Автор книги «Код Дурова» Кононов: Сечин – за Усманова, Усманов – за Дурова, а Дурова так просто не убрать с поста гендиректора «ВКонтакте»

Кофе-брейк
2 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Мария Макеева обсудила с главным редактором Hopes & Fears, автором книги «Код Дурова» Николаем Кононовым, к чему может привести конфликт между основателем и гендиректором «Вконтакте» Павлом Дуровым и крупнейшим акционером социальной сети – фондом United Capital Partners, возглавляемым Ильей Щербовичем.  
Макеева: Акционеры компании Microsoft потребовали, чтобы Билл Гейтс  оставил пост председателя совета директоров. Билл Гейтс основал эту компанию 38 лет назад и, несмотря на то, что почти полностью отошел от дел, слишком активно участвует в том, чтобы разрабатывать стратегическую линию развития Microsoft , в этом его обвиняют мятежные акционеры. Кстати, они как будто все сговорились и по всему миру: вчера Дуров, сегодня Гейтс, кто завтра? Николай, что вы скажете по поводу всей ситуацией с «ВКонтакте»?

Кононов: Мне кажется, что намерения UCP были очень серьезными, по крайней мере, вчера они дали довольно громкие интервью про то, что Павел Дуров слишком увлекается своим личным проектом - мобильным мессенджером «Telegram», и его следует немного привести в чувства.

Макеева: То есть на работе играет  в компьютер вместо того, чтобы заниматься работой.

Кононов: Нет, занимается другой работой, занимается мобильным мессенджером, который отправляет сообщения видео и фото. А также они обвинили его в том, что он берет людей из «ВКонтакте» и переводит в новую компанию Digital Fortress, которая, собственно, и разрабатывает этот «Telegram». Но потом стало понятно, что трое акционеров «ВКонтакте» и третья сторона - это Алишер Усманов, точнее, представляющие его топ-менеджеры - заявили, что все нормально с Павлом Дуровым, не такая уж это гремучая ситуация. Конечно, следует уведомлять всех акционеров о том, что он делает, но все нормально, нет предмета для суда и так далее.

Макеева: То есть сегодня Дуров нашел поддержку и даже в каком-то роде защиту в лице Алишера Усманова?

Кононов: В общем, поддержку, да, нашел. Я думаю, что ситуация, раз она вышла наружу, она не может просто так остаться, не могут все сделать вид, что ничего не было.

Макеева: А как же дальше могут развиваться события?

Кононов: Не знаю. Я думаю, что будет какое-то более активное вовлечение менеджеров Усманова в это дело, видимо, они больше будут участвовать в каких-то переговорах. Дуров вчера сказал, что готов идти в суд, обвинять в клевете, если будут настаивать UCP, что он действовал не так, как они сказали. С другой стороны, все известно, какой баттхерд посетил Усманова и Дурова, когда однажды они узнали, что у них новый акционер, который владеет 48% акций. В общем, внезапно поутру они проснулись, а с ними третий акционер. Юридически все было сделано хорошо. Мне кажется, что здесь другие акционеры по отношению к UCP могут думать о том, чтобы посмотреть, так ли юридически верно была провернута эта сделка или нет.

Макеева: На мой взгляд, тут сложно понять, насколько велики шансы Павла Дурова и кого бы то ни было защитить свои права в суде, поскольку вряд ли наши суды имеют опыт решения таких сложных корпоративных  ситуаций в такого рода компаниях. Давайте начнем с того, чем вообще недовольны UCP? Чем им не нравится Павел Дуров? Они серьезно считают, что второй бизнес мешает работе «ВКонтакте». Как вы считаете, справедливо ли их подозрение?

Кононов: Здесь надо понять менталитет. Ведь UCP - это инвестфонд, который достаточно всеядный, он инвестирует и в пищевую промышленность, и в ритейл одежды. Недавно была история с обувной сетью «Монарх», которая продает обувь в России и на Украине. После того, как UCP купило там долю, у них начался корпоративный разлад, в результате которого сеть не стала расти, хотя они предполагали расти. Тот бизнес, который был основателем компании на Украине, отошел фактически UCP – 80% они завладели. И в России пока у него тоже ничего особо не растет, то есть он пожалел, что связался с инвестфондом, который настроен на то, чтобы улучшать свой показатель и так далее. Я не знаю там тонкости стратегии, просто это очень характерно в UCP.

UCP - это не Юрий Мильнер в начале своего существования, который пришел к Дурову, Мирилашвили и к Левиеву, трем основателям «ВКонтакте», улыбнулся им, положил перед ними договор буквально на двух листочках бумаги. Не знаю, проверяли ли юристы или нет, но пропустили эту дыру, которая позволяет зайти другим акционерам. Они – это совершенно не Мильнер в тот период, они – это жесткие люди, которые на финансовом рынке все умеют делать. То, как они внезапно вошли в эту компанию, это очень четко показывает, что они высокопрофессиональные люди. У них просто менталитет немножко другой, корпоративные процедуры другие. Компания «ВКонтакте» - это шайка программистов, которая сидит в этом помпезном доме Зингера с орлом на крыше и пишет. В общем, такая артиллерия анархистов-художников.  А здесь совершенно другой менталитет.

Макеева: Если эти люди – хорошие бизнесмены, они, вероятно, должны понимать, что невозможно взять компанию, которая именно в таком виде, как вы сказали, в виде шайки программистов, стала успешной, и переделать ее в нормальную корпорацию со своими правилами: к 9 на работу, ничего не делать на работе помимо работы.

Кононов: Они пытаются найти компромисс, но компромисс, по словам того же Дурова, это ситуация, в которой обе стороны проигрывают, потому что тот, кому ничего не нужно, вдруг что-то получает,  а кому было все нужно, он пошел на компромисс, он все равно теряет что-то. Я представляю себе столкновение этих менталитетов – это, во-первых. А, во-вторых, как вы помните, сделка по продаже их доли сопровождалась тем, что на Дурова завели дело, якобы он был в белом Мерседесе, который якобы чуть не переехал инспектора ГАИ. Никто, конечно, никакую закономерность не установил насчет того, был ли это чей-то заказ, но, как в анекдоте, осадок остался. Поэтому изначально отношения между UCP и Дуровым не были очень благожелательными. Опять же, это история про два разных менталитета. Еще одна история про то, что ты основатель компании, ты здесь все сделал, и вдруг приходит кто-то еще, особенно внезапно, и начинает свои законы устанавливать при том, что у тебя по твоим показателям все растет. Вот эти вещи непонятны.

Макеева: Я цитату приведу из заявления UCP: «Может быть, он (в смысле Дуров)  сам не знает, что он хочет. При этом в самой компании и на рынке есть другие талантливые ребята, которым будет интересно заниматься развитием «ВКонтакте». Много ли таких как Дуров? Это вопрос в талантливых ребятах, немножко поискали и заменили его.

Кононов: Вопрос в том, много ли таких людей. Я думаю, что не очень, потому что управлять махиной, у которой больше 50 миллионов посетителей в день, это достаточно трудно. Конечно, талантливых людей полно, но ведь всегда важно для человека, который приходит в такие истории, что произошло с прошлым основателем, руководителем и прошлой командой. В компании, где что-то плохое произошло, знаете, как дом, в котором держали заложника или кого-нибудь шлепнули, жить не очень хочется даже несколько дней. Здесь то же самое, очень похоже.

Макеева: Это интересная реплика, но я имела в виду немножко другое. Мне кажется, что хорошие бизнесмены не будут делать такие заявления голословно. Сейчас избавятся от Дурова, а кто вместо него? Видимо, у них уже кто-то есть на примете. Такой вариант возможен? Или они хотят его выгнать, а потом посмотреть, кто бы мог этим руководить?

Кононов: Я думаю, логика такая, если поставить себя на место UCP. Есть гендиректор компании, который управляет ею, от которого зависит все ее развитие, который основатель, лицо и рок-звезда. И этот человек начинает делать другой свой проект, который на самом деле можно соотнести с этим. Они не то чтобы конкуренты, но это похожий рынок, это сопоставимые проекты. И вот этот человек начинает делать новый проект, да, он декларирует, что это разные проекты, да, он декларирует, что не перетягивают людей из одного в другой. Но, видимо, они не верят его уверениям, наверное, они все-таки думают, что это конкуренты, наверное, они думают, что все-таки люди перетекали.

Макеева: Как вы сами считаете, смогут ли они обойтись без Дурова? Уже не нужен его гений, чтобы двигать «ВКонтакте» и дальше»? Компания может зажить своей жизнью? В конце концов, Стив Джобс вообще умер, а Apple живет и процветает, хотя были большие сомнения, что без него с Apple будет все хорошо.

Кононов: В отличие от продукта под названием iPhone, iPad  и так далее, который однажды был изобретен, это одна технология, один смысл. Социальная сеть – это такой продукт, который должен развиваться постоянно, во главе такой компании должен стоять какой-то провидец, человек, который понимает, что нужно людям. Дуров это понимает прекрасно, про российские социальные сети лучше него не знает никто, даже прекрасный Илья Широков, который возглавляет «Одноклассники». Не знаю, может быть, есть какие-то таланты на Руси. Если честно, я думаю, что идеальный сценарий и для UCP, и для Усманова – это, чтобы Дуров этим занимался существенную часть своего времени, чтобы у них все росло. Как финансовый инвестор они хотят, чтобы финансовые показатели были получше – это раз. А, во-вторых, в этой сделке еще возможна политическая подоплека. Сколько рассказывали нашему изданию «Hopes & Fears» источники, которые были знакомы со сделкой, ее согласовывали с Игорем Сечиным, правой рукой Путина, чтобы 48% «ВКонтакте» перешло к UCP, были выкуплены у основателей.

Макеева: Сечин интересуется «ВКонтакте», понимает, что такое «ВКонтакте»?

Кононов: Насчет понимает, я не уверен. Но я уверен, что он и в целом Кремль прекрасно понимает, что половина социальной сети, в которой сидит 50 миллионов русскоязычной аудитории ежедневно, это очень-очень важно. Это огромная информационная пушка, которая может стрельнуть. В политике происходят разные интересные вещи, появляются разные политические силы типа Алексея Навального и выборов в Москве. Мало ли что, а вдруг на митинг Навального придет 50 тысяч людей, все захотят сесть, а в социальной сети «ВКонтакте» есть большие группы, которые этому посвящены. И вообще в целом это неподконтрольные медиа, сравнимые с федеральным телеканалами.

Макеева: Если взять мировой масштаб, то можно ли здесь говорить о какой-то тенденции, или это просто случайность и такая натяжка в некотором роде, что в один день сошлись две такие новости?

Кононов: Это прекрасная рифма, которую подбросила нам жизнь. Здесь, на самом деле, есть очень понятная тенденция: люди, которые начинали условно в гараже, люди, которые стали новым рок-н-роллом, в какой-то момент у них появляется такая ерунда, которая как корпоративное управление, как инвесторы. Как Facebook вышел на IPO, Шерил Сэндберг, человек из Белого дома, который отвечает за операционную деятельность коммерческую. Так происходит со всеми крупными технологическими компаниями. Собственно, эта волна докатилась и до России. То, что у Яндекса были такие околополитические проблемы, это было понятно еще давно, когда была война с Грузией. Теперь все это постепенно пролилось на «ВКонтакте». Здесь возникает конфликт.

По идее все интернет-компании, все интернет-продукты, которые делаются для людей, - это мощный шоу-бизнес, поэтому Павел Дуров – сильный лидер, поэтому Марк Цукерберг – тоже сильный лидер, со своими шлепанцами и ходит. Отлично. Но как только возникает вопрос корпоративного правления, сразу начинаются такие требования, то есть одновременно рок-звезда, но ты должен сидеть и отчитываться. Плюс к этому ты еще и ввязан в разные политические игры, что, собственно, с «ВКонтакте» случилось тоже. Вокруг этого противоречия вся история «ВКонтакте» и строится.

Макеева: Мы сейчас не видим примера, может быть, вы его сейчас приведете, если он есть, ситуации, когда подобного рода конфликты во что-то вылились, и в итоге родился еще какой-то третий, еще какая-то форма управления этой компании так, чтобы с рок-н-роллом, с корпоративным управлением и со всеми делами.

Кононов: Пока это получается у того же Facebook, там нет конфликта акционеров. В Microsoft рок-н-ролл остался только в том, как Балмер плясал на сцене, когда уходил. Из таких крупных технологических – это Facebook. Разумеется, всякие типа Netflix, но там нет таких ярых конфликтов, потому что это все медиа, здесь сразу борьба за информацию, за контроль над информацией, за контроль государства над информацией, все это очень болезненно.

Макеева: Каков ваш прогноз на самое ближайшее время? Этот конфликт «ВКонтакте» в вяло ползучую форму вернулся, и мы в ближайшее время в паблике ничего не увидим или все-таки ситуация уже назрела, и дальше все это будет так же громко, как вчера?

Кононов: Там все сложно. Я думаю, что там все будет анпаблик, конечно, мы это все будем раскапывать, следить за обновлениями. Но в какой-то момент там будет принято какое-то решение: либо Дуров будет делить время между проектами своими или он уйдет, или еще что-то. Там может быть все, что угодно. Как писал Юрий Сапрыкин в предисловии к моей же книжке про то, что Дуров – это человек, с которым может быть все что угодно, он может накупить акций «Газпрома» и уплыть на паруснике с черным флагом открывать остров либертарианцев. В этом смысле рок-н-ролл по уши, будущее абсолютно туманно, непонятно, какие-то кровавые конфликты там вполне могут быть.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.