Член общественного совета при МВД: Если дело о задержании Навального будет затягиваться, мы обратимся в Генпрокуратуру

Кофе-брейк
25 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Член Общественной палаты Владислав Гриб о судебных разбирательствах по поводу превышения полицией служебных полномочий на «Марше миллионов» 6 мая.

Лобков: Одна из тем сегодня – анализ того, как действовал ОМОН во время митинга 6 мая. Уже известно, что часть сотрудников поощрена, часть получила повышение в звании, четверым ОМОНовцам, как выяснилось, мэр Собянин выдал квартиры. Насколько это заслуженно, правильно в сложившейся политической обстановке, мы обсудим с гостем нашей студии. Все эти факты не говорят ли о том, что больно рано, до всякого разбирательства государство решило поддержать именно ОМОН и полицию?

Гриб: Я с вами согласен. Общественность неоднозначно оценивает эти события. Если взять тех, кто поощрен, есть сотрудники, против кого Следственным комитетом возбуждено уголовное дело – по-моему, против одного из ОМОНовцев. Поэтому, конечно, надо награждать за боевые действия на Северном Кавказе, за участие в антитеррористических операциях. Может быть, часть из них были поощрены не за свои действия 6 мая, может быть, они были по итогам своей работы награждены. Я не думаю, что министр тут же подписал распоряжение о поощрении по итогам 6 мая. Если это так, то это не совсем правильно. Идет общественное расследование, наш Общественный совет при МВД России не разбирал эту ситуацию, нас по этой ситуации новый министр не собирал.

Лобков: То есть вы не знали об этих планах наградить, дать квартиры?

Гриб: Конечно, нет. С нами это и не должны согласовывать.

Лобков: Почему нет? Подождать немного, выждать, пока ситуация успокоится, расследование будет проведено.

Гриб: У нас все награды милиционерам ко Дню полиции. С нами это не обсуждали. Может быть, есть ОМОНовцы, которые были награждены за иную работу.

Лобков: Четыре квартиры были выданы Собяниным именно тем, кто участвовал в акциях 6 мая. Получается, что сеется рознь и внутри МВД. Есть полицейские, которые в это время ловили воров и жуликов, а другие при этом стояли в этой цепи. Получается, что это лучше.

Гриб: Я считаю, что квартира – не награда, ее должны получать те, кто нуждается. В МВД есть своя очередь, есть своя жилищная комиссия. В рамках этой очереди - награда, орден, именное оружие, благодарность. Что касается квартир, на мой взгляд, они должны выдаваться в рамках нашего законодательства только тем, кто в них нуждается.

Лобков: Это было сделано под камеру, это было сделано в присутствии корреспондентов федеральных телеканалов. Обществу был ясно дан знак: ребята, мы на этой стороне. Так, по крайней мере, значительная часть общества это интерпретировало. Вот смотрите, мы пришли в больницу, дали квартиры, возбудили уголовное дело по факту телесных повреждений. Вот кто с нами, вот кто наша опора. Был дан такой знак.

Гриб: Сложно такие знаки обсуждать. Наши политики должны отличаться умением знать настроения в обществе. По нашему законодательству невозможно дать квартиру как поощрение. Можно дать орден, именное оружие. Мы это еще не разбирали на Общественном совете МВД. Я думаю, что у нас тоже набурлит совет. У нас самые разные люди – и Генри Резник, и Анатолий Кучерена.

Лобков: Вообще Общественная палата собирается разбираться?

Гриб: Мы разбирались. Мы пригласили руководителя управления Демидова – того, кто отвечает за управление общественного правопорядка. Пригласили и организаторов. Наше мнение такое: есть вина в действиях обоих сторон. Конечно, там были провокаторы, никто не спорит. Как они прошли и с какой стороны были – второй вопрос. Есть нарушения, и недаром Следственный комитет дело возбудил, со стороны сотрудников ОМОНа. После таких мероприятий прокуратура должна давать правовую оценку действиям органов полиции.

Лобков: С этими награждениями, повышениями по службе. В частности, блогеры зафиксировали, что тот ОМОНовец (или полицейский, или вообще это был переодетый сотрудник госбезопасности, поскольку есть такая практика), который стал майором, был повышен. В другом отделении полиции зафиксировали его же, повышенного в звании. Такие факты вы собираетесь обсуждать с руководством ГУВД, МВД?

Гриб: У меня есть уверенность, что кадровики МВД с головой дружат. Есть повышение в звании по выслуге лет, по должности, есть за боевые действия на Кавказе, за участие в антитеррористических операциях.

Лобков: Собираетесь или нет?

Гриб: Собираемся, конечно, у нас тоже бурлит общественность. Но новый министр МВД первые 2 недели будет занят политикой ведомства, кадрами. Он достаточно открытый человек.

Лобков: Тем более, что 6 мая он был лично на Болотной площади.

Гриб: Он будет и как министр, и как очевидец, и как руководитель данной операции.

Лобков: Поступает разная информация, она идет через профсоюз работников МВД, через Михаила Пашкина, что те, кто были приглашены из регионов – по крайней мере, башкирский ОМОН был здесь – получили за участие организации порядка на Болотной площади по 15 тысяч рублей. Вам не кажется, что это многовато?

Гриб: Я, честно говоря, не знаю, сколько получает ОМОН.

Лобков: Это больше, чем фронтовые в день.

Гриб: Я не буду комментировать. Конечно, МВД имеет право награждать всех и вся, у них есть на это бюджеты. К ОМОНу у меня одна задача – чтобы он действовал в правовом поле. Пусть их поощряют, но задача, чтобы он был в правовых рамках. С другой стороны, надо, чтобы награды, звания, квартиры получали за участие в боевых операциях, за борьбу с преступностью.

Лобков: Ваша коллега Ольга Костина высказалась на днях, что нужно составлять детальнейшие инструкции о поведении ОМОНа в таких ситуациях, потому что ОМОН выполняет приказ. Чтобы они, как выразилась Костина, «не придумывали из головы». С другой стороны, когда людям дают команду выдвинуться вправо, выдвинуться влево, сомкнуть кольцо, сам по себе этот приказ являться преступным не может. Но все действия в совокупности может привести к созданию такой ситуации, при которой в одном месте образуется давка, в другом месте образуется затор, в третьем месте толпа начинает на эту пробку из людей наступать. Как вы считаете, нужно разрабатывать подробные инструкции для полицейских, которые участвуют в подобного рода мероприятиях?

Гриб: Что касается рядовых полицейских, ОМОНовцев, я думаю, что нет, потому что у них иные задачи. Я считаю, что у тех, кто дает указания ОМОНу, должна быть ответственность – и гражданская правовая, и административная правовая, дисциплинарная. Все-таки руководить должны профессионалы, знающие ситуацию, организаторов, участников митинга,подходы-отходы. ОМОНовцам надо сказать, что любое действие фиксируется на камеру, что по любому действию ОМОНовца может быть заведено уголовное дело. Им надо говорить об ответственности за нарушения прав человека.

Лобков: Если мы вспомним знаменитую картинку, где задерживают Навального: он не оказывает явного сопротивления, тем не менее, сотрудник, который потом предположительно стал майором, уже беспомощного человека, которого конвоируют двое, заламывает ему руку. Здоровый, сильный мужик Навальный кричит от боли, а тот ему с легким матерком: следуй дальше! Эта сцена омерзительная – когда на беспомощном человеке практикуются садистские приемы. С этим конкретным документированным случаем вы будете разбираться?

Гриб: Все граждане, которые считают, что в отношении их было применение излишней силы, должны обратиться в Следственный комитет, написать заявление.

Лобков: Много дел возбуждается по факту. Мы видим факт насилия, запечатленный на пленке.

Гриб: Может, сам Следственный комитет плохо видит или не видит. Сам потерпевший обязан написать заявление, дать пленку. Если будет отказ в возбуждении уголовного дела, можно пойти к начальнику комитета, в прокуратуру.

Лобков: Вы же Общественная палата.

Гриб: Да, мы можем дать оценку. Я считаю, все оценки – и общественные, и документальные – должны быть. Единственное – у Общественной палаты нет права возбуждать уголовные дела. Но мы имеем право обратиться к генеральному прокурору, к руководителю Следственного комитета с просьбой проверить обоснованность отказа в возбуждении уголовного дела.

Лобков: То есть если это дело будет затягиваться, вы обещаете, что вы лично обратитесь?

Гриб: Да.

Лобков: Еще одна важная информация прошла. МВД закупает новые гаджеты для сотрудников ОМОНа, в том числе щиты. Как вы считаете, это необходимо делать?

Гриб: Здесь надо быть объективными. Вопрос о необходимости замены решает руководство МВД. Если у них перевооружение было в плане на этот год, на следующий, у них есть планирование финансово-хозяйственной деятельности, здесь надо смотреть, в каком оно контексте. Если это была плановая заблаговременная закупка, это один вопрос.

Лобков: Анонимные ОМОНовцы, которые через Михаила Пашкина доводят до общества информацию, говорят, что были ОМОНовцы-экстремалы, которые не надевали шлемов, не вооружались щитами, а полагались только на собственную практику рукопашного боя, отражали то, что им представлялось атаками оппозиции. Может, следует стимулировать разработку неких правил поведения, что этих людей там быть не должно - этих спортсменов, качков, отмороженных людей? Тогда действительно всем раздать одинаковые средства защиты, шлемы. Чтобы если полетел камень, то голову он точно не проломил - одним резонансным делом меньше.

Гриб: Я согласен. Я считаю, что это боевое военизированное подразделение, амуниция, снаряжение, форма должны быть у всех – вне зависимости, мастер спорта он или не мастер спорта. Во-вторых, им должны быть выданы инструкции. Если человек мастер спорта и кого-то убил, считается, что он применил оружие. ОМОНовцы должны знать, что они сильнее, физически лучше подготовлены, более профессиональны. Они сами без оружия – уже есть оружие.

Я думаю, мы это с коллегами обсудим, чтобы и с ОМОНовцами, и с демонстрантами были члены Общественного совета МВД, были гражданские люди в костюмах прямо на митингах – 2-3 человека с ОМОНовцами, 2-3 человека с организаторами митинга. Это было бы очень серьезным сдерживающим фактором. Понятно, что бывают сотни митингов, но на масштабных мероприятиях это должно быть за правило. Я думаю, мы это обсудим с новым министром МВД. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.