие по этому поводу вопросы к Сергею Собянину и объяснил, что нужно для реального расширения полномочий муниципальных депутатов.

Макеева: Рубрика «Кофе-брейк», и в нашей студии гость, глава фракции КПРФ в Мосгордуме, один из двух или трех коммунистов в Мосгордуме.

Клычков: Трех.

Макеева: Андрей Клычков. Андрей, здравствуйте.

Клычков: Здравствуйте.

Макеева: Мосгордума сегодня ударно начала рабочий день, утвердив сначала порядок выбора мэра, а затем, расширив, насколько я понимаю, возможности муниципальных депутатов. Давайте и то и другое обсудим, но начнем все-таки с мэра. Отмечается в многочисленных комментариях по этому поводу, что нынешний мэр, назначенный мэр Сергей Собянин согласился на некую либеральную поправку в закон о выборности мэра, что дало нам, не возможность избежать полностью барьеров, но минимизировать эти барьеры. Можно об этом поподробнее? Как вы его выбираете и с какими барьерами?

Клычков: Это правда. Потому что в первом чтении сегодня мы рассматривали закон уже во втором чтении и в целом принятие его. В первом чтении фракция «Единая Россия» вносила проект законов, в которых были указаны самые жесткие барьеры, которые можно представить себе из федерального закона для выдвижения на пост главы региона - это 10% барьер для подписей муниципальных депутатов, и отсутствие возможности самовыдвиженцам участвовать в избирательной кампании. И буквально в этот же день, после той дискуссии, которая была в Мосгордуме, где я доказывал, что необходимо идти по минимальным барьерам и добиваться самовыдвиженцев, мне объясняли, что это обусловлено процессом демократизации и политизации процесса, и нужно предоставить партиям возможность участвовать в выборах, а не самовыдвиженцам.

Буквально через несколько часов, мэр сказал, что хотел бы посоветоваться и предложить такие подходы как 6%. Как минимальный порог для сбора подписей для Москвы именно 6%, по муниципальным депутатам и наличие самовыдвиженцев. Сегодня риторика была уже другая. Сказали, что это правильно, это ведет на демократизацию процесса и дает самовыдвиженцам участвовать в выборах. Но при этом во многих комментариях также отмечается, что все фракции проголосовали за закон.

Я просто должен здесь немножко поправить. Да, действительно, когда мы обсуждали поправки, я высказывал свою точку зрения фракции о том, что мы этими поправками, такие же поправки вносила и фракция КПРФ, пытаемся из худшего сделать лучшее. Потому что Мосгордума находится несколько в ситуации заложника. Потому что московское законодательство этого рода оно принимается в рамках федерального. Федералы не предоставили иных возможностей, кроме фильтров от 5% до 10, самовыдвиженцы могут, не могут быть. И проголосовав за поправки, я проголосовал против этого закона. И фракция наша проголосовала против, потому что та декларация о свободных выборах она просто разбивается в пух и прах.

Я могу сказать, что даже КПРФ, имея 13% муниципальных депутатов в Москве, будет иметь серьезные, во-первых, технологические сложности, но и физические возможности для того, чтобы просто выдвинуть кандидата, не то, чтобы уже говорить о победе, возможных шансах и других. Соответственно, такая же проблема будет касаться и остальных кандидатов.

Макеева: Вот эти 10%, 6%. это для разных регионов по-разному определяется, или как?

Клычков: Пока по той информации, которая есть у меня, Москва - единственный регион, первый, которая приняла закон с минимальными фильтрами, то есть с наличием самовыдвиженцев и 6% как минимум для Москвы. То есть регион может от 10 до 5% выбрать для себя.

Макеева: А почему для Москвы 6, а не 5?

Клычков: Потому что есть еще один фильтр так называемый дополнительный, что подписи вот этих 10, либо 5% муниципальных депутатов должны быть собраны в трех четвертях муниципальных собраний. Просто количество депутатов 5% в три четверти не попадает, поэтому минимум это 6. Вот это тоже очень важный момент, о нем многие не говорят. Одно дело, иметь депутатов разных муниципальных собраний. К примеру, у нас Выхино-Жулебино - 7 человек, в Сокольниках 5 человек. Но как бы концентрация в определенных местах не дает возможности выдвинуть, потому что нужно три четверти. Это приведет и к технологической сложности для самовыдвиженцев.

Мне тяжело даже представить, каким образом нужно будет зазвать к себе муниципальных депутатов, объяснив необходимость им поставить подписи, либо каждому кандидату самовыдвиженцу проходить в муниципальное собрание, представляя себя до избирательной кампании, свои программы, чтобы его поддержали. Поэтому ни о каких прямых выборах как бы я предлагаю не говорить, после принятия этого закона. Сейчас всем фракциям в Госдуме, кто против этого закона (голосовали, насколько я знаю, «Справедливая России» и КПРФ против закона федерального) необходимо просто усилиться по внесению в него изменений, чтобы отменить все фильтры, начиная от президентского непонятного никому - он сам определяет процедуру согласования и общения – и, безусловно, эти региональные фильтры. Потому что, говоря о выборах, зачем нам посредники в лице муниципальных депутатов? Они должны заниматься вопросами местного значения. А выборы мэра должны выбирать люди. Нам говорят, что эти фильтры нужны для того, чтобы не прошли проходимцы. Так люди могут выбрать, проходимец человек или не проходимец. Даже если люди доверят выборы проходимцу, люди же за него будут отвечать, те, кто проголосовали. Это главный подход к демократии, которую у нас 20 лет ведут и никак привести не могут.

Макеева: Скажите, вот вы отметили, что изменилась, как изменилась риторика сегодня уже, когда закон уже прям все уже, надо принимать. А вы с чем связываете это изменение риторики? Почему?

Клычков: Потому что мэр внес поправки.

Макеева: Я даже имела в виду, скорее, вот этот момент, как вы считаете, почему мэр на это пошел?

Клычков: Если бы это был первый раз, то есть, если бы был подобного рода изменения у нас подхода в Мосгордуме, когда сегодня говорят одно, завтра говорят по-другому, потому что мэр высказал иную точку зрения после обсуждения. К сожалению, к этому уже привык в Мосгордуме, где нас 3 на 32, 32 представителя «Единой России». Но мэр, безусловно, его подпирает ситуация в Москве. И количество муниципальных депутатов, которые толкают, и возник вопрос о расширении полномочий и массовая акция протеста. Но и результаты выборов, где треть сейчас муниципальных депутатов, это как не причина показателя отношения к «Единой России». «Единая Россия» даже не выставляла ни одного кандидата, то есть все говорили, что они беспартийные единороссы. Но сейчас эта ситуация подтолкнула к тому, что он вынужден был идти на либерализацию для того, чтобы, может быть, сбавить несколько тон критики, которая была к нему применима, она, наверное, это очевидна и адекватна по митингам.

Макеева: Вы сказали, акция протеста. В «Единой России» принято говорить, как это… ощутимый запрос общества на изменения, на обновление.

Клычков: Я не из «Единой России».

Макеева: Так, просто интересно, как одно и то же явление можно назвать иначе. У вас есть, так или иначе, ощущение, что по итогам принятия этого закона, если не будет никаких дополнительных изменений, если не удастся добиться послаблений каких-то, что следующим мэром может стать коммунист, например, самовыдвиженец, беспартийный, что это действительно появился такой реальный шанс теперь?

Клычков: То есть, даже говоря о том, что фильтр это сложность, мы, безусловно, говорим это не для того, чтобы опустить руки и не предпринимать никаких шагов. Избирательная кампания уже началась в Москве на пост мэра города. Как бы здесь, думаю, никто не питает никаких иллюзий и сейчас будут и партии. Безусловно, мы заинтересованы, чтобы это был наш кандидат, потому что другого пути развития для Москвы я не вижу. Сегодня правили бюджет, в том числе, я никак не могу поддержать такую политику, которую проводит наши профильные департаменты. Поэтому сейчас городу нужны изменения. Но и власть прекрасно понимает, что сейчас есть два принципиальных вопроса для московских властей. Во-первых, это вопрос к Собянину. После всех акций протеста, после публикации падения рейтинга Собянина, и данные, которые вышли в средствах массовой информации, у Собянина есть выбор. Либо остаться назначенным мэром и дождаться следующих выборов, в них поучаствовать, причем результат не совсем очевиден.

Макеева: Да, на данном этапе не вполне.

Клычков: При всех тех фильтрах, которые существуют, мы ведь можем собраться и организоваться. Второй вопрос, само отношение, наверное, власти к этим выборам. Что делать и как делать? Для чего нужно? То есть, либо это построение системы либерализации отношения федерализма, при этом получается, что главы регионов получают больше механизмов. То есть неугодного губернатора или мэра будет не так просто снять, потому что в его руках муниципальное собрание. Поэтому сейчас вопрос он очень зыбкий. И я думаю, что в ближайшее время будет понятна дальнейшая перспектива. Во-первых, пойдет ли мэр на досрочные выборы, я не исключаю такой возможности. То есть ему, пока не определился или единый кандидат, или кандидат от позиции, когда выставил понятного человека, либо он будет ждать еще три года до 2015-го года.

Макеева: Сейчас, в любом случае, рановато. Наши зрители, которым мы предложили ответить на вопрос «Рады ли они возвращению выборов мэра Москвы?», написали тут же кандидатов: «Варламов, давай. Привет»; «Конечно рады. Спорим, что мэром будет Прохоров»; «Вот тут-то и надо выдвигаться Навальному. Он нужен Москве, но пока не нужен регионам». Подождите, пока еще рано, нужно понять, собственно говоря, процедуру.

Муниципальные депутаты - это отдельная история. Весной этого года, после того, как прошли эти выборы довольно сложные и там участвовало очень много новых людей, это к вопросу еще о том, что нужно заручиться согласием, поддержкой муниципальных депутатов кандидатов в мэры. У нас в Москве депутаты стали довольно бедовые в массе своей после последних выборов. И вот, пройдя всю эту сложную процедуру, избравшись, причем многие из них обнаружили, что они практически бесправны. Точнее, имеют те же права, что москвичи, которые не участвовали ни в каких выборах, а просто являются москвичами. Елена Ткач, в частности, в нашем эфире рассказывала, что фактически они имеют просто помещение для того, чтобы собираться. А возможность повлиять на стройку какую-то рядом открывшуюся, они не имеют. Вот какие возможности дает им Мосгордума теперь? Сегодня это в первом чтении сегодня рассматривалось изменение? Вот в частности, я вычитала, что с сентября местные депутаты смогут давать добро на строительство новых объектов, гаражей, храмов или аптек и даже снимать главу управы. Неужели же это правда?

Клычков: Не совсем так. То есть, если говорить в общем приближении, то те полномочия, которые передаются, они, наверное, носят не полноценный характер. Я сразу говорю, что я поддерживаю вообще движение в направлении, что, наконец, услышали. Прошел некий цикл, когда забыли про муниципалов, а теперь их услышали. Есть тому причины, видимо.

Объем полномочий, передаваемых пока в первом чтении обсуждаемого проекта, он несколько носит такой дискуссионный характер. Дискуссионный не по обсуждению того, что предлагают, а то, что будет происходит на местах. То есть предлагается согласовывать проекты благоустройства, предложенные управой, предлагается рассмотреть вопрос о доверии, не доверии главе управы и заслушивание его отчетов, а заслушивание других представителей государственных бюджетных учреждений, поликлиник, возможно, школы будут и так далее.

Но реальных финансовых полномочий… Ведь мы понимаем, чтобы были у депутатов полномочия, нужно финансовое обеспечение через бюджет, не лично ему в руки, а чтобы он мог на благоустройство, на капитальный ремонт распределять денежные средства. Пока они выполняют функцию согласования того или иного уже принятого решения. Иногда возникает проблема, хотя мы видим сейчас, исполнительная власть директивно не позволяет протаскивать все без каких-то комментариев. Депутаты рассматривают сейчас проекты благоустройства, вносили свои изменения, мы им, по крайней мере, помогали в этом максимально. Поэтому хотелось бы, чтобы просто от возможности подискутировать и посмотреть на решение, которое уже кем-то было принято и подготовлено, депутаты имели реальные полномочия.

Здесь, кстати, есть очень интересный момент. Что первая реформа местного самоуправления в Москве прошла в 91-м году еще под руководством Гавриила Харитоновича Попова. Тогда двухуровневая система. Следующий шаг – 2002-й год. Получился некий цикл 10, почти 11 лет. И сейчас второй шаг – 12-й год, но, наверное, важно отметить, что по сравнению с 91-м годом, когда были полномочия достаточно широки, и в том числе избрание глав управ местными депутатами, сейчас мы идем несколько меньшими возможностями. Но мне кажется, сам факт, что треть депутатов сегодня муниципалов требуют полномочий, хотят работать и большинство из них, что отрадно, пришли работать, понимая, что у них мало полномочий, но они ведут прием, они выходят на улицы, они общаются с жителями, создают некое общественное восприятие желание их работы.

Макеева: Тем не менее, новые возможности. Вообще на управу какую-нибудь будут иметь управу муниципальные депутаты? Потому что сейчас управа решает все, муниципалы - ничего.

Клычков: Смогут принять решение о выражении недоверия главе управы, но никаких юридических последствий это решение нести не будет. Да, это может служить, как говориться, это может служить основанием для отправки его в отставку, а может и не служить. Это то же самое, что наши общественные публичные слушания. На них могут быть принято одно решение, а оно может быть не принято, потому что юридических последствий оно не несет по закону. Почему я и говорю о несколько дискуссионном характере содержания этих всех предложений, этих полномочий. Да, можно пообсуждать, можно поговорить, но ваше решение не всегда является обязательным для исполнения, позволяет лишь поучаствовать в процессе, что тоже хорошо в нынешних условиях, но мало.

Макеева: Лучше, чем ничего.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.