Андрей Гринберг: Нам не заплатили 3 млн рублей за программу для «Единой России», а теперь требуют 40 млн с нас

Кофе-брейк
7 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Руководитель Института социальной экономики Андрей Гринберг рассказал о странной судебной тяжбе, которая продолжается с ноября между его учреждением и Институтом социально-экономических и политических исследований. Последним руководит сенатор Николай Федоров.

Давлетгильдеев: Итак, в гостях у ДОЖДя Андрей Семенович Гринберг, руководитель Института социальной экономики. Спасибо, что пришли. Здравствуйте.

Гринберг: Пожалуйста. Спасибо, что пригласили.

Давлетгильдеев: Историю мы уже вкратце рассказывали в нашем эфире, которая стряслась. Как пишет газета «Известия», вы и ваш брат Вячеслав Семенович, в ноябре подали иск против Института социальных, экономических и политических исследований, руководитель которого Николай Федоров задолжал вам 3 миллиона 78 тысяч рублей.

Гринберг: Да. Это правда.

Давлетгильдеев: Это правда. И задолжал он за то, что заказал программу для партии «Единая Россия», которую вы написали.

Гринберг: Ну, не совсем. Дело в том, по договоренности между институтом, который я возглавляю и фондом, о котором вы сейчас говорили, был заключен договор на предоставление доклада. Он назывался «Стратегические приоритеты и основные направления социально-экономического развития». Идеи, может быть, какие-то положения и мысли это доклада, они должны попасть в народную программу партии «Единая Россия». И, соответственно этому договору, мы точно в срок подготовили этот доклад и передали его фонду.

Ну, и дальше начинается такой спор, как говорят сейчас, спор двух хозяйствующих субъектов, но с такой, знаете, аморально-этической составляющей. Поскольку наши визави на протяжении уже, я бы даже мог сказать, почти восьми месяцев уже, они просто отказываются и говорят, что «мы ничего не получали от вас». Просто ничего не получали! Ни по электронной почте, ни в печатном виде, ну, просто не получали. А получили мы уже тогда, когда программа, народная программа уже была подготовлена, и мы посчитали, что…

Давлетгильдеев: Ваша программа уже не нужна?

Гринберг: Да. Что она уже сейчас не нужна. Я только не понимаю, а как договор и так далее? Ну, и пришлось просто уже долго-долго выходить на связь с этими людьми. В конце концов, встретились мы с исполнительным директором этого фонда, а он сказал просто, глядя в глаза, сказал, что «мы ничего не получали». Поэтому мы можем подать встречный иск. И вот идет такая судебная тяжба сейчас в Арбитражном суде города Москвы. Ну, и апофеозом этого звучит последнее заявление этого фонда о том, что они нам выставили встречный иск на 40,5 миллионов рублей.

Давлетгильдеев: В 15 раз больше.

Гринберг: Почему - потому что, действительно, они ссылаются на пункт договора, мы, конечно, не обратили на него внимания, когда я подписывал, а там было написано, что 10% за каждый день просрочки. Вообще таких договоров никто никогда не пишет, но мы согласились, потому что мы думали, что мы это на паритетных таких отношениях все это сделаем.

Давлетгильдеев: А они просрочку считают вплоть до сегодняшнего дня?

Гринберг: Они вплоть до ноября, когда они, якобы нам послали какое-то письмо, что нам этот доклад теперь уже и не нужен, мы давно это уже программу уже отправили куда надо. И она, якобы была принята на съезде, хотя на съезде была принята, я просто знаю, что совсем другая программа. Они сделали доклад под названием, программа называлась «Программа народных инициатив», так она звучала в интерпретации фонда Федорова, а была принята народная программа, она немножко другая. Насколько мне известно, вообще, съезд, кстати, не принял за основу эту программу, а принял за основу выступление Владимира Путина и Дмитрия Медведева, президента и премьер-министра.

Давлетгильдеев: А ваша-то программа в результате, как она могла…

Гринберг: Это не программа, это был доклад в программу.

Давлетгильдеев: Ваш доклад, как физически он мог пропасть, у вас же есть какие-то сохраненные…

Гринберг: Понимаете в чем дело, они так нас просили побыстрей, побыстрей, побыстрей, ну, действительно, наверное, они же не только у нас, они, наверное, собирали вообще с других институтов, и академических и неакадемических институтов, они очень нас торопили, сказали, давайте хоть в электронной почте, по почте хоть как, и мы послали им. Ну, а оказалось, что, вот видите, что оказалось. И я не очень понимаю вообще, какие аргументы движут этими людьми, и почему вдруг, я, например, просто не понимаю, как это два таких солидных, в общем-то, учреждения как Академия наук и фонд, мы глубоко уважаем, между прочим, Николая Васильевича Федорова, это очень известный человек, и как вы понимаете, бывший министр юстиции, и президент Чувашии…

Давлетгильдеев: В смысле и сенатор.

Гринберг: Да, а сейчас он и сенатор. Кстати, не сенатор, он председатель Комитета по законодательству. И вдруг, вот такой пассаж. Я думаю, что он просто может быть и не в курсе даже этого. А какие-то его уже подчиненные, которые занимаются этим фондом, может быть, у них какие-то проблемы возникли финансовые и так далее, и тому подобное. Они, кстати, нам предложили на одну из последних бесед, предложили: «Давайте так, от трех миллионах мы сейчас говорить тогда не будем, давайте мы вам 500 заплатим и все».

Давлетгильдеев: 500 тысяч?

Гринберг: 500 тысяч, да. Ну, послушайте, ну, это просто унизительно. Даже не по сути унизительно, а почему друг они в 6 раз сократили, так сказать, суммы? Причем они-то в наших телефонных разговорах приняли эту программу, сказали, все в порядке, все нормально. Вот такая ситуация. И я не очень понимаю, кстати, почему они это сделали.

Давлетгильдеев: Но, а как это урегулируете через самого Николая Федорова?

Гринберг: Директор Института экономики Руслан Семенович Гринберг несколько раз пытался с ним связаться, но он, оказывается, недоступен, а в разговоре с господином Чибисом, который является исполнительным директором фонда, я тоже говорю, давайте организуем встречу, так сказать, руководителей проекта этого, член-корреспондента Руслана Семеновича Гринберга и директора, кстати, в совете директоров, он сказал, что Федоров этим вопросом заниматься не будет. Ну, может быть.

Давлетгильдеев: А Федоров, вообще, насколько глубоко занимался программой для…

Гринберг: Я не могу, конечно, говорить, как они делали эту программу, я могу только говорить за тот доклад, который мы, собственно, подготовили. Но сейчас самое интересное, что они аргументируют это еще и тем, что положение нашего доклада идут вразрез с той народной программой, которая была принята на съезде «Единой России». Хотя я не очень понимаю, там речь идет и о промышленной политике, речь идет об изменении в налоговой системе, об изменении таможенной политики и так далее, и тому подобное. Но они считают, что это вообще идет вразрез, хотя это абсолютная неправда.

И что самое еще интересное, что в самом начале этого всего процесса, в июле, многие средства массовой информации, и «Известия», и радиостанции, они приводили выдержки из нашего доклада и писали о том, что вот, после встречи премьера Путина с академиками, был какой-то… Собственно это был толчок для того, чтобы и Академия наук включилась в этот процесс, в частности, Институт экономики. Но вот оказалось, что была написана, нами было написано совсем что-то иное, экзотическое, может быть, которое, кстати, не вошло, как они говорят, в Народную программу.

Давлетгильдеев: А какие-то основные тезисы можете озвучить ваши?

Гринберг: В основном речь идет, конечно, об усилении и измени роли государства в различные процессы, в том числе, и в проведении промышленной политики. Собственно, речь шла не только о тех 5 заявленных приоритетах там промышленности - вы знаете, что это биотехнологии, медицина, авиастроение и так далее, - там речь шла о том, что надо больше внимания уделять и обоснованно уделять внимание машиностроению, приборостроению, и так далее, которая, кстати, в частности, была забыта совершенно.

Речь в этой программе шла о таком факторе, о котором вообще все забыли - о производительности труда, как-то вскользь упоминают, но это вообще решающий показатель для любого экономического развития. Как вы знаете, это входит вообще в систему первых показателей, скажем, и международной организации труда, и в ОСР и так далее, всех остальных. Речь шла там о социальных вопросах. Конечно, мы выступали, и в данном случае, выступаем против того закона, который коммерциализирует социальную сферу и так далее. Мы приводили аргументы, почему это не надо делать и почему это приведет, скажем, к ухудшению качества здравоохранения и образования, и так далее. То есть, это не шло вразрез. Вот даже многие положения, конечно, мы не претендуем, но в статье Владимира Владимировича Путина об экономике, когда это было предвыборное время, там были многие вещи, которые, собственно, были созвучны вот тому докладу, который мы делали. И я был удивлен, что это было, к сожалению, отвергнуто.

Давлетгильдеев: Им показалось, что что-то противоречит. А когда суд, получается? Ближайшее какое-то заседание?

Гринберг: Это уже будет пятое заседание суда, это будет 14 числа. Я думаю, что судья не будет затягивать, конечно, она примет какое-то решение. Если оно будет не в нашу пользу, ну, я разочаруюсь тогда.

Давлетгильдеев: В судебной системе?

Гринберг: В арбитражной системе, в судебной - нет. Мы пока только в арбитражной системе, но будем предпринимать попытки. Я думаю, что в конечном счете надо было все-таки сесть за стол переговоров и решить этот вопрос, не доводить вот до такого резонанса. Я не думаю, что это какая-то прайм-новость вообще, но, тем не менее, нас это сильно, конечно, очень сильно возмутило. И вот наш тот иск, который мы выдвинули, он, конечно, был совершенно обоснован как бы нашим чувством собственного достоинства, что тоже немаловажно. Но, еще раз повторяю, конечно, мы глубоко уважаем господина Федорова Николая Васильевича, но…

Давлетгильдеев: Может быть, еще удастся договориться. В любом случае, будем следить.

Гринберг: Мне бы очень хотелось, чтобы мы, конечно, договорились, и прекратили все вот эти разговоры о суде, и уже на вашем канале мы о чем-то другом, более интересном поговорили.

Давлетгильдеев: С удовольствием. Спасибо что приехали. Андрей Гринберг, руководитель Института социальной экономики был у нас в гостях. Говорили мы о вот такой, на самом деле, наверное, даже глупой истории, которая по какому-то человеческому недосмотру…

Гринберг: Я думаю, что да. Глупость и моральная в некотором случае.

Давлетгильдеев: Спасибо что пришли.

Гринберг: Спасибо вам.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.