Бывший посол России в Ливии: убийство американского посла может стоить Обаме президентства

Кофе-брейк
13 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Бывший посол России в странах Ближнего Востока Вениамин Попов о том, как менее чем за сутки удалось организовать массовые протесты мусульман по всему миру по поводу фильма Сэма Бэсила. 

Белоголовцев: Почему буквально за день вспыхнул как спичка весь арабскийвосток?

Попов: 11 сентября, не забывайте, это дата рубежная, и вот на одиннадцатую годовщину этого страшного теракта случился новый рубеж на Ближнем Востоке. Суть событий в том, что в этом регионе поднимается политический ислам. Надо понять, что это серьёзнейший процесс, который идёт не прямолинейно и неоднозначно. Если в Египте и в Тунисе были настоящие народные революции, то потом западные страны сделали выводы из сложившихся ситуаций и постарались взять ситуацию под свой контроль.

Тогда они начали бомбить Ливию, Бахрейн, так сказать, подавили выступление и начали с Сирии и так далее. Потому что западные державы имеют здесь большие интересы, я должен напомнить, что на Ближнем Востоке две третьих запасов мировой нефти, причём нефти удивительного качества. Для того, чтобы добыть один баррель в Саудовской Аравии, нужно потратить в десять раз меньше, чем в России. Это о чём-то говорит. Поэтому ставки здесь очень высоки, поэтому бомбили Ливию.

Когда они закончили бомбить Ливию, они закрыли глаза на то, что среди этих повстанцев, которых они всячески хотели представить как новых революционеров, борцов за свободу и демократию, костяк составляет исламисты, причём махрового толка. Что есть фундаменталисты, которые не отчуждаются от насилия, которые считают, что своих целей можно добиться с помощью насилия. Закрывали на это глаза, пока не грянул гром. По существу, то, что произошло в Ливии, говорит о том, что провалилась американская политика.

Белоголовцев: Я хочу уточнить. Закрывали глаза в публичном пространстве, в информационном поле или закрывали глаза люди, которые занимались стратегическим планированием политики на Востоке?

Попов: Я думаю, что закрывали глаза те, кто имеют власть и принимает решения, потому что сиюминутные интересы преобладали. Мы очень часто говорили нашим американским и европейским партнёрам: «Смотрите, что вы делаете?! Практически, вы своими руками поощряете терроризм». Отвечали, что мы не понимаем, что они лучше знают. Вот результат.

Поводом была демонстрация фильма, где в очень нехорошем виде показан пророк Мухаммед, это святое дело для каждого мусульманина, причём, демонстрации охватили огромное количество стран, не только арабских - Иран, Афганистан.

Белоголовцев: А технологически как это происходит?

Попов: Механика очень простая. Так же, как были революции в Тунисе и в Египте. Это интернет. Это новое оружие, и мы не осознали его значение. Почему произошла революция в Египте? Потому что всё то, что происходило в Тунисе, я там был послом, я это хорошо знаю, показывалось на главных каналах арабского телевидения. Это в режиме реального времени. То есть революция шла в прямом эфире. Они посмотрели: если тунисцы смогли, почему они не могут? Я хочу сказать, что есть координация исламистских сил. В Ливии ясно, что был подготовленный террористический акт, там были два батальона очень известных фундаменталистов-экстремистов, которые организовали эту акцию достаточно продуманно.

Белоголовцев: Это сидящие за компьютерами жители городов или это лидеры мнений?

Попов: Это момент, который очень важен. Это не первый раз так выходит, когда американцы сжигали Коран, буря прокатилась по всем арабским и мусульманским странам. Когда был скандал несколько лет назад в датской газете, где была опубликована карикатура на Мухаммеда, были повсеместные выступления.

В исламе нет национальностей, это интернациональная религия, поэтому такая острая реакция идёт от Марокко до Индонезии. Президент Египта исламист, а брат-мусульманин призывает к сдержанности, спокойствию. Отдельные кадры фильма выложены в интернете, и там  так показан пророк, что нельзя не возмутиться.

Белоголовцев: Тот, кто расстреливал американского посла, смотрел этот фильм?

Попов: Я думаю, что нет. Был просто сигнал. Они использовали этот момент.

Белоголовцев: А они - это кто?

Попов: Это экстремисты. Это серьёзная опасность. Я думаю, что наши западные коллеги сделают выводы. Ведь фактически они сами привели их к власти. Ливия находится на грани дезинтеграции, потому что из-за бомбардировки пострадала не только Ливия, это страна была объединена, но и Мали, которая раскололась на две части. Теперь ту же самую участь готовят Сирии, она тоже должна расколоться на четыре или пять частей. Если это будет происходить, к власти будут приходить самые крайние экстремисты. Это во всех революциях - начинают одни, а приходят другие. Поэтому приходят радикалы, потому что  они чётче излагают. Это короткий период, но надо его пережить. Но в данном случае речь идёт о том, что Запад своими руками приветствует этих террористов.

Белоголовцев: Я слышал такую мысль, что на арабском Востоке существуют две альтернативы - довольно жёсткое, авторитарное, близкое к диктатуре правление или победа радикального ислама на свободных выборах. Третьего варианта пока для этих стран не дано, потому что даже если не на революции, то на свободных выборах, как в Египте, к власти всё равно приходит радикальный ислам, и единственный способ - поддержка диктаторов, которые борются в меру сил с исламистами.

Попов: Это упрощённый взгляд. Тут надо разделить на две части. Первая часть - почему были настоящие революции в Египте и Тунисе? Это был процесс, который долго шёл, который отторгает навязанные Западом схемы. Рубеж – это 1967 год. Это была война на Ближнем Востоке, в течение шести дней Израиль разгромил сразу три арабских государства. Был страшный шок. Как маленький Израиль разгромил три больших государства – Египет, Сирию, Иорданию? И вот здесь быстро распространилось мнение - почему Бог так нас наказал? Мы отошли от Бога. Начали строить какие-то измы – социализм, национализм. Это всё импортированные идеологии,  надо вернуться к истокам. 

Второе – сейчас на арене действует четыре основные силы. Первая сила – исламисты двух мастей, те, кто называются братья-мусульмане, это умеренные исламисты, они понимают, что нужно делать что-то для народных масс. Когда после революции исламисты в Египте сказали, что надо определить, сколько будет длина бороды, какой хиджаб должен быть, то в густонаселённых районах Каира сказали, что дайте сначала хлеба, а потом определяйте.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что вот эти тунисские и египетские силы можно сравнить с умеренным исламом, который приходит постепенно в Турции?

Попов: Это близко к этому, но тут свои разновидности. Турки четыре века оккупировали арабов, поэтому тут есть свои трения. Есть иранская модель, есть малоазийская модель, которая очень привлекательна, но о которой мы очень мало говорим, а она очень успешна. Есть четыре силы. Есть умеренные исламисты, есть радикальные исламисты. Это серьёзнейшая сила, которая говорит, что надо создавать халифат, и чтобы создать это, все методы хороши.

Это опаснейшие люди – радикалы, они есть в любой стране. Есть ещё две силы, которые я бы назвал условно светские – это армии, которые не хотят отдавать свои позиции. Египетская армия ещё не сказала своё окончательное мнение, она не хочет отказываться от своих привилегий. И, наконец, есть та либеральная сила или молодёжь, которая делала эти революции в Тунисе и в Египте. Она есть и в других странах – это либеральная интеллигенция, которая демократически настроена, я бы сказал, светская или полусветская. Почему? Потому что они ходят в мечети, но у них уже европейский взгляд и они достаточно сильны, не надо сбрасывать их со счетов. Это будет сложный конгломерат, в котором баланс сил будет каждый раз зависеть от конкретных обстоятельств. В каждой стране он будет складываться по-своему.

Главная мысль, которую я хочу сказать: я очень надеюсь, что американцы усвоят два урока. Первое - если они будут продолжать ту же политику в Сирии, они приведут к власти таких людей, которые будут потом в них стрелять. Это элементарная истина, которую мы внушаем уже полтора года, но они закрывают на всё глаза. Это страшная трагедия. Дипломаты существуют для того, чтобы вести переговоры.

Второй момент - это своеобразная веха для США. Идёт активная борьба между республиканцами и демократами, уже сейчас республиканцы обвиняют демократов и Обаму в том, что они слишком мягко реагируют на все эти события. В своё время Картер не смог освободить американских заложников в Иране и проиграл выборы. Как бы этот эпизод не стал таким серьёзным и для Обамы. Это очень серьёзно. Столкновения не будет, но этот разлад идёт, он идёт и в Европе. Этот цивилизационный разлом идёт, прежде всего, между Западом и исламским миром. И сейчас это не прибавит никакие дивиденды Западу.

Все эти надежды, чтобы как-то завязать хорошие отношения, безрезультатны. Этот вопрос станет сейчас внутриполитическим в США. Если американцы не сумеют найти, кто убил этого посла, то я не знаю, каким будет исход выборов. А как найти? Известно, что это делают два батальона экстремистов, которые вооружены, и если нынешнее правительство архислабое, то ещё неизвестно, кто кого подавит. Поэтому много вопросов, и мало ответов для Запада. Если они не сделают выводов, то мы, к сожалению, будем иметь ещё много таких трагических страниц.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.