Бывший следователь Павел Зайцев: Любой в России должен отчитываться за крупные расходы

Кофе-брейк
28 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. Законопроект о контроле крупных расходов чиновников по поручению президента внесут в Госдуму до 15 апреля. Поможет ли он уменьшить коррупцию, обсудили с адвокатом, представителем Национального антикоррупционного комитета, бывшим старшим следователем по особо важным делам Следственного комитета Павлом Зайцевым.

Лиманова: Сегодня гость нашей рубрики - Павел Зайцев, адвокат, представитель национального Антикоррупционного комитета, бывший старший следователь по особо важным делам Следственного комитета. Самое известное дело, которое вел наш гость, о контрабанде мебели, которая продавалась в торговых центрах «Три кита» и «Гранд». Полковник юстиции. Говорить будем об антикоррупционном законопроекте президента. Законопроект о контроле крупных расходов чиновников внесут в Госдуму до 15 апреля по поручению президента. К этому же сроку должен быть расширен перечень лиц, чьи доходы подлежат обязательному декларированию. Ответственный - Владимир Путин.

Павел, как вы считаете, насколько реально исполнение этого закона, если он будет принят (он наверняка будет принят), насколько реально, что действительно смогут контролировать доходы и расходы высших госчиновников?

Зайцев: Вы знаете, я могу сказать, что уже хорошо, что от президента идет такая инициатива. Понятно, что власть осознает, что с таким явлением как коррупция, нужно бороться, в первую очередь, у крупных госчиновников.

Лиманова: Особенно перед выборами осознает власть.

Зайцев: Ну, уж перед выборами или нет, это уже другой вопрос. Тем не менее, вы знаете, что получится, да, все разработают, законопроект внесут и, может быть, даже примут и законопроект станет законом. Любой крупный госчиновник, у которого какие-то непредвиденные покупки большие, дорогостоящие, или расходы, они будут прятать просто свои расходы, свою недвижимость и записывать их, именно записывать, не дарить и продавать, а именно записывать на других лиц, кто не относится ни к госчиновникам, ни к их родственникам. Это будут обычные рядовые граждане, у которых хорошее отношение, может быть, даже дальние родственники с теми же госчиновниками, может быть, их друзья, может быть, еще кто-то.

Лиманова: В этой ситуации всегда существует риск, что человек, на которого все это богатство записано, все это имущество, может взять, да и соскочить в какой-то момент. Как ты докажешь, что это твое, потом?

Зайцев: Вы знаете, я могу сказать, очень сложно в нашей стране решить соскочить с имущества крупного государственного чиновника. Это очень проблематично будет потом для того лица, на которого эта недвижимость записана. Я считаю, что тут немножко побольше нужно сделать и все. То есть, расширить круг лиц, которые обязаны декларировать свое имущество и свои траты. Нужно, чтобы это распространялось абсолютно на всех граждан России.

Лиманова: То есть, такой тотальный контроль за всеми?

Зайцев: Почему? Речь идет о крупных сделках. А почему он не должен быть? Он должен быть, я считаю. Откуда лица берут деньги, если они, например, нигде не работают? То есть, они или совершили преступление, или украли, или же это не их собственность, а кто-то попросил на них это записать. Неизвестно что.

Лиманова: Существует частная жизнь и нельзя вторгаться в нее, это же законы…

Зайцев: Хорошо, но вы обязаны отчитываться в налоговой службе о своих доходах, насколько я знаю, по законодательству. Только никто это не проверяет, откуда человек траты совершил, то есть, взял миллион долларов и купил, движимость, счет в банке открыл. Откуда он это взял? Почему бы государству у человека это не спросить? У любого, не только у государственного чиновника, а у любого. Тогда реальная будет борьба с коррупцией. Если этого не сделать, все уйдет в тень. Сейчас у нас госчиновники записывали все, именно записывали на своих родственников. Если это будет делать нельзя, если родственники будут в том списке, который попадет в законопроект, соответственно, любой здравомыслящий человек, которые совершает, мягко говоря, незаконные деяния, будет думать, придумывать схемы, а как мне не остаться без имущества и без денег, и чтобы в меня не стали кидать палки. Будут уходить от этого, уходить только так. Или же, записывать все на лиц, которые не относятся к списку, то есть, не являются госчиновниками, или же выводить за границу.

Лиманова: Да, кстати, за границу. Как возможно контролировать доходы и расходы чиновников за границей? Ведь в налоговые органы там ничего не поступает.

Зайцев: Вы знаете, по поводу заграницы, во-первых, у нас до сих пор не ратифицировали статью 20 Конвенции ООН.

Лиманова: Да, и еще хотела у вас спросить как раз о Конвенции ООН против коррупции. Может быть, начать именно с этого - 20-ой статьи «О незаконном обогащении госслужащих», которая предполагает уголовное преследование госслужащих, если выявлены такие факты? Она не ратифицирована Россией, несмотря на то, что Конвенция принята сразу после того, как она появилась в 93-м году. А вот почему?

Зайцев: Вы знаете, не ратифицируют-то ее, я считаю, именно те люди, которые этого боятся.

Лиманова: В принципе, понятно почему. Может быть, все-таки, если делают такие шаги власти в борьбе с коррупцией, то, может быть, они и придут к ратификации 20-й статьи?

Зайцев: Будем надеяться, хотя бы после выборов. Я думаю, до выборов нам только обещают, после выборов посмотрим.

Лиманова: На самом деле, если до выборов не пообещают, то после выборов не сделают.

Зайцев: Согласен. Но, статья 20-я, если у нас ее ратифицируют, у нас будут немножко изменены принципы основополагающие в нашей стране. У нас сейчас основной принцип - это презумпция невиновности. Статья 20-я предполагает презумпцию виновности. Потому что, если мы ее ратифицируем, то каждый человек, получивший доход, должен будет внятно объяснить государству, в данном случае госслужащий, внятно объяснить государству, откуда эти деньги.

Лиманова: Смотрите, Павел, зачем выдумывать президенту такой законопроект, если можно просто ратифицировать эту статью? И не нужно тогда будет создавать вот эту вот отдельную службу по контролю за расходами, доходами.

Зайцев: Вы знаете, насколько я знаю, президент предпринимал меры, направленные на то, чтобы ратифицировать это. Я знаю, что по различным министерствам и ведомствам отправлялись рассылки на то, чтобы министерства и ведомства предоставили президенту свои мнения, предложения по поводу того, стоит ратифицировать, не стоит, но насколько я знаю, министерства и ведомства это просто саботируют.

Лиманова: Прекрасно.

Зайцев: Нужно же будет тогда отчитываться, тогда нужно будет объяснять что-то, а вдруг счета, машины, дачи, виллы, яхты отберут? Поэтому саботируется инициатива. Хорошо хотя бы так, уже что-то. Уже что-то.

Лиманова: Ответственным назначен Владимир Путин. То есть, он должен будет проконтролировать, в том числе, и как проверяют его собственные доходы и расходы как высшего должностного лица. Правильно?

Зайцев: В любом случае, кто-то должен контролировать. Кто-то. Ну, хотя бы Владимир Владимирович. И я понимаю, что он лично контролировать это вряд ли будет. У него есть кабинет министров, которому он поручит. У каждого министра, в том числе, силового ведомства, есть замы, начальники управления на местах, то есть, информация будет стекаться, и каждый на своем уровне, может быть, будет что-то отслеживать, принимать какое-то решение. Но лично я считаю, чтобы бороться с коррупцией, нужно, чтобы крупные расходы не только госчиновники за них отчитывались, но и обычные граждане, на которых госчиновники пытаются именно записать свою движимость-недвижимость.

Лиманова: Ну да, эту свою радикальную мысль вы уже высказали. А как вы думаете, не будет ли здесь закон о давности так сказать преступления? Будут ли рассматриваться какие-то дела о расходах, которые превышают доходы, которые уже поросли быльем, к примеру, будут ли выяснять, откуда часы у Ресина за миллион долларов?

Зайцев: Я понял. Вы знаете, по этому поводу в законопроекте сначала, потом в законе четко должно быть указано, какого действия закон, имеет ли он обратную силу или не имеет. То есть, если закон примут и в нем ничего не будет говориться о делах давно минувших дней или лет, тогда он будет действовать с того момента, с которого приняли. А если будет конкретно говориться в законе, что этот закон имеет обратную силу, тогда и все лица, которые год назад, пять лет назад что-то приобретали, обязаны будут отчитаться.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.