Банк «Открытие» о «Спартаке»: в рамках нашего партнерства мы будем красно-белыми

Кофе-брейк
19 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

О судьбе стадиона футбольного клуба «Спартак», который будет достроен в 2014 году и будет называться «Открытие-арена», поговорили с заместителем генерального директора ФК «Открытие» Алексеем Караханом и болельщиком клуба «Спартак» с 25‑летним стажем Евгением Селеменевым.

Таратута: Давайте расскажем, что у нас происходит.

Карахан: Сегодня состоялось торжественное подписание договора о стратегическом партнёрстве между корпорацией «Открытие», которую я представляю, и футбольным клубом «Спартак». Стратегическое партнёрство в первую очередь будет ознаменовано тем, что стадион «Спартак», строящийся сейчас, который, я надеюсь, откроется уже в 2014 году, будет называться «Открытие Арена». Кроме того, мы договорились, что наш логотип будет размещён на майке спортсменов клуба, а с нашей стороны мы планируем выпускать кредитные карты с эмблемой «Спартака» и ещё много всякой рекламно-сувенирной продукции.

Таратута: Если я верно понимаю, это не первый случай в истории, а в мире такие прецеденты есть.  Расскажите, Евгений о них, я хочу направить болельщиков в сторону «Открытия», чтоб помирить всех сразу.

Селеменёв:  Никто не ругался на самом деле.

Карахан: Мне кажется, что никто ещё не ругался.

Таратута: Я на всякий случай.

Карахан: Можно я перебью перед этим, потому что  есть важный момент. Вчера действительно чуть не случилась ссора между болельщиками и банком «Открытие», которая совершенно не имела никакого места, потому что вдруг в прессе прошло сообщение, что спартаковский стадион поменяет цвет на бело-голубые, которые являются фирменными цветами «Открытия». Это сложилось исторически и никак не связано с цветами «Зенита» и «Динамо». Это было чисто журналистское преувеличение, потому что, конечно, в рамках этого партнёрства мы будем красно-белыми, потому что главное для нас – это быть комфортными нашим болельщикам.

Таратута: А что будет с майками?

Карахан: Майки будут красно-белые, естественно. Никаких изменений для спартаковских болельщиков точно не может произойти.

Таратута: Это единственная угроза миру болельщиков?

Селеменёв:  Я вообще не понимаю, о чём можно говорить, когда будет построен стадион, который спартаковские болельщики ждали с самого основания «Спартака». Лично мне не хотелось бы только одного – чтобы люди, которые владеют сейчас «Спартаком», люди, которые приобретают права или становятся партнёрами, чтобы они произносили фразу а-ля: «Я купил «Спартак», я купил стадион «Спартака»». Это просто некорректно будет, надо понимать, что бизнес-идеи – это всё прекрасно, мы живём в современном мире, никто не вышел из леса позавчера, но надо всегда понимать, что «Спартак» всегда будет выше любого «Открытия», любого «Лукойла», любой корпорации. Это очень хорошо, что эти люди сейчас сопровождают нас, помогают, но «Спартак» - это не команда даже, это самые лучшие люди страны.

Таратута: Да, я слышала «Спартак» - чемпион.

Карахан: Да, «Спартак» - чемпион.

Селеменёв:  Я надеюсь, что на новой арене мы станем чемпионами, чего не было уже больше десяти лет.

Таратута: Алексей, а почему вы обратились к «Спартаку», у вас в банке болельщики есть?

Карахан: Мы тоже погружаемся в мир «Спартака» и мы точно не позиционируем ситуацию, как «мы купили «Спартак» или стадион». Мы в самом начале договорились о стратегическом партнёрстве, что очень важно, потому что мы воспринимаем друг друга как партнёры, а не как хозяева «Спартака», потому что «Спартак» - это не 11 футболистов на поле, 30-миллионная армия болельщиков с десятилетним, а иногда и с многопоколенческим  стажем. Поэтому купить это невозможно, можно только рассчитывать, что ты постоишь рядом какое-то время, что мы и пытаемся сейчас сделать.

Селеменёв:  Это очень радует.

Карахан: Чему мы сегодня научились, в том числе и в разговоре с Евгением? Он спросил: «А вы фанат «Спартака»?», я сказал: «Да, я фанат «Спартака»», а он мне: «Нет, вы, скорее, болельщик, а фанат - это тот, кто много путешествует с клубом».

Таратута: Есть у вас такие?

Карахан: Так вот, если сказать, что есть фанаты - это будет преувеличением, они, конечно, есть в 15-тысячной корпорации «Открытие», но на верхнем уровне, мы, конечно, не фанаты, мы болельщики «Спартака».

Таратута: А вы собираетесь снимать шарф когда-нибудь, или как Михаил Боярский останетесь в нём навеки?

Карахан: Я, безусловно, сниму шарф, но сегодня день, когда мы подписали договор, это приятно и греет душу, и расстаться со всем этим невозможно, потому что чувствуешь себя частью большой истории.

Таратута: А зачем вам стадион, зачем вам помогать? Это решение ваших рекламных задач, это ваша миссия, что это?

Карахан: Я бы не сказал бы, что это миссия, или то, что этот проект носит благотворительный характер, потому что мы действительно в нашей маркетинговой стратегии стараемся делать много разных хороших дел. На прошлой неделе на Воробьёвых горах мы открыли бинокли, которые обычно есть во всех городах мира на высоте, с которых можно посмотреть на город сверху. Это тоже мне кажется приятным знаком по отношению к горожанам. Мы просто любим помогать  и делать хорошие дела.

Селеменёв:  У нас была тоже прекрасная история - на прошлой неделе хоккейный «Спартак» обыграл ЦСКА.

Карахан: Отлично!

Таратута: Но ведь футбольная аудитория - это не совсем ваша аудитория, или я неправа?

Карахан: Вы неправы, потому что наша аудитория - это все россияне, не надо забывать, что на сегодняшний день банковскими продуктами пользуются 80% взрослого населения страны, если не больше, и мы стараемся достучаться до каждого из них. Болельщики «Спартака» - это порядка 30 миллионов человек. Мы даже для себя посчитали, что наш контракт на шесть лет, мы договорились о партнёрстве до конца 2018 года, 6 лет будет стоить нам 30 миллионов долларов. Поэтому за такой хороший качественный контакт с  потенциальным клиентом банка - один доллар.  Поэтому это не благотворительность, а очень взаимовыгодное партнёрство, надеюсь, для наших коллег тоже.

Таратута: Я уже не спрашиваю вас, почему вы выбрали не «Газпром Арену», потому что там «Газпром».

Карахан: Я думаю, что там соотношение за контакт немножко другое, стоимость контакта будет немного другой.

Таратута: А у вас не было идеи купить футбольный клуб, как некоторые владельцы клубов сделали?

Карахан: Вы правильно сказали, что некоторые владельцы покупают, потому что люди тогда используют футбол, как своё хобби, удовлетворение личных амбиций. «Открытие» участвует здесь как корпорация, и для нас это долгосрочный бизнес-проект, который для нас чётко понятен с точки зрения мотивации, в том числе материальной. И личная симпатия к «Спартаку» у всех присутствует, и это тоже понятно.

Таратута: Что вам в этих людях, Евгений, они же акулы?

Селеменёв:  Самое главное, что после всех слов о том, что один человек - один доллар, про то, что у нас долгосрочное партнёрство, это очень красивые фразы, чтобы за 6 лет могло дойти, что «Спартак» - это что-то нечто невообразимое, это выше всего, что здесь можно придумать в этой стране.

Таратута: А чем ещё могут быть недовольны болельщики?

Селеменёв: Может, самые ортодоксальные болельщики могут сказать о том, что не ожидали такого названия, может, ждали, что это будет «Спартак Арена». Но мы все живём в современном мире, для нас самое главное – прийти на сектор болельщиков и поддержать свою команду. Вы там работаете, и мы будем наблюдать за вашей работой очень внимательно.

Карахан: С нашей стороны, мы не хотим быть слишком навязчивыми, хотим помогать болельщикам болеть, ну и выздоравливать, конечно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.