Депутат Илья Костунов: Навальный жульническим образом имитирует свою массовую поддержку

Кофе-брейк
20 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Депутат от «Единой России» Илья Костунов объяснил свою третью попытку сделать деятельность Алексея Навального «чуточку честнее».

Лобков: У нас в гостях Илья Костунов, депутат Госдумы от «Единой России». Одна из главных новостей сегодня - Росфинмониторинг начал проверку веб-кошелька фонда Алексея Навального по запросу Ильи Костунова. Таким образом, сегодня Росфинмониторинг, финансовая разведка приняла это дело к производству. Скажите, пожалуйста, а что именно вы хотите узнать про Навального, чего мы еще не знаем?

Костунов: Я не знаю, вы, наверное, все знаете о Навальном. Ко мне поступило обращение гражданина, который передал мне некоторые данные, статистику транзакций по кошельку Навального. И он предположил и попросил меня обратиться в правоохранительные органы с тем, что произведена легализация средств неизвестного спонсора, а именно большинство платежей произведены (номера кошельков опускаем пока) с прокси-сервера.

Лобков: Она есть в запросе вашем?

Костунов: Я на это не ссылаюсь. Главное, что физический отправитель, откуда это производилось - через прокси-сервера.

Лобков: Ну, вот сервер в любой корпорации.

Костунов: Не совсем так. Все-таки их анализ можно провести, и не каждый может сокрыть. Корпорации - да. А вот физический пользователь, а это все-таки частные лица пожертвования делали, навряд ли. Порядка тысячи - это IP-адреса дата-центров «Яндекс.Денег». И штатный программист «Яндекс.Денег» Павел Раев в Санкт-Петербурге каким-то образом научился делать переводы с интервалов в 1-2 секунды, что вручную сделать невозможно.

Лобков: Сотрудник петербургского офиса «Яндекса» Павел Раев?

Костунов: Да-да. У меня есть видео, я выкладывал часть его о том, как ему задают этот вопрос. На что он отвечает: «Это мое личное дело». Другой сотрудник «Яндекс.Денег» в Питере говорит, что «это тестирование системы, мы всегда так делаем». Но на мой кошелек не поступают запросы с 1-2 секунды. Ну и второе, так сказать, после консультации с экспертами комитета по безопасности Госдумы мне сказали, что Росфинмониторинг - это не следственный орган, не правоохранительный орган. И, правильно, мне пришел ответ сегодня, о том, что они начали проверку и если что-то найдут, то передадут в правоохранительные органы. Я написал сегодня запрос на Чайку, на генпрокурора, на Юрия, на имя прокурора с тем, чтобы проверили, добавил еще одну деталь о том, что за первые три месяца сбора Навальному удалось собрать почти 7 миллионов рублей, а за следующий год, хотя вы понимаете, медийная поддержка проекта росла, известность росла прямо в геометрической прогрессии.

Лобков: Навальный довольно известный человек. Журнал Times признал его одним из ста виднейших политиков.

Костунов: Да-да. Остальные просто отдыхают. Но за следующий год он собрал 600 тысяч.

Лобков: Скажите, пожалуйста, 600 тысяч чего?

Костунов: Рублей.

Лобков: То есть мало, меньше?

Костунов: В 10 раз меньше, чем за первые три месяца.

Лобков: Во-первых, я связался со всеми сторонами сегодня. Что мне говорят юристы независимые, что если были даже многократные переводы через «Яндекс.Деньги» - это не является фактом преступления и отмывания денег. Потому что отмывание денег - это когда, допустим, есть некий вор, назовем его Вася Толстый, Росфинмониторинг может даже установить, что это был Вася Толстый, и он со своего, дурак, IP-адреса из дома, из своей виллы переводил деньги Навальному. Но, для того, чтобы отмыть деньги, эти деньги должны обратно вернуться Васе Толстому. И этот факт должен быть зафиксирован.

Костунов: Давайте так. Я первое скажу…

Лобков: Тогда это отмывание денег. А доноров, за своих доноров Навальный не может отвечать. Если Росфинмониторинг не может установить, кто переводил деньги Навальному, то тем более сам Навальный не может отвечать за тех, кто переводит ему деньги.

Костунов: Если Вася Пупкин с Алексеем Навальным предварительно не договорились.

Лобков: Да, конечно, номер телефона.

Костунов: Это раз. 174 статья - я же сказал, что консультироваться с экспертами начал – она очень сложна в доказывании и более того, из нее выпадают, если вдруг Вася Пупкин просто не заплатил налоги, чем часто пользуются мошенники, жулики. Они говорят: «Знаете, я работал, вагоны разгружал и налоги не заплатил». А это совсем не казино, не наркотики, не что-то еще. Но есть статья 159-я - «мошенничество». Обычно таких Васей Пупкиных привлекают по мошенничеству в таких случаях. В каком случае может быть мошенничество? Я сейчас прямо скажу, в случае с Навальным…

Лобков: Вы имеете в виду доноров Навального?

Костунов: Не доноров, а Навального и со всеми товарищами.

Лобков: Навального вы тоже имеете в виду?

Костунов: Да-да. Если вдруг найдется потерпевший, кошельком которого воспользовались... Допустим я на свой кошелек на «Яндекс.Деньгах» не могу зайти. У меня когда-то был утрачен пароль, дважды взламывали ящик, я один раз приезжал с паспортом, мне восстанавливали. Но я не могу, у меня там порядка 3 тысяч рублей лежит, я не могу войти.

Лобков: Я вижу, тогда комбинация…

Костунов: Если вдруг кто-то на мой кошелек положил 100 рублей, потом отправил Навальному, я - потерпевший.

Лобков: В моей голове рождается комбинация. Потерпевшего можно найти, как вы понимаете, в рядах «Единой России». Можно найти какого-нибудь человека, который…

Костунов: Спасибо за подсказку, но давайте по-честному выбирать.

Лобков: Потом еще можно найти какого-нибудь человека, который находится под сильным давлением правоохранительных органов. Он скажет, что этот адрес IP принадлежит мне, и я отправил деньги туда.

Костунов: Я считаю, что такого не будет. Давайте честно.

Лобков: А зачем вы тогда запрос отправляли?

Костунов: И второй момент, вторая ситуация - мошенничество, которое наиболее вероятно. На что собирал деньги Навальный? На борьбу с коррупцией.

Лобков: Да.

Костунов: Что он написал, деньги вы мне просто дарите, как Мавроди в МММ?

Лобков: Это когда по закону так.

Костунов: Там есть законные способы и целевое пожертвование, можно как фонд. Вот сейчас он законно собирает деньги. Вот сейчас идеальная схема выстроена.

Лобков: Так вот в чем дело, почему меньше денег пришло, не потому что отмыли, а может быть есть другая причина? Например, «Яндекс.Кошелек» практически не используется сейчас Навальным, используется фонд НКО. Фонд по борьбе с коррупцией, который имеет свой счет в банке, туда люди переводят деньги.

Костунов: Я закончу с мошенничеством. Интересно, буквально сегодня получил просто тоже на электронную почту письмо товарища, который жертвовал деньги Навальному, и он, собственно, раздумывает, мошенничество это или нет? Попросил меня дать консультацию. А именно: он отправлял на борьбу с коррупцией, подарил деньги, ну понятно, что так призывали на борьбу с коррупцией, отправляли, назначение платежа пишут. А что получилось? Юристы «РосПила» с зарплатой в 70 тысяч рублей ищут ошибки в работе юристов в государственных учреждений с зарплатой в 30 тысяч рублей, 20-30 тысяч рублей.

Лобков: И что в этом такого?

Костунов: Иногда находят, пишут в ФАС. Их жалобы признают обоснованными и принимают какие-то меры. Если деньги хотели украсть, их все равно украдут, потому что они возвращаются опять к людям, которые либо честные, либо нечестные. Честные люди не смогли сделать свою работу, нечестные люди из-за ошибки украдут деньги позже. Их уже не поймают.

Лобков: То есть вы хотите сказать, что юристы Навального договариваются с государственными юристами?

Костунов: Не-не, ни в коем случае, не договариваются, они ищут у них ошибки.

Лобков: Ну и что? Адвокаты тоже бывают богаче своих подзащитных.

Костунов: А теперь про эффективность давайте подумаем. Итак, у Навального за год удовлетворено 70 жалоб. Как думаете, сколько в ФАС удовлетворяется жалоб за год?

Лобков: Побольше - это госорганизация огромная.

Костунов: 15 тысяч жалоб. Это есть Михаил Евраев, кстати, тоже соратник Навального, тоже начинал в «Яблоке», руководитель департамента Госзакупок. Через него проходит вся информация по госзакупкам. Они даже дружили, по-моему, с Навальным когда-то.

Лобков: Это не является преступлением.

Костунов: И им поступает больше 37 тысяч жалоб в год. Вот за последний год поступило, 15 тысяч удовлетворено, то есть 0,05% - это вклад «РосПила». Умножаем стоимость жалоб и получаем 900 миллионов нужно Навальному, чтобы…

Лобков: Давайте не будем все-таки уходить от темы. Все-таки, вы ищете в фонде Навального криминальные деньги, деньги криминального происхождения, правильно я понимаю?

Костунов: Нет, я прошу проверить, и это не мое предположение, предположение гражданина, который мне отправил.

Лобков: Что фонд Навального, вы считаете…

Костунов: То, что Навальный легализовал средства неизвестного спонсора. Почему его фамилия не была раскрыта сначала? Возможно, была произведена имитация. Может быть, не заплатили налоги, тогда это не 174-я, а может быть, это деньги с игорного бизнеса, которые прижала действующая власть, они…

Лобков: По законодательству сейчас Навальный не отвечает. Я, допустим, страшный, страшный вор в законе…

Костунов: Разумеется, ну он выйдет сухим из воды.

Лобков: А, то есть вы хотите подпортить его репутацию, да?

Костунов: Я не хочу подпорчивать ему репутацию, о чем вы говорите? Пускай выяснят, если деньги преступные, надо искать преступников и конфисковать их.

Лобков: Так если вы говорите, что найти их фактически невозможно.

Костунов: Ну что значит, фактически н возможно? А если невозможно, тогда я хочу, чтобы Росфинмониторинг, прокуратура, я готов с законодательной инициативой выступать, создать такую систему, чтобы невозможно было легализовать деньги, и легализовавшего деньги возможно было найти.

Лобков: Вы говорите низкая эффективность у Навального. А когда ему работать, если только в феврале этого года Центробанк проверял его счета и счета Никиты Белых в «Вяткобанке» по другому делу?

Костунов: Подождите. Навальный не получает зарплату в «РосПиле», он получает зарплату где-то в другом месте. Навальный не получает деньги в «РосПиле», живет на неизвестные никому средства.

Лобков: Почему?

Костунов: Живет, отдыхает. Хорошо живет. Слава Богу, пускай живет еще лучше.

Лобков: До этого вы два раза подавали запрос по Навальному.

Костунов: Да. Когда он обещал перегрызть всем глотку.

Лобков: Первое – надругательство над гербом.

Костунов: Нет, я не подавал, о чем вы говорите? Ни в коем случае! Это что-то у вас не верное у бумагах.

Лобков: И его высказывание 5 декабря на предмет экстремизма.

Костунов: Совершенно верно. Проверка продолжается. К сожалению, и для меня это очень странно, потому что…

Лобков: За что вы так невзлюбили Навального? Два или три запроса вы подавали?

Костунов: Всего три. Третий запрос сегодня отправил.

Лобков: А первый был? Хорошо, вот экстремизм, сегодня третий по деньгам.

Костунов: Экстремизм, на Росфинмониторинг и сегодня третий по деньгам, опять то же самое, но уже на Чайку, потому что нужно в правоохранительные органы. Я тоже расту в интеллектуальном плане относительно всех этих вещей. То есть я разбираюсь в правоохранительной системе нашего государства.

Лобков: Хорошо. А какой цели вы хотите добиться? Чтобы Навального посадили?

Костунов: Давайте так. Предположим, что опасения не оправдаются и Навальный не нарушал закон, даже когда там угрожал убийством, перегрызанием глоток, всем остальным. Такое тоже может быть. Я так скажу…

Лобков: Это еще неизвестно.

Костунов: Да-да, если это подтвердится. Я не люблю людей, которые называют жуликами и ворами миллионы наших граждан, при этом никак это не обосновав.

Лобков: Не миллионы, может быть, там тысячи.

Костунов: Если бы я был членом «Единой России», я бы с удовольствием последовал бы…

Лобков: Вы член «Народного фронта»?

Костунов: Я не член никакой партии. И более того, я самовыдвиженец.

Лобков: В Госдуму избирались беспартийным. Одномандатник, что ли, единственный?

Костунов: Нет, разумеется, я по спискам «Единой России», но я самодвиженец, который воспользовался пассивным избирательным правом. Любой беспартийный гражданин нашей страны…

Лобков: То есть вы выдвигались по списку «Единой России»?

Костунов: Да, разумеется. Я обратился в эту партию, меня приняли.

Лобков: Вот посмотрите, до этого была история депутатских запросов. Вы - начинающий карьеру молодой политик. До этого была история депутатских запросов. Например, депутат Юдин, который был в 2003-м году…

Костунов: Нет, я не в курсе. Расскажите.

Лобков: Он подавал тоже депутатский запрос о проверке «ЮКОСА», с чего, собственно, началось все огромное дело «ЮКОСА» и Ходорковский был посажен, «ЮКОС» был разграблен, дальше мы все знаем. Вы не боитесь такой репутации, что называется?

Костунов: А Ходорковского, по-вашему, незаслуженно посадили?

Лобков: Вы не боитесь послужить слепым орудием сил, которые, возможно, вами манипулируют? Вот какие-то анонимные граждане вам жалуются.

Костунов: Я очень осторожен. Есть я и есть четыре помощника, вот, собственно, наша небольшая команда. Могу посоветоваться с кем-то из экспертов. Я осторожен и, честно говоря, если Навальный честный человек, он должен извиниться за «жуликов и воров». Ну, правда, его уже поймали на жульничестве.

Лобков: Перед какой социальной группой?

Костунов: В смысле, перед какой социальной группой?

Лобков: Перед вашей партией?

Костунов: Давайте так. Вы прекрасно знаете, перед кем. Все прекрасно все понимают. Он оскорбляет всех с площади, обещает перегрызть глотки скотам, потом шутит, то, что ой, типа тут оскорбление крупного рогатого скота, еще что-то. Не надо вот этой махинации. Дело в том, что Навальный обвиняет в чем? То, что есть ряд чиновников, которые находя дырки в законах, воруют государственные деньги. Они есть, их ловят.

Лобков: Они не жулики и воры?

Костунов: И я уже сказал, ФАС по 15 тысяч жалоб постоянно удовлетворяет, но про ФАС никто не пишет. Я был в Германии, там все знают Навального. А почему в России никто не знает ваших борцов?

Лобков: А причем здесь тогда веб-кошелек «Яндекса»?

Костунов: А потому что у меня есть предположение, что Навальный с организованной группой лиц жульническим путем с имитировал массовую поддержку населения на…

Лобков: Вам тогда нужно будет доказать, что Навальный с ними был знаком раньше, что они находились с ним в сговоре, и что часть денег возвращается обратно, потому что в противном случае, это не отмывка, потому что это анонимное донорство.

Костунов: Пускай проверят и установят. Мне кажется, честному человеку нечего скрывать. Пускай откроет IP-адреса транзакции по своему кошельку.

Лобков: Так я могу веб-кошелек перевести из любого пивного ларька, прошу прощения.

Костунов: Не совсем, и не из любого. Есть способы определить, потому что не надо утрировать.

Лобков: Взять чужой мобильный, на него зарегистрировать веб-кошелек…

Костунов: То есть деньги жертвовали исключительно очень хитрые и технически продвинутые граждане страны?

Лобков: Если это действительно криминалитет, то, конечно, они хитрые и продвинутые, безусловно.

Костунов: Знаете, про Навального пишет «The Times», 20 место занимает, меня в «Times» нет. Навальный там своими информационными атаками чуть-чуть, на 0,5% относительно ФАС делает нашу систему госзакупок честнее. Давайте предположим так: первый раз меня жуликом Навальный назвал еще, когда я не был депутатом…

Лобков: Лично.

Костунов: Да, лично назвал, и все было. Давайте будем считать то, что я начал работу до того, как стал депутатом, чтобы сделать чуть-чуть честнее человека, который 20-е место в «Times» занимает.

Лобков: А вот еще у вас был запрос к министру иностранных дел Лаврову о том, что некоторые депутаты ходили к послу Макфолу, когда еще Макфол не получил верительной грамоты.

Костунов: Да-да.

Лобков: А что с этим запросом?

Костунов: Я получил ответ, что МИД тщательно отслеживает эти вопросы. МИД констатировал, что нарушения, оскорбления российского государства в этом прямого нет и, собственно говоря, мне опять разъяснили, после этого я разобрался и с этой областью, потому что приходится сейчас встречаться с иностранцами, и надо быть тоже осторожным, чтобы не попасть под информационную атаку. На мой взгляд, большое упущение оппозиционных политиков, которые пошли туда, то, что они встречались без прессы. Когда пресса их встретила, они не рассказали, о чем они разговаривали.

Лобков: Ну и не обязаны были, в общем. Навальный не обязан знать в лицо всех своих доноров.

Костунов: Знаете, на слово «не обязан» - обязан. Вот над патриархом Кириллом сколько все идет, он по всем моментам, по которым его обвиняют, он ни чем не обязан, но почему-то его обвиняют, «Серебряную калошу» вручили или что, какая-то такая «Малина», какая-то оскорбительная награда, которая не за самые лучшие достижения дается.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.