Артём Лоскутов: Новосибирску не хватает своего Капкова. Хотя не понимаю, почему ему уделяют так много внимания

Кофе-брейк
4 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев узнал у художника и бессменного лидера «Монстрации» Артема Лоскутова, действительно ли он собирается перебраться из Новосибирска в Москву. 
Белоголовцев: Расскажи, пожалуйста, насколько справедлива, правдива, соответствует действительности информация о том, что переезжаешь из Новосибирска в Москву?

Лоскутов: Она справедлива, правдива примерно на 100%. Последние недели полторы я в Москве живу. В Новосибирск возвращаться до весны, до десятилетия «Монстрации», пока не планирую, нет поводов для того, чтобы там находиться.

Белоголовцев: В этом году ты впервые не стал проводить «Монстрации», нет?

Лоскутов: Нет. Все было.

Белоголовцев: В любом случае была такая эмоциональная фраза, что, мол, устал от глупости постоянных запретов. Причина переезда в этом?

Лоскутов: Мы провели последнюю, она как всегда была с большим напряжением в переговорах с местной властью. Не совсем понятно, когда ты проводишь праздник, когда ты проводишь достаточно мирную художественную акцию, она проходит в таком оцеплении, которое я видел 10 декабря 2011 года, когда от Площади Революции мы все шли к Болотной площади. Примерно такое же оцепление сопровождало «Монстрацию» в Новосибирске. Это довольно некомфортная ситуация, она утомляет. Непонятно, что делать дальше. У нас намечается юбилей - 10 лет, еще одну, пожалуй, стоит провести.

Белоголовцев: А, может быть, какие-то источники во власти или милиционеры в оцеплении объясняли, почему такое отношение к акции неполитической совсем, совсем никакой-то антивластной?

Лоскутов: Я думаю, что во власти источников много, которые не совсем друг друга понимают, даже находясь бок о бок в одной и той же власти, и конфликтуют, и подозревают друг друга в том, что кто-то из них мне покровительствует, кому-то из них я якобы покровительствую и приплачиваю за сотрудничество. Происходит паранойя в каком-то смысле. Объяснить логикой, которой мы, обычные люди, руководствуемся в своей жизни, действия властей не всегда представляется возможным. Почему? Наверное, потому что все, что неподконтрольно, любые движения никому не нужны. На них же невозможно заработать, например, власти. Зачем что-то в городе делать? Один мой знакомый новосибирец недавно попал в правительство наше новосибирское и работает там на должности. Я раз увидел его спустя месяц после назначения и спросил: «Ну как?». Он говорит: «Ты знаешь, никто не хочет ничего делать, если на этом хотя бы тысяч сто нельзя стырить». Это то, чем, наверное, руководствуются наши чиновники, поэтому это им просто не надо. Если бы на этом можно было что-нибудь распилить, возможно, меня бы там с распростертыми объятиями как-нибудь применяли.

Белоголовцев: Есть ли планы какие-то, возможно, по переносу или по клонированию «Монстрации» в Москве?

Лоскутов: «Монстрация» в принципе клонировалась сама собой при помощи, конечно, правоохранителей, несколько лет назад, когда были истории с арестами, с переменным успехом проводились в разных городах. Кстати, в Москве приживались довольно-таки плохо. Я примерно представляю почему, потому что город с довольно насыщенной культурной жизнью. Сам день 1 мая здесь более насыщен, чем в любом городе России, здесь есть, чем себя занять. Я понял, что те люди, которые ходили на «Монстрацию», до этого посещали еще два шествия с коммунистами-анархистами, с либералами, и дальше шли на «Монстрацию». То есть три мероприятия за день. Я думаю, что нет такой необходимости, какая есть в Новосибирске. Новосибирск – город довольно пустой, заняться нечем и подобного рода событий, таких независимых, самостоятельных, не работающих ни на чью рекламу, на такие политические дивиденды, таких мероприятий мало. Поэтому там она популярна, а здесь не очень. Мне кажется, что она не нужна, но надо посмотреть, почувствовать обстановку, возможно, я мнение изменю.

Белоголовцев: В последнее время много говорится, и мы часто в эфире обсуждаем, как изменилась, простите за пафосное словосочетание, культурная жизнь столицы при Сергее Капкове, благодаря Сергею Капкову. Эта фигура и в принципе некоторые изменения, которые объективно происходят в последнее время, стали ли дополнительной причиной, мотивацией для переезда?

Лоскутов: У меня никакого взаимодействия с этой фигурой не было. Я не могу говорить, что это для меня плюс или минус. Плюс, скорее, в том, что ты видишь, что есть, по крайней мере, желание у людей, которые находятся во власти, взаимодействовать с городской средой. Там можно говорить о том, что это какое-то коварство, попытка приобрести каких-то лояльных людей в культурной сфере. Но если сравнивать эту ситуацию в Новосибирске или в любом другом городе России, в котором не происходит взаимодействия с культурой на нормальном, на должном уровне, взаимодействие с городской средой в городе, в котором тебе некуда выйти, пройтись, прогуляться, наверное, лучше, чтобы эта работа велась. В этом смысле, да, Москва выглядит куда более привлекательной.

Белоголовцев: Можно ли сказать тогда, что если бы в Новосибирске был условный свой Капков, ты бы из него не уехал?

Лоскутов: Я не знаю, почему речь идет о Капкове. Для меня, как для человека со стороны, смотрящего за этой историей, я не понимаю, почему так много внимания именно ему уделяется. Я думаю, этим может заниматься любой человек.

Белоголовцев: А мне кажется, как раз ты сам ответил на свой вопрос, потому что теоритически этим может и должен заниматься любой человек или структура в целом в мэрии, но почему-то до появления этого конкретно человека этого всего не происходило. Поэтому здесь говорят о фигуре или, снова простите за пафос, о роли личности в истории.

Лоскутов: Я не думаю, что это какой-то супер уникальный человек, он, наверное, уникален для Москвы, потому что общество наше взрослеет, переходит на какие-то следующие ступеньки в развитии. Но это не уникальная ситуация для мира. Я летом, наконец-то, смог выехать из России, получить загранпаспорт, спустя всякие разные штуки, эта работа не только в Москве происходит. Это видно в Париже, это видно в Берлине, это видно даже в маленьком Палермо, когда происходит там День города, расстилают там рулонные газоны на площадях, на которых вчера стояли парковки, расставляют деревянные поддоны, ставят на них подушки. Ты можешь чувствовать город продолжением своего дома, можешь вечером выйти и отдохнуть семьей, без семьи. Это место, в котором находиться приятно. Это нормальная ситуация практически для любого города, который мне удалось проехать, кроме, наверное, Милана, где очень много русских теток с мешками. Во всех остальных что-то подобное происходит. Это нормально, наконец-то это, наверное, появилось в России, мы созрели для этого.

Белоголовцев: Не могу тебя не спросить как художника о последней горячей теме, вчерашней, правда, тем не менее. Сюрреалистическая история с просьбой неких православных организаций убрать из «Третьяковки» в запасники картину, которая известна в обиходе, как Иван Грозный убивает своего сына, там название другое, без слов «убивает». Как можешь прокомментировать эту сюрреалистическую историю с этой картиной?

Лоскутов: Репин – замечательный художник, подтвердивший в 21 веке свою актуальность, не понравившись абсолютно неприятным людям. Было бы странно, если бы он им понравился. Наверное, я рад за него.

Белоголовцев: Забыл еще спросить. Много говорилось, в том числе и в нашем эфире, о самых разных делах - уголовных, административных - против тебя. Я, честно говоря, чуть-чуть в них запутался. В данный момент все ли там закрыто, не возникнет ли у тебя с этим проблем, учитывая переезд в другой город?

Лоскутов: Действительно, их было очень много, я сам в них иногда путаюсь. У меня закончились оба уголовных, последние четыре года я был под подпиской о невыезде, просто не мог длительно отлучаться из Новосибирска. Весной все это дело закончилось закрытием дела за истечением срока давности. Остаются какие-то административные. Меня летом два месяца не было в Новосибирске, они продолжали об одном и том же возбуждаться. У меня не хватает пальцев на руках, чтобы посчитать, сколько дел возбуждено по поводу пресловутой иконы «Pussy Riot». Я просто забил на них и перестал ходить. Я перестал ходить перед отъездом, вернувшись, прочитал, что дело закрыто за отсутствием состава, были попытки возбуждать что-то новое, запретить просто изображение без относительно меня, я вообще в деле не фигурирую, меня туда перестали звать, закрыть какие-то сайты. Пусть возятся сами, мне это не интересно, в административные процессы можно не ходить, можно рассматривать их в отсутствии правонарушителя. Пусть судятся, если это интересно, мне это надоело, к сожалению, слишком однообразно. Если бы как-то постарались что-то разное придумывать, но реально последние полтора года суды только об иноке. Это скучно. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.