Весна. Дождь. Обновление

Подписка на полгода за 1800 ₽ 2880 ₽

Оформить сейчас
До конца акции осталось:
10
дней
06
часов
24
минуты

АРХИВ. Александр Починок: Крым нам будет стоить дороже Дагестана и сочинской Олимпиады

Кофе-брейк
11 марта 2014
110 320
14
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

Александр Починок, бывший министр труда и социального развития, рассказал Марии Макеевой о возможном экономическом будущем Крыма и России после референдума 16 марта.

Макеева: Власти Крыма, сегодня «Интерфакс» сообщил, рассчитывают на совершенно конкретную финансовую поддержку со стороны России, в ближайшие месяцы – точное количество месяцев не указано, а вот точная сумма указана – один миллиард долларов, которые пойдут на пенсии и социальные выплаты. Есть у нас лишние деньги такие, как вы считаете, у РФ?

Починок: Если дело было бы в миллиарде, ни у кого вопросов не возникало. Власти Крыма еще очень наивные, и они не представляют, что это будет. Я уверен, что референдум будет даже не за 70%, а за 90%. Я уверен, что если в России сейчас провести референдум, тоже 95,99% скажут «за». Это все хорошо, но дальше считаем. Крым – это у нас 2,7 миллиона человек примерно, а каждые 100 тысяч пенсионеров - это примерно 10 миллиардов рублей, а плюс военные пенсионеры и так далее. То есть на пенсии давайте готовим миллиардов 60-70. Бюджетная сфера, раз Крым становится частью РФ, действуют российские законы, там больше 200 тысяч бюджетников, как не сокращай, им надо платить российскую зарплату. Плюс расходы на содержание больниц, школ и тому подобное – 40-50 миллиардов добавляйте.

Пошли дальше. А дальше армия, денежные довольствия у нас очень приличные. Дальше правоохранительные органы, у нас лейтенант стоит на круг минимум миллион рублей, сейчас будет больше, значит нужно платить эти деньги. Севастополь, не будем платить арендную плату – хорошо. Или она пойдет в бюджет Крыма – тоже хорошо, но там же инфраструктура давно не приводилась в порядок, сейчас придет туда наш министр обороны, посмотрит и скажет, что нужны колоссальные деньги, и он будет прав. Еще добавим. Дальше Крым должен быть, по крайней мере, самоокупаем. Возможно? Возможно.

Макеева: В перспективе, по крайней мере.

Починок: Для этого нужно развивать туризм. Наши говорят: «Давайте построим мост», мост-то пойдет только в Керчь, от Керчи дороги надо строить. Последние хорошие дороги строились в Крыму при советской власти. Гнать через весь Крым, я прикидывал так, сотни четыре километров дорог, хорошие автобаны нужно делать. Цену мы знаем, опять добавили. Чтобы попасть на этот мост, как мы с вами поедем – по автодороге М-4 «Дон»? Хорошая дорога, в последнее время вложили в нее очень много денег, только она забита до отказа, туда все едут на Кавказ. Значит, ее расширять – еще деньги добавим. Поезда пускать, на Тамани однопутка у нас. Сотни путей железнодорожных надо делать. Самолеты, допустим, договоримся, что будем пускать самолеты, аэровокзальный комплекс Симферополя абсолютно устарел, опять-таки надо вкладывать и вкладывать. Я всегда говорю о том, что на любое решение надо идти с открытыми глазами. Да, интересное, хорошее решение, вернули Крым – замечательно, только, ребята, давайте думать, от чего придется отказываться, потому что это колоссальные деньги, это не миллиарды, это не десятки миллиардов, это не сотни миллиардов, это триллионы рублей.

Макеева: Получается, какой порядок цифр?

Починок: Триллионы.

Макеева: Дороже, чем Олимпиада в Сочи обойдется или нет?

Починок: Я прошу прощения, Олимпиада в Сочи – это, прежде всего, не олимпийские объекты, это опять-таки было развитие инфраструктуры курортного региона Сочи, региона, который был по уровню развития выше, чем Крым, и региона, который меньше. На минуточку, в Сочи на круг считайте 450 тысяч человек, в Крыму – 2,7 миллиона. Так что будет по любому дороже, как ни будете считать.

Макеева: А вот эти цифры, которые на днях министр финансов России Антон Силуанов озвучивал, он говорил о дефиците бюджета Крыма, что порядка 35 миллиарда рублей. Я как раз увидела цифру и подумала, что несколько коррелируется с миллиардом долларов.

Починок: Корреляция есть, да. Пополнять бюджет Крыма – это просто сохранять статус-кво. Просто, понимаете, на всей территории России действует определенное законное правило, сейчас дефицит по правилам Украины, по законам Украины. Там зарплаты гораздо ниже, пенсии гораздо ниже, и экономического развития в Крыму нет, такого, как надо. Говорят: «Давайте сельское хозяйство в Крыму развивать» - прекрасно. Вода - надо решать проблему, электричество - надо решать проблему. Вина крымские, пишут все, изумительные, очень хорошие вина, только «Массандру», по меньшей мере, надо реконструировать как наш «Абрау-Дюрсо», на «Абрау» было потрачено 30 миллиардов долларов для того, чтобы его вывести из того тупика и сделать таким красивым, как сейчас. Опять-таки нужно инвестировать «Массандру». Нужно строить совершенно другие санатории и дома отдыха, отели, это все деньги.

Макеева: Возможно, с бизнесменами будут какие-то разговоры, кого-то обременят, кто-то будет рад обремениться, например, «Массандра», и развивать это. Просто открытым текстом говорят новые крымские власти, первый зампред крымского правительства Рустам Темиргалиев: «Жители Крыма связывают серьезное социальное  ожидание в связи с возможным вхождением в состав России. Люди знают, что в России пенсии и зарплаты различаются с Украиной в 2,5-3 раза. Я думаю, что уже в марте, получив пенсии и социальные выплаты, люди почувствуют разницу с тем, что было раньше». Можно ли ожидать, что российское руководство произведет все подсчеты, в том числе те, о которых вы сейчас говорили, и что-то отодвинет на потом? Например, аэропорт Симферополя не требует немедленных вложений, он худо-бедно сейчас принимает самолеты, в том числе из Москвы.

Починок: Не требует.

Макеева: Что касается социальных выплат, это будет так, как они ожидают, в 2,5-3 повысят пенсию крымчанам?

Починок: Как только будет принят закон, как только Крым будет включен в состав РФ, на его территории автоматически действуют наши законы. Значит автоматически и мгновенно нужно развивать структуру Пенсионного фонда, менять там компьютеры, менять там программное обеспечение, платить и платить. Это обязательства государства, от которых никуда не уйти.

Макеева: Севастополь давно опекается Москвой, московскими властями. Сейчас Собянин заявил, что будет единовременная выплата ветеранам по 5 тысяч ко Дню Победы, в принципе, там и дома строили, там целые кварталы и что-то платили все время. Может, Севастополь возьмет Москва, какие-то крупные компании распределят?

Починок: Есть большая разница между благотворительными акциями и поддержкой. Я знаю, что Московская область собирается помогать и выделять миллионов 100 рублей на социальную помощь. Это все хорошо, но разовая помощь и постоянно содержание – это две большие разницы. Можно отложить реконструкцию Крыма, но тогда все время вам нужно будет давать деньги на его содержание, можно его сделать рентабельным, только тогда для этого нужно вкладывать огромные средства. Цена вопроса известна. Может быть тогда, извините, стоит отказываться от Чемпионата мира по футболу, потому что две вещи сразу ну как вытянуть?

Макеева: А тут запросто может само собой произойти – присоединение Крыма, дальше Россию лишают, например, права проведения Чемпионата мира по футболу, и у нас освобождаются средства, чтобы Крым поднимать.

Починок: Может быть. Ситуация примерно такая – молодая семья планирует бюджет, планирует купить телевизор, машину какую-то, а тут родился ребенок, и бабушка из деревни приехала, значит расходы все нужно переделать. Плюс эта ситуация вызывает дополнительную инфляцию, минимум 3% пункта инфляции добавьте и просто прикиньте, как поднимутся цены за этот год. А это значит, что надо искать ресурсы и для внутрироссийской экономики.

Макеева: То есть сейчас Министерство финансов российское, вполне возможно, в ужасе занято тем, что ведет подсчеты, как это все производить теперь в рамках уже существующего бюджета?

Починок: Министерство финансов не должно быть в ужасе, оно должно с холодной головой считать и считать, потому что на самом деле удар по экономике очень серьезный. Нам потребуется, к гадалке не ходи, дополнительная индексация пенсии, дополнительная индексация зарплат бюджетников в этом году в связи с этой ситуацией, а это колоссальные средства, которые нужно собирать.

Макеева: Вообще-то удивительно для большинства людей будет слышать, потому что люди, когда за то, чтобы Крым был в составе РФ, большинством руководствуются эмоциональными соображениями: Крым – цветущий край, я так люблю Крым, и вдруг выясняется, что это сплошные убытки, то есть как будто какую-то арктическую территорию присоединили.

Починок: Потому что он был доведен до такого состояния. Действительно, у нас в сердце только радостные воспоминания о Крыме и хочется, чтобы он был в составе России, как русская земля. Это понято. Только, люди, за все надо платить, поэтому надо думать, от чего придется отказаться здесь для того, чтобы вытаскивать Крым. А, на минуточку, Крым по затратам будет дороже, чем Дагестан. Вот и считаем. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Описание кибер-войны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Самое важное
«Лучше 15 человек в Думе, чем 200 тысяч на улице». Дмитрий Гудков о том, боится ли власть повторения Болотной и ждать ли фальсификаций
Кашин и народная диктатура. Офшоры виолончелиста, георгиевская зеленка, превращения диссидентов и Путин на космодроме
Вторая попытка Путина, Шустера, НОДа и сотая попытка оппозиции. Итоги недели с Михаилом Фишманом
Почему ради Пасхи власти готовы отменить Первомай. Дмитрий Быков о том, как мы остались без праздника труда
Майдан: все виновны, все свободны? Смотрим проект «Амнистия» и обсуждаем его с авторами
Подписка на Дождь бесплатно. Наш партнер Рокетбанк готов оплатить подписку за вас
Легализация непадших женщин, паника в верхах и силовое спасение истории зеленкой. Белковский и Невзоров на пути от конспирологии к астрологии
Все в Россию: как мы стали одной из самых посещаемых стран в мире. Первый вице-президент туроператоров России о последних трендах внутреннего и зарубежного туризма
Леонид Парфенов: когда навязывают одно мнение, нужно напоминать, что богатство в разнообразии. О своей трилогии «Русские евреи», давлении на РБК и закрытии семейного ресторана
День Дождения. Выступление «Мумий Тролль» в Stadium Live
Почему России нужно брать пример с Саудовской Аравии. Кирилл Рогов о планах Кудрина, «Роснефти» и правительства
Зачем Билл Клинтон просил баллотироваться Дональда Трампа. И за кого голосуют Брайтон-Бич и Силиконовая долина
Защитит ли «омбудсмен в юбке» права шведских семей, кто спонсирует Белковского. И как прическа президента влияет на государственный режим
Алексей Волин: «Если собственник СМИ не определяет редакционную политику, он идиот». Замминистра связи о путинофобии и законах, принятых «на эмоциях»
Почему мы до сих пор страдаем от крепостного права? Объясняет Александр Аузан. И как так вышло, что мы платим больше налогов, чем американцы и европейцы
Помирятся ли Россия и Запад? Четыре сценария. Итоговый выпуск программы «Россия после»
«Женский взгляд» на политику и секс. Социальные проекты, от которых появляются мурашки. И что еще скоро будет на Дожде. Наталья Синдеева в гостях у Веры Кричевской в Лондоне
Лобков хоронит «зеленую женщину», Собчак собирается в тюрьму к Кумарину. Член «якудза» вспоминает Владимира Путина. И кого берут в палачи?
Их записали в ИГИЛ. Орхан Джемаль нашел россиян, которых разыскивает Интерпол
Аркадий Укупник о том, как его обижали в музыкальной школе девочки и учительница
Премьера на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto