Борис Титов: У людей настолько не предновогоднее настроение, что даже продажи шампанского упали

Кофе-брейк
29 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Если последнее время Борис Титов больше позиционировал себя всё таки как предприниматель, то сегодня все изменилось. Он объявил, что инициирует создание новой партии "Правый поворот". Подробности узнали у него лично.

Макеева: В гости к нам на рубрику «Кофе-брейк» пришел Борис Титов, бизнесмен и политик. Здравствуйте, Борис Юрьевич. Если последнее время Борис Юрьевич, все-таки, предпочитал себя позиционировать скорее как бизнесмен по актуальной перед Новым годом темой «шампанское», то сегодня все изменилось: Борис Титов объявил, что инициирует создание ново партии в перспективе. Сначала движение, потом партии «Правый поворот».

Титов: Движение. Потом жизнь покажет, как это будет складываться. Мы сейчас хотим консолидировать правых либералов вокруг себя. Они сегодня разбросаны по разным партиям, многие беспартийные. Там посмотрим, то ли создавать партию, то ли объединиться с теми, кто уже есть и кто поддержит именно правые либеральные идеи, потому что пока никто правые либеральные идеи, к сожалению, не поддерживает. И мы вынуждены были создавать что-то сейчас пока как движение, потому что из тех, кто декларирует, что он правый, на самом деле, вот в классическом понимании, они леволибералы, а не праволибералы.

Макеева: Но сейчас эти грани вообще стерлись как-то, правые, левые…

Титов: Очень сильные грани. Нет, они очень понятны. Правые либералы - это люди, знаете, правые партии всегда для сильных людей, которым ничего от государства по большому счету не надо. Они самодостаточны, самостоятельны, они формируют свою собственную жизнь, свое собственное дело.

Макеева: А левые для слабых, вы хотите сказать?

Титов: При этом им ничего от государства не надо, кроме правил игры, которые должны быть справедливыми, честными для всех в обществе. А левые партии они, конечно, прежде всего, для защиты слабых направлены, чтобы слабые и ущемленные чувствовали себя лучше, чтобы их защищать. И в этом смысле левые либеральные партии, конечно, прежде всего, о гражданских свободах, о гуманитарных ценностях, часто это эмоциональные выступления, в том числе, и митинговое выступление. Правые либералы больше любят расчет, здравый смысл, выстраивание стратегии, они больше считают, чем митингуют.

Макеева: А зачем им тогда партии, если они самодостаточные?

Титов: Сегодня праволиберальная партия не может рассчитывать на большинство. Прохоров создает свою партию, создавал «Правое дело». Мы ему предложили нашу программу, он отказался.

Макеева: Подождите Борис Юрьевич, к «Правому делу» вы тоже имели отношение, да?

Титов: Да. Но когда приходил Прохоров, мы ему предлагали. Дело в том, что они ориентируются на большинство населения. Правые либералы ориентируются на средний класс, а он у нас в стране очень слаб еще, поэтому рассчитывать на какую-то победу на выборах просто не приходится. Мы считаем, что конечно, если выборы состоятся через пять лет, то такая партия может претендовать на то, чтобы войти в Думу, пройти барьер. Но это будет все равно оппозиционная партия. При этом правые должны все время, знаете, корректировать позицию большинства в сторону правую. Сегодня никто этого не делает. Сегодня все идет только в левую сторону. Поэтому и назвали «Правым поворотом» наше движение, потому что нужно корректировать направо тот левый поворот, который уже многие годы реализуется в стране, а сегодня становится просто крутым, потому что в Думе сегодня как минимум, 50% левых.

Макеева: Зачем вам, Борис Юрьевич, эта страшенная свистопляска, выражаясь терминами детской книжки?

Титов: Долго думали, стоит ли нам в это идти, но понимаете, когда мы лоббируем наши экономические идеи как «Деловая Россия» (мы много продвинулись вперед), мы убедились, что нужна новая индустриализация.

Макеева: А опыт с «Правым делом» вас все-таки не расхолодил?

Титов: Вы знаете, с «Правым делом» была вообще своеобразная ситуация.

Макеева: На всех этапах причем.

Титов: Да. Потому что, опять же, мы шли в правую либеральную партию, а пришли в левую либеральную партию. Это, в основном, была партия правозащитников, партия таких людей ярких, эмоциональных, но не считальщиков, не расчетчиков, не людей, которые пытаются вводить практицизм в свою политическую платформу. Поэтому мы не могли найти общий язык. Кроме этого, это были правые или левые либералы 90-х годов, а мы, конечно, к 90-м относимся с огромным негативом, потому что в то время ни демократии, ни рынка не было. И это была особая такая социально-экономическая структура, которая, в общем, была направлена на другие цели. Поэтому мы идем вперед, а не смотрим назад в 90-е.

Макеева: Бог с ними, с 90-ми.

Титов: Но нужна настоящая демократия, нужен настоящий реальный рынок.

Макеева: Вы говорите «мы», все время говорите «мы». Вы кого еще имеете в виду помимо себя?

Титов: Мы обсуждали этот вопрос создания движения – действительно, это был достаточно сложный процесс принятия решения, - мы обсуждали его и на Генеральном совете «Деловой России», и на Региональном совете «Деловой России». Когда я говорю «мы» – это предприниматели, пока входящие в «Деловую Россию», хотя я обсуждал этот вопрос и с людьми, которые находятся вне «Деловой России», но праволиберальные по убеждениям. Мы решили создавать движение политическое, потому что поняли, что только лоббированием экономических интересов, только выступая как союз предпринимателей, мы не добьемся реальных результатов, потому что нужно все-таки занимать и нишу политической работы. И в этой связи решили создать отдельно от «Деловой России» движение. Конечно, многие члены «Деловой России» его поддерживают.

Макеева: Мы предложили эту тему для обсуждения нашим зрителям. Много чего написали. Но если хотите, потом почитаете просто в Facebook на нашей странице много комментариев. Очень многие припоминают вам вхождение в Общероссийский народный фронт. Причем даже ставят это как условие: пусть он сначала выйдет из ОНФ. У вас есть такие планы?

Титов: Нет, «Деловая Россия», естественно, не выйдет из ОНФ. ОНФ нам, «Деловой России», очень сильно помог. Мы напрямую наладили диалог с правительством в результате вхождения во Фронт.

Макеева: Подождите, подождите, «Деловая Россия» до этого не имела диалога с правительством? Какие секреты рассказываете неожиданные.

Титов: Понимаете, у нас был посредник в качестве «Единой России», например, всегда. Мы говорили с министерствами, но здесь мы смогли выйти прямо к председателю правительства и убедить его, он сидел у нас 4 часа 26 мая на форуме «Деловой России». Вот только что он почти столько же времени провел на нашем съезде 21 декабря. Мы убеждаем в наших экономических программах, мы сумели его убедить в том, что стране нужна новая индустриализация. Мы сумели убедить его, что KPI для страны должен быть именно высокопроизводительной, высокодоходной занятости. То есть, вот эти 25 миллионов рабочих мест, которые должны быть существовать в России через 20 лет, если мы поставим эту задачу, и по этому пути пойдем, значит, изменится вся экономика страны. И сейчас мы обсуждаем дорожную карту. То есть, что нужно конкретно сделать - это налоговые маневры, это новые тарифы, это новая пенсионная система. У нас на все есть ответы, как нужно это сделать. Мы сегодня в постоянно диалоге, благодаря, в том числе, и Общенародному фронту, что мы убеждаем правительство, что это правильно.

Макеева: Мы в преддверие вашего визита побеседовали с одним самодостаточным вполне бизнесменом Максимом Валецким, владельцем сети магазинов. Вы его знаете. Он стал посещать митинги после недавних выборов в Государственную думу. Раньше он вообще такого для себя не предполагал, о чем рассказал у нас в эфире. И вот наш звонок застал Максима во Франции на горнолыжном курорте. Но он нам некоторое время посвятил и услышал от нас, что создается такое движение, в будущем партия «Правый поворот». И вот, что он сказал.

Валецкий: Боря Титов, безусловно, честный и уважаемый человек. Поэтому последнее как бы то, что он делает - это честные вещи и идут абсолютно от души. Для меня хождение на митинг - это демонстрация просто того, что мне не все равно то, что происходит. Несмотря на то, что у меня материально все очень неплохо, я не вижу оснований для беспокойства за собственное благосостояние или собственную судьбу, мне не все равно, что происходит в целом в стране, мне не все равно как живут мои соседи, как живут мои друзья и так далее, поэтому я буду ходить.

Макеева: Насколько движение и партия «Правый поворот» предполагает участие вот в таких вот акциях?

Титов: Вы знаете, каждый волен решать этот вопрос сам. Я, безусловно, считаю, что повод и причина есть. Каждый сам выбирает форму отстаивания своей правоты. Но мы как правые либералы, мы считаем, что сегодня, прежде всего, нужен диалог. Мы очень боимся таких ситуаций, когда люди со свистками выходят на улицу, когда пламенные трибуны с очень сильным психологическим влиянием на людей, при этом не имеющие никакой программы, начинают призывать их двигаться или влево или вправо, то ли на Кремль, то ли в другую сторону. Вот мы очень боимся всяких дестабилизаций. Поэтому мы считаем, что сегодня самое важно - наладить диалог. Власть должна пойти на диалог с оппозицией, с той оппозицией, которая собирается на проспекте Сахарова, на Болотной площади. Как это сделать, это очень непростой вопрос. Вот Кудрин предложил свое посредничество. Мне кажется, что это тоже один из вариантов. Но главное, чтобы это посредничество было налажено с людьми, с которыми власть может разговаривать. Прежде всего, людьми, реально представляющими гражданское общество, разные слои гражданского общества, но не политизированных лидеров, каких-то отдельных политических движений. Здесь важны авторитеты, люди, у которых безукоризненная репутация, которые пользуются поддержкой всех.

Макеева: А такие есть?

Титов: Тот же Парфенов, например, Ольга Романова, с которой мы много сотрудничаем и «Деловой Россией» - вот эти авторитеты, с которыми власть может наладить диалог.

Макеева: Вы сейчас на Навального намекали, а ведь он тоже не чужд бизнесу. Вы не думали о том, чтобы…

Титов: Простите, с кем?

Макеева: Вы намекали явно на Навального, нет, разве нет?

Титов: Конечно. Я послушал его выступление, он очень талантливый человек. Действительно, его выступление, наверное, было самым захватывающим на Сахарова. Но, поймите, что это не движение к демократии, хотя оно и декларируется. Это движение может оказаться концом этого движения, может оказаться совершенно другая ситуация - наоборот, авторитарный режим, националистический, потому что у него нет программы выстраивания новой экономики, у него нет выстраивания идеи, как должно быть, в каком виде должно существовать гражданское общество.

Макеева: Я немножко не это имела в виду. То, что я хотела сказать, что Навальный сам, как мы хорошо знаем, миноритарий многих крупных государственных компаний. То есть, он имеет отношение к бизнесу, он в этом понимает. Вы не думали как-то с ним, так сказать, с ним пообщаться, может быть, взять на себя какие-то посреднические функции?

Титов: Мы готовы к любым диалогам, но я просто слушая его выступление, конечно, это либеральное, но леволиберальное выступление. И еще раз говорю, что должны быть прагматизм и практицизм. Если он призывает толпу, зажигает… Это люди, которые собрались на площади, это люди каждый со своими убеждениями, интересами, часто очень диаметральными, но он работает, вы знаете, такими психологическими инструментами. И это очень опасно и может привести к плачевному результату.

Макеева: Вы, Борис Юрьевич, заметили, что не ответили на мой вопрос?

Титов: Еще раз, мы можем вступать в диалог с любым, мы можем разговаривать.

Макеева: Вы пытались это делать? Пытались разговаривать?

Титов: С Навальным мы когда-то разговаривали через Facebook, он нас обвинил в том, что мы с властью и, в общем, на этом диалог закончился.

Макеева: Не задалось. Я читаю, агентство РИА «Новости» сообщает, что вы заявили, что обсуждаете с Григорием Явлинским возможное объединение движения «Правый поворот» с «Яблоком». Довольно неожиданно после всех разговоров о разделении правых и левых.

Титов: Нет. Вы знаете, нет. Мы сейчас не обсуждаем. Мы обсуждали до выборов взаимоотношение «Деловой России» и «Яблока».

Макеева: А, то есть, это был не «Правый поворот», а именно «Деловая Россия»?

Титов: Как представитель «Деловой России» мы говорили. Я очень уважаю Григория Алексеевича…

Макеева: Извините, а так все поменялось, то есть, до выборов оказалось возможным объединяться все-таки с представителями более левых ответвлений, а сейчас…

Титов: Но мы так и не объединились в результате.

Макеева: То есть, вы так поменяли, поняли осознание необходимость дать правее?

Титов: Можно я вернусь к началу разговора? Мы вообще можем разговаривать и с Прохоровым, и Кудриным, и Явлинским, тем более, что Григорий Алексеевич, я считаю, один из выдающихся политических деятелей и просто как человека очень я его уважаю. Мы с ним, действительно, много общались и разговаривали. Но их партия все-таки выбрала программу леволиберальную даже больше социал-демократическую. Экономика в программе «Яблока» занимает очень небольшое место. Это правозащитная организация, она, прежде всего, гражданская.

Макеева: Явлинский экономист, я думаю, он с вами не согласится.

Титов: Но, тем не менее, кстати, по экономическим взглядам мы очень близки. Но, мы вот сегодня, если мы организовали праволиберальное движение, если мы убедим Григория Алексеевича взять все-таки более правую сторону, если он согласится с нами, то возможно, эти коалиции возможны, более того, они желательны. Мы не ставим задачи формировать какие-то новые институты из принципа. Кроме того, мы вообще не лидерская партия. Мы, в отличие от Прохорова, считаем, что либеральные партии вообще не могут создаваться под лидера, они должны быть коллективные.

Макеева: Григорию Алексеевичу это тоже не понравится.

Титов: Нет, как раз Григорий Алексеевич в этом смысле, вы видели, что у него есть ряд людей, на кого он опирается, и у них коллективное принятие решение в «Яблоке». Я это видел. Поэтому мы готовы здесь объединяться, но только под праволиберальными знаменами, четко и никаких инфляций наших праволиберальных взглядов не должно быть.

Макеева: Правда ли, что у людей настолько непредновогоднее настроение в этом году, что даже на продажах шампанского это сказывается?

Титов: К сожалению, это так. Я как производитель шампанского могу это засвидетельствовать. К сожалению, у нас, честно говоря, политика украла Новый год. У людей непредновогоднее настроение, поэтому сегодня мы продаем - и мы, и другие производители - шампанского значительно меньше. Может быть, последние дни что-то изменят, но на самом деле, вот это общее настроение неуверенности, нет, понимаете, ощущения праздника и поэтому люди даже не задумываются о шампанском.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.