Адвокат Карабанов: Полонский ведет себя в Камбодже как Навальный – пытается менять эту страну

Кофе-брейк
13 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Адвокат Сергея Полонского Александр Карабанов рассказал Никите Белоголовцеву о том, почему МВД наложило арест на активы Полонского, почему нет оснований экстрадировать бизнесмена в Россию, как проходит расследование дела о нападении Полонского на моряков.

Белоголовцев: В МВД заявили об аресте имущества Сергея Полонского. Что вам об этом известно? Можете ли вы эту информацию подтвердить? И как это все будет осуществляться, если будет?

Карабанов: Исходя из той информации, которая есть сейчас в интернете, о том, что якобы Тверской суд наложил арест на какие-то акции офшоров, у меня пока ни одного постановления, ни одного решения суда нет. Мне кажется, было бы правильнее разговаривать на эту тему, когда я ознакомлюсь с необходимыми документами и смог бы прокомментировать это по сути, исходя из сути документов.

Белоголовцев: Я, может быть, что-то не понимаю в юридической практике, а как в принципе могло состояться рассмотрение вопроса об аресте активов Полонского без его защиты?

Карабанов: В соответствии с уголовно-процессуальным правом РФ следствие принимает это решение, и для этого защита не нужна.

Белоголовцев: То есть это могло действительно произойти без вашего участия?

Карабанов: Да, действительно. Следователь, исходя из той информации, которая у него есть, мог принять такое решение, безусловно, пройдя определенные официальные процедуры. Здесь мнение защиты, к сожалению, не выслушивают.

Белоголовцев: Хорошо, давайте к другой части вопроса о Сергее Полонском, его неэкстрадиции в Россию. Насколько я понимаю, вы с позицией Генпрокуратуры, которая утверждает, что России в экстрадиции не отказано, а всего лишь отложен, не согласны.

Карабанов: Мало того, что я не согласен, есть юридический факт – Полонский сегодня вышел из тюрьмы. Сегодня был озвучен вердикт камбоджийского суда, где суд, изучив все представленные материалы дела 9 числа, а это были именно материалы Генеральной прокуратуры, материалы Интерпола и наши документы – защиты, где мы мотивировали, что в действиях Полонского нет вообще никакой уголовной составляющей, соответственно, нет оснований для экстрадиции. Судья после нескольких дней изучения данных документов действительно принял обоснованное законное решение, что в действиях Полонского нет никакого преступления, что все действия, обозначенные в документах, которые передали сотрудники Генеральной прокуратуры для рассмотрения в суд, там есть исключительно форма гражданского права, гражданских отношений, именно формат, что называется, решений вопросов между дольщиками. У моего коллеги, моего сотрудника, который сейчас находится рядом с Сергеем Полонским, есть копия данного документа, я намерен ее сегодня получить. И завтра должна быть пресс-конференция, где я намерен данную копию дать посмотреть журналистам. У кого есть этот вопрос относительно основной части мотивировки, по какому поводу Сергея Юрьевича отпустили, я думаю, что завтра я документально подтвержу и развею все сомнения, которые сейчас имеются.

Белоголовцев: Также в заявлении Генпрокуратуры содержалась информация о том, что Полонского не экстрадируют в Россию и оставляют в Камбодже, потому что продолжается расследование инцидента с нападением на моряков. Собственно, здесь вопрос не в том, что Камбоджа не хочет отпускать его в Россию, а в том, что Камбоджа не хочет отпускать его в Россию, пока у Камбоджи сохраняются к нему претензии.

Карабанов: Понятно. Еще три месяца назад официальный представитель МВД Камбоджи заявил, что уголовное дело в отношении Полонского прекращено. Действительно, уголовное дело было прекращено в отношении гражданина РФ Баглая и Карачинского, трем данным гражданам предъявили обвинения по одной и той же статье, по одним и тем же обстоятельствам. Естественно, здесь просто логически видно, что если уголовное дело прекращается в отношении одних людей, так же уголовное дело должно быть прекращено и в отношении Полонского. Сегодняшний вердикт говорит о том, что…

Белоголовцев: Простите, можно я сразу уточню. Но ведь одно обвинение не подразумевает одни и те же деяния, например, обвинение в отношении двух оказалось несостоятельным, а третий, абсолютно не имею сейчас в виду Сергея Полонского, мог действительно бить моряков.

Карабанов: Вы абсолютно правы. Дело в том, что обвинение было предъявлено абсолютно идентичное трем гражданам и им вменяли совершение одного и того же деяния, одного и того же преступления. При этом все сомнения здесь развеет сегодняшний вердикт, который говорит о том, что нет сейчас в отношении Полонского сдерживающих факторов, чтобы он не мог покинуть территорию, например, Камбоджи. Его отпустили абсолютно без условного, без залога, без подписки о невыезде. И Полонский сейчас по своему усмотрению может перемещаться в любую точку мира. Мы должны понимать, что розыск Интерпола никто не отменял, никто не отменял заочный арест Полонского, который был вынесен в Москве. Действительно, Сергей Юрьевич, если пожелает, сможет улететь в страну, где также экстрадиция будет невозможна.

Белоголовцев: Правильно ли я понимаю, что Полонский может передвигаться между аэропортами стран мира, которые не выдают по запросу Интерпола?

Карабанов: Совершенно верно.

Белоголовцев: В Израиль, например, может ли вернуться Полонский?

Карабанов: Он может полететь в Израиль, также в другие страны, где действительно есть проблема с выдачей людей по запросу России.

Белоголовцев: Соответственно, какова дальше ситуация с Сергеем Полонским?  Я правильно понимаю, что он все равно остается в подвешенном состоянии, когда Камбоджа или любая другая страна может вновь получить запрос об экстрадиции, соответственно, вновь этот запрос надо будет рассматривать, отказывать, удовлетворять?

Карабанов: То, что сегодня было, я бы это назвал торжеством правосудия, потому что решение, которое было сегодня принято, оно было принципиально важное. Я бы отметил его суть – в  отношении Полонского решение было принято судом, то есть суд изучил все документы, в том числе документы, представленные прокуратурой. По большому счету, мы ни в коей мере не хотим столкнуть между собой решение, например, суда Камбоджи либо решение российских правоохранительных органов. Дело в том, что мы сейчас в России имеем не решение суда, а лишь мнение конкретного следователя, который вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемого и постановление о заочном аресте. Я уверен, если бы дело дошло до суда российского, решение было бы принято такое же. Потому что мы сумели убедить судью в том, что нет состава преступления в действиях Полонского.

В данном случае все, что мы добиваемся, это продолжение уголовного дела, оно действительно в наших интересах. Мы сможем доказать, что в действиях Полонского нет преступления, при этом нам необходимо участие в деле Полонского, потому что в деле очень много вранья, очень много ложных показаний, которые были даны под определенным интересом. Для этого необходимо проведение очных ставок в том числе, где бы Полонский опроверг вранье.

Белоголовцев: Допускаете ли вы мысль, что решение об аресте имущества Полонского – это прямой ответ? Мол, не хотите по-хорошему – будет вот так.

Карабанов: Если вы помните хронологию, как развивалось с Полонским, после того, как Полонский заявил, что у него есть определенные данные, и он может изобличить ряд серьезных представителей бизнеса, должностных лиц в совершенных преступлениях, в отношении него незамедлительно среагировали – его объявили в розыск. После чего его арестовали, сейчас возникает какой-то арест имущества. Да, мы можем между всеми этими действиями усмотреть определенную связь.

Белоголовцев: Я тогда не вижу логики в действиях Сергея Полонского, потому что если он может кого-то изобличить, если он может раскрыть какие-то преступления, почему он этого не делает?

Карабанов: Нами действительно в тот момент было подано ходатайство на имя следователя о заключении досудебного соглашения, где Полонский описал всех лиц, которых необходимо привлечь к уголовной ответственности, указал, что готов давать показания, готов указать, где находятся какие-либо документы. При этом следователь не подписал данное соглашение. Для нас это тоже, по большому счету, была новость.

Белоголовцев: Следователь не поверил Полонскому, такое же бывает.

Карабанов: Вы знаете, здесь дело немножко в другом, потому что, что сейчас необходимо сделать следственному органу, это признать свою процессуальную ошибку. Потому что после того, как следователь вынес постановление о возбуждении, один следователь, дело потом было передано другому следователю, и это было инициировано определенными контролирующими структурами, были приняты очень жесткие меры по вынесению постановления, объявления Полонского в розыск. И действительно, исходя из тех даже сейчас арбитражных и гражданских судов, которые идут, мы действительно можем доказать, что именно умысла как ключевого фактора, который сейчас пытаются вменять Полонскому, именно умысла о хищении денег не было. Были заключены инвестиционные договоры, где каждая сторона понимала, что она делала, и понимали все те последствия, которые могли быть. То есть здесь наличие преступления подразумевает, еще раз повторю – именно умысла. Мы можем доказать, что умысла нет.

Белоголовцев: Полонский просто ошибся как бизнесмен, но не хотел обмануть тех, кто доверил ему деньги?

Карабанов: Не совсем Полонский ошибся в своих стратегиях экономических. В тот момент, если мы опять же поднимем хронологию, она достаточно очевидна, действительно был кризис. И это был кризис не российский, а был мировой. Потом именно в этот период, когда была большая проблема с ликвидностью денег наличных в бизнесе, Сбербанк в одностороннем порядке прервал кредитный договор и потребовал у Полонского незамедлительно вернуть более 300 миллионов долларов.

Белоголовцев: Margin call так называемый – ситуация нередкая для бизнеса, мягко говоря. Это, в общем, нормально, когда кредиторы в кризис ведут себя так. То есть это не новость, это не злой умысел, это не судьба бедного Полонского, с которым единственным поступили так, 2/3 строительного сектора получили Margin call.

Карабанов: Понятно. Есть у таких требований последствия. Я думаю, что люди, которые требовали назад данные деньги, понимали, к чему это приведет. Если вы вспомните, некоторые строительные компании были поддержаны государством, у некоторых деньги забирали, а некоторые наоборот давали. Я считаю, что эти кризисные ситуации, которые в тот момент возникли, они были абсолютно четко дирижированы. Я уже говорил, что в тот момент Полонского убирали с рынка в целом строительства в Москве, и весьма законными методами, по тем правилам игры, по которым сейчас и играет экономическая элита.

Белоголовцев: Скажите о будущем Сергея Полонского. Он не раз очень жестко критиковал власти Камбоджи, судебную систему, систему исполнений наказаний в этой стране. Он не боится, что после всех тех слов, которые он сам произносил, если слова, которые он произносил о тотальной коррупции, правдивы, то такое решение вынесенное может быть пересмотрено в любой момент из-за минимальных, вновь открывшихся обстоятельств? В этой ситуации Полонский планирует оставаться в этой стране, в этой юрисдикции?

Карабанов: Во-первых, Полонский критиковал некоторых коррумпированных сотрудников камбоджийской власти, действительно, он принимал участие в фиксации некоторых незаконных требований. И я вам хочу сказать, что у этой истории тоже есть продолжение. Например, тот заместитель министра МВД был отстранен временно, не знаю, его восстановили на должность или нет, от занимаемой должности. По большому счету, Полонский даже в Камбодже своими силами наводит порядок. Я так думаю, что решение, которое было сейчас принято, оно действительно было принято из формата долгой стратегии, в том числе на последующие какие-то законные действия процессуального…

Белоголовцев: Сергей Полонский как знамя камбоджийской революции?

Карабанов: Да, потому что…

Белоголовцев: Алексей Навальный по-камбоджийски.

Карабанов: Так сложилось, это личность большого масштаба. Оказывается, он закручивает серьезный вихрь вокруг себя.

Белоголовцев: Какие дальнейшие действия? Полонский вновь назвал себя  бизнесменом, хотя некоторое время назад просил не называть его бизнесменом в известном послании. Имущество, судя по всему, арестовано, въезд в Россию также невозможен. Как дальше он планирует доказывать свою невиновность?

Карабанов: То, что сегодня произошло в Камбодже, это действительно победа, но эта победа подразумевает собой только начало, начало большого пути, именно пути по установлению правды. Безусловно, есть у нас сейчас новые задачи, новые вершины процессуальные, которые мы должны брать. Безусловно, очередная вершина – это работа в правовом поле с нашим следственным аппаратом, со следственным департаментом, где мы должны следственный департамент уговорить…

Белоголовцев: Александр, скажите честно. Я понимаю, что вы – юрист, адвокат, и есть ряд формальных буквосочетаний, которые вы вынуждены в силу своей профессии произносить. Но вы реально верите, что в ситуации, когда, по вашим словам, Полонского целенаправленно убирали с рынка, для Полонского и для его компании целенаправленно создавали невыполнимые условия, в ответ на его слова арестовывали имущество и так далее, что в этой ситуации без каких-то политических, неформальных, экономических договоренностей возможно какое-то решение в пользу вашего клиента?

Карабанов: Я уверен, что у нас будут положительные решения. Как вы видите динамику, после того, как моя адвокатская команда начала работать, у нас по делу с Полонским действительно есть ряд продвижений вперед.

Белоголовцев: Но не в России – в Камбодже.

Карабанов: А это неважно. Здесь система работы одна.

Белоголовцев: Как неважно? Это принципиальные страны, с принципиально разным подходом, с принципиально разным интересом к Сергею Полонскому.

Карабанов: Вы, может, удивитесь, но система работы одна. Может быть, это разные статьи, право, но система выстраивания линий коммуникации одна. Да, безусловно, адвокатская работа подразумевает работу в области права, действительно, мы должны смотреть на стечение разных интересов. Действительно, адвокат должен выстроить свою работу таким образом, чтобы это решение было принято в законной форме. Естественно, оно должно быть адекватно для данной страны, для закона. Кроме того, я, как гражданин РФ, как адвокат, верю, что Россия – это все-таки правовое государство. И я надеюсь, что если, например, были приняты какие-то незаконные решения в Москве, это было принято, наверное, из-за некомпетентности  или просто следователь, когда выносил какие-то решения, не видел будущего по этому делу, ориентируясь исключительно, может быть, на свой карьерный рост. Я надеюсь именно через право в России доказать, что право есть, его можно доказывать. Да, эта работа, может быть, где-то сложная, неблагодарная, но я в это верю, я делаю свою работу, делаю хорошо. Есть результаты.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.