Чему научит детей православный учебник Кураева

Кофе-брейк
1 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Введение в российских школах нового предмета под названием «основы православной культуры» и пособие по нему обсудили в прямом эфире с деканом педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Татьяной Скляровой.
 Лобков: Вы принимали участие в написании учебника по основам православной культуры, которая будет преподаваться в школе. По результатам опросов более 40% родителей выбирали светскую этику. Там, кстати, есть определение добра, в которое я довольно долго врубался. На многие ли компромиссы вам приходилось идти, чтобы, с одной стороны, избежать пропаганды религии, а, с другой стороны, рассказать о ней.

Склярова: Каждый следующий этап требовал творческого решения. Опыт преподавания вероучительных дисциплин есть. За последние 20 лет он проявился в системе воскресных школ, факультативного преподавания. А как выстроить новый предмет, который имел бы культурологическую направленность и поведал бы детям об основах религиозной культуры? Все религиозные культуры своеобразные, у них свое содержание, свои ценности, свой аксиологический ряд – то, что является главным. И как это для начальной школы преломить, как найти слова, чтобы определение «добра» не выходило за четыре строчки? Эта творческая задача, которая не по силам не одному, не пятерым, не даже целой лаборатории.

Лобков: Вы опирались на опыт царской России, опыт Закона божьего?

Склярова: В большей степени мы опирались на опыт, сложившийся в зарубежных странах в XX веке, и который сейчас есть в Европе, например. Есть разные модели преподавания основ религии в государственных школах.

Лобков: Ваш учебник исходит из того, что Бог есть? Это не подвергается сомнению или дискуссии о существовании Бога находят свое отражение в курсе?

Склярова: Учебник по основам религиозной культуры, автор – Андрей Кураев, и он исходил из того, что православные верят в существование Бога, они выстраивают всю свою жизнь, исходя из этого постулата. Эта аксиома, не требующая доказательств. А наша задача была методически помочь.

Лобков: А вы какие-то экспериментальные уроки проводили с детьми? Вам же нужен какой-то отклик?

Склярова: Мы продолжаем это делать. Сейчас не такой контингент детей, как 5-7 лет. Новые каналы информации  принуждают нас к совершенно другим методам преподавания.

Лобков: Можете привести примеры?

Склярова: Мой опыт преподавания основ православной культуры был больше обращен к тому, как это в семье воспринимается. Дети вспоминали, что и как им говорили бабушки. Это, так или иначе, состыковывалось с семейными ценностями. Сейчас большинство родителей говорят, что в семье этого нет.

Лобков: Мне казалось, наоборот, за 5-7 лет все стало лучше.

Склярова: Мне как педагогу от этого и грустно, потому что яблоки-то носят, а суть праздника Преображения Господня, на который эти яблоки освещают, так никто и не знает. А задача предмета, который знакомит с религиозной культурой, - говорить о сути праздника, а не о следствиях. Где-то в южных регионах в это время уже не яблоки, а виноград освещают, потому что яблоки осветили раньше.

Лобков: Есть конфликты с другими дисциплинами? Я, например, видел учебник 2007 года по биологии, одобренный патриархом России Алексием II, в котором есть фраза, что все животные были травоядными до грехопадения Адама. Подобные вещи в вашем учебнике есть?

Склярова: Учебник отца Андрея Кураева необъемный. Там 34 урока, там есть параграф, посвященный природе – как христиане относятся к природе. До  этих методологических тонкостей не дошел черед. Что касается мировоззренческого разнообразия, вернусь к цели и одной из идей предмета – семья выбирает. У нас декларируется, что содержание образования – это сфера, где делается все в партнерстве. Семья определяет образовательную стратегию своего ребенка. В данной ситуации я поздравлю всех педагогов и родителей с тем, что у нас появился механизм участия в образовательной программе ребенка. Что мы выберем? Хорошо бы было мне посмотреть все эти учебники и решить. 

Лобков: Откуда брать учителей? Была дискуссия, возобладала концепция доучивания. Бывший министр образования даже сказал, что он за то, чтобы учителя физики преподавали православную культуру.

Склярова:  Я по первому образованию учитель физики. Учитель, у которого есть интерес к этому предмету, и есть педагогическое образование, талант и желание преподавать, может, пройдя соответствующий курс повышения квалификации, начать преподавать этот предмет. Но сейчас по практике первая подготовка шла именно учителей начальной школы. Учитель все равно должен определиться, его или не его этот предмет. Мы должны дать возможность человеку отказаться от преподавания этого предмета, если он не согласен.

Лобков: Но есть же экзотические дисциплины, например, согласно той же статистике, иудейскую картину мира хотела бы видеть в учебниках 0,1% родителей, чуть лучше с мусульманами, но тоже где-то на уровне доли процента. Как будет решаться этот вопрос, если в классе окажется один мальчик из иудейской верующей семьи? Как можно всех удовлетворить?

Склярова: На то и был нацелен эксперимент на протяжении двух лет. Отрабатывался механизм этого выбора, обеспечение педагогов, обеспечение запроса на преподавания. Сейчас первый год массового введения покажет, заработает ли этот механизм.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.