Адвокат Сергея Полонского: до этого в России было только два подобных дела – Ходорковского и Чичваркина

Кофе-брейк
22 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Адвокат Сергея Полонского Александр Карабанов и Александр Карачинский, экс-коллега Полонского, вместе с ним отбывавший наказание в камбоджийской тюрьме, рассказали Никите Белоголовцеву о нынешнем положении дел у преследуемого спецслужбами опального бизнесмена.
Белоголовцев: Буквально за 20 минут до начала нашего эфира в разных СМИ появилась информация со ссылкой якобы на Twitter Сергея Полонского о том, что он получил гражданство Израиля. В самом Twitter информации этой мы не нашли. Вам об этом что-то известно или это журналистская утка?

Карабанов: Мне кажется, что данный формат лучше получить у Сергея Полонского, который открыт прессе и готов отвечать на все вопросы, тем более, связанные с такими вопросами, которые вы сейчас озвучили.

Белоголовцев: Как себя сейчас чувствует Сергей Полонский? Когда вы общались с ним последний раз?

Карачинский: Общался с ним около полутора недель назад буквально перед отлетом с острова в Россию. Чувствует он себя прекрасно, настроен продолжать бороться за правду, собственно, чем он и занимается, в чем мы ему и помогаем.

Белоголовцев: В данный момент борьба Сергея Полонского за эту правду в чем заключается? Насколько его жизнь усложнилась после того, как он был объявлен в международный розыск по линии Интерпола?

Карабанов: В настоящее время линия защиты, задачи, которые ставит Сергей Полонский, заключаются в следующем: нам необходимо развернуть следствие, чтобы уголовное дело, которое возбудили по факту хищения денежных средств дольщиков, расследовалось объективно. Потому что все, что сейчас происходит, уголовное дело имеет свою определенную цель, линию Сергея Полонского защита абсолютно никто не выслушивает. Сейчас наша задача – это дать следствию всю необходимую информацию, участвовать в следственных действиях, которые докажут, что Полонский не виновен, чтобы уголовное дело было прекращено в отношении Сергея Полонского, как промежуточная стадия ему была изменена мера пресечения в виде ареста на любую другую, не связанную с лишением свободы.

Белоголовцев: Я не очень понимаю тогда логику. Если Сергей Полонский считает себя полностью невиновным, готов и стремится это доказать, как это соотносится с тем, что он готов компенсировать часть убытков дольщикам, которые пострадали в результате известных событий?

Карабанов: То, что мы сейчас имеем, по большому счету, это спор двух субъектов гражданского права. Есть Сергей Полонский, который являлся представителем строительной организации, и есть дольщики, которые инвестируют денежные средства. В результате коммерческой деятельности часть какого-то метража не была достроена. Естественно, Сергей Полонский как ответственный предприниматель, как уважающий себя человек и гражданин берет на себя обязательства выполнить те условия, которые были заключены в договорной форме. Никакого в данном случае преступления нет, потому что это спор двух хозяйствующих субъектов. Когда дольщики инвестировали деньги в строящееся жилье, в условиях данного договора уже содержался определенный риск. Люди об этом точно знали. Вы видите, что сейчас происходит со строительным бизнесом, естественно, сдвигаются какие-то сроки строительства по объективным причинам или по субъективным причинам. В данном случае в договорной форме заложена определенная санкция.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что Сергей Полонский не рассматривает возможности сделки со следствием и настаивает на полной своей невиновности?

Карабанов: Дело в том, что как раз и Сергей Полонский, и защита, мы заинтересованы в сделке со следствием, чтобы у нас в первую очередь было реализовано право на защиту. Потому что то, что сейчас Сергея Полонского практически вынудили покинуть Россию, у нас нет возможности использовать все методы и способы защиты в полной совокупности.

Белоголовцев: А в чем суть сделки со следствием, на которую готов пойти Сергей Полонский?

Карабанов: Суть в следующем. Для того, чтобы ситуацию прояснили, для того, чтобы у следствия реально была картина происходящего, Сергею Полонскому необходимо участвовать в следственных действиях, то есть его необходимо допросить, необходимо опровергнуть все вранье, которое есть сейчас в этом деле. Сергею Полонскому необходимо участвовать в очных ставках. Кроме того, у него есть необходимые документы, которые должны быть положены в основу экспертиз.

Белоголовцев: А почему он не может передать эти документы через вас или через Александра, через любое другое лицо?

Карабанов: Дело в том, что не все сейчас документы есть на острове. Необходимо эти документы, в том числе изъять соответствующим образом из организации, где они находятся. В частности, некоторые документы находятся и у прежних адвокатов. Сергей Полонский дистанционно не может этого сделать, потому что чем отличается преступление от гражданских правовых отношений, где нарушены чьи-то требования? Наличием умысла заведомо ухищрения денежных средств.

Белоголовцев: Я понимаю. А в чем суть сделки? В том, что следствие позволяет Сергею Полонскому приехать в Россию, изменить ему меру пресечения, и что оно получает взамен?

Карабанов: Сергей Полонский дает честные, объективные, логические показания относительно тех событий, которые происходили. Его привлекают ко всем следственным действиям, которые необходимо провести для установления истины по делу, Сергей Полонский принимает участие во всех этих следственных действиях и полностью помогает…

Белоголовцев: Подождите, я, может быть, немного юридически наивен, но ведь, как мне кажется, любой человек и так обязан давать показания, давать их честно, помогать следствию и так далее, кроме того, что ему Конституция дает право не свидетельствовать против себя и так далее. Мне все-таки кажется, что сделка со следствием заключается в том, что человек делает чуть-чуть больше этого, и в ответ следствие смягчает ему приговор, условия содержания или что-то еще.

Карабанов: Вы правы, но здесь немножко другая ситуация. У Сергея Полонского сейчас фактически отсутствует право на реализацию защищать свои права. То есть все, о чем вы говорите, чтобы сотрудничать со следствием в формате производственных действий, у нас нет этой возможности. И все, что сейчас мы просим, это чтобы была возможность у Сергея Полонского приехать, дать показания, дать расширенные показания, исходя из тех материалов, которые следствие уже наработало, и реально установить истину по делу.

Белоголовцев: Вам, как товарищу Сергея Полонского, как кажется, он хочет возвращаться в Россию? По всем его заявлениям создалось ощущение, что он не очень стремится вернуться в нашу страну.

Карачинский: Мое личное мнение заключается в том, что он хочет вернуться в Россию, поскольку он гражданин этой страны, у него здесь бизнес, компания, которую у него здесь отобрали.

Белоголовцев: Но он же пытался получать гражданство и других стран, как мне показалось.

Карачинский: Это не отменяет любви к России.

Белоголовцев: Я пытаюсь понять логику взаимодействия со следствием. Если бы я был следователем, если бы мне сказали, что Сергей Полонский хочет приехать и дать показания, я бы сказал: ок, пусть приезжает, если не захочет, мы его постараемся в Россию привезти, поэтому объявляем его в розыск с помощью Интерпола. Каковы мотивы смягчить меру пресечения для Сергея Полонского, кроме каких-то общегуманитарных моментов?

Карабанов: Мое мнение такое: то, что Сергей Полонский предложил сделку со следствием, а именно заключить досудебное соглашение, это подарок следствию. Потому что только Полонский может пролить свет на то, что происходило в самом деле в этой ситуации насчет инвестирования денежных средств и в ряде сопутствующих эпизодов, которые он уже называл в прессе относительно своего оппонента Алякина. Эта информация есть только у Полонского, он готов с ней делиться.

Белоголовцев: Сергей Полонский активно общается с миром, ведет блог, Twitter, он доступен для комментариев. Не может ли он поговорить со следователями дистанционно, что-то им предложить?

Карачинский: Он предлагает им пообщаться по Skype, но… Я ходил к следователю, когда меня вызывали, я передал ему желание Сергея Юрьевича пообщаться, на что тот отреагировал как-то неоднозначно. Видимо, им хочется все-таки увидеть его здесь за решеткой.

Карабанов: Здесь надо понимать, что любая информация, слова к делу не пришьешь. Любая информация должна быть оформлена соответствующим образом. Если мы говорим о словах, это должно быть оформлено в виде показаний, то есть должен быть составлен протокол допроса.

Белоголовцев: Существует ли в российском законодательстве или в российской процессуальной практике возможность дистанционно давать показания?

Карабанов: Существует форма, которая закреплена в действующем уголовно-процессуальном кодексе. Показания должны быть оформлены в протоколе допроса.

Белоголовцев: Протокол допроса возможно составлять, сидя у компьютера и общаясь человеком в Skype?

Карабанов: Протокол должен составлять непосредственно следователь, он должен убедиться, с кем он общается, проверить надлежащие документы, то есть удостовериться в личности. По факту такой практики, может быть, она есть в других странах, но в России такой практики нет. Хотел вернуться к ситуации вокруг Полонского. Надо понимать, что сами дольщики должны быть заинтересованы в том, чтобы Полонский вернулся, потому что сейчас только Полонский является гарантом того, что обязательство будет выполнено. То есть по факту получается, что ни дольщикам не выгодно, чтобы Полонский сидел, ни Полонскому не выгодно. Чтобы не вникать во всю эту суть юридическую, эту макулатуру, которое следствие собрало, надо просто задаться вопросом: а кому выгодно, чтобы Полонский находился в СИЗО?

Белоголовцев: Насколько я знаком с сутью работы Интерпола, Полонский сейчас де-факто лишен возможности передвигаться по миру, потому что Интерпол может арестовать его в любой стране, в аэропорт которой он прилетит.

Карабанов: При пересечении границы.

Белоголовцев: Да. В этой связи, когда Полонский не может перемещаться по миру, в условиях, когда он хочет доказать правду, нет ли у него желания на любых условиях вернуться в Россию, закончить это дело и остаться честным человеком в глазах общественности, дольщиков, всех, кто для него важен?

Карачинский: Я не очень понимаю, что значит «на любых условиях». Сергей Юрьевич дал конкретный комментарий о том, что в случае смены меры пресечения, связанной с лишением свободы, на любую другую, он с удовольствием приедет в Россию, пойдет навстречу следствию с тем, чтобы решить проблему, которая существует. Если он сюда прилетит, и его посадят, это совершенно другое.

Карабанов: Есть простой ответ. Вот Александр в Камбоджи отсидел 75 суток. Есть особые условия нахождения либо в тюрьме камбоджийской или в российской, это не идет на пользу ни здоровью, ни психике, тем более, находясь в тюрьме, фактически использовать свое право на защиту, чтобы это было эффективно, невозможно.

Белоголовцев: Как невозможно? Огромное количество людей находится на стадии следствия в СИЗО, мы можем абстрактно спорить, хорошо это или плохо, это бесконечный спор, мне кажется, что плохо, но это практика, которая существует в России и еще в огромном количестве стран мира.

Карабанов: Есть два громких уголовных дела, которые дают ответ на ваш вопрос. Есть дело Ходорковского, который сидит до сих пор, и есть дело Чичваркина, который был за границей полтора года или два, в отношении него расследовалось уголовное дело. Дела аналогичные, это дела по захвату бизнесов. Чичваркин в итоге доказал дистанционно, что он невиновен, в отношении него дело прекращено. Только, находясь на свободе, у человека есть фактическая возможность…

Белоголовцев: Чичваркин не находился в России при этом. Тогда не понимаю логику необходимости приезда, если вы сравниваете Полонского с Чичваркиным.

Карабанов: Я говорю о том, что СИЗО – это не самое лучшее место, где надо доказывать, что ты не верблюд.

Белоголовцев: Безусловно.

Карабанов: Полонский – честный человек, он не боится приехать. Его как раз доля заключается в том, что он хочет сотрудничать со следствием, тем более, что факту у него бизнес отняли. Данное уголовное дело – это как инструмент его выдворить из России, а при этом идет передел его бизнеса.

Белоголовцев: А кому так сильно нужен бизнес Полонского, который, насколько я понимаю, не то, что в руинах, в общем, там от руин мало что осталось?

Карабанов: У вас неверная информация. На тот момент компания Полонского со всеми ее видимыми или невидимыми проблемами стоила огромных денег.

Белоголовцев: Ему предлагали продать эту компанию или сразу была проведена такая атака?

Карабанов: Наверняка какие-то переговорные процессы были, по этому поводу с Сергеем Полонским готовились очень серьезные заявления, которые, я так думаю, что он сам или через меня озвучит, там вся хронология и предложений, и санкций, которые были в отношении него произведены в действие, все это будет расписано.

Белоголовцев: Какие ближайшие планы у Сергея Полонского человеческие?

Карачинский: Проект «Аватар», о котором он начал говорить в Facebook, проект «Затерянный мир». Это глобальные интереснейшие проекты, связанные с социальным аспектом, новыми технологиями.

Белоголовцев: Это не бизнес?

Карачинский: Это, в первую очередь, бизнес.

Белоголовцев: У Сергея Полонского в данный момент есть физическая возможность выплатить дольщикам деньги, о которых он говорит? Эти деньги физически есть у него?

Карабанов: Он делал об этом заявление, он отдавал отчет тому, что говорил. Я уверен, что если ему дадут возможность контактировать с дольщиками, безусловно, он все свои обязательства выполнит. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.