Адвокат дагестанского шансонье рассказал, как он победил Михалкова

Кофе-брейк
14 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Акушинский районный суд Республики Дагестан признал недействительным решение Минюста РФ о государственной регистрации Российского союза правообладателей и постановил отменить ее. Подробности узнали у адвоката Магомедрасула Курбанмагомедова - Руслана Мушаилова.

Белоголовцев: Ну что же, друзья, как вы видите, я не один и на чашечку кофе ко мне заглянул Руслан Мушаилов, адвокат дагестанского исполнителя Магомедрасула Курбанмагомедова. Простите, что по бумажке, но сложно не ошибиться в длинных фамилиях. Руслан Яковлевич, здравствуйте. Спасибо, большое, что пришли. Давайте я в двух словах для наших зрителей обрисую, собственно, причину вашего появления здесь. Если ошибусь в каких-то деталях, вы поправьте. Если я правильно понимаю, сегодня Макушинский районный суд республики Дагестан признал не законным регистрацию так называемого Российского союза правообладателей. Это организация, которую возглавляет Никита Михалков, который собирает по 1% от стоимости всех аудиовизуальных носителей на территории России. И, собственно, много спорили, возмущались по поводу этой организации. Но как-то считали, что Никита Михалков всесилен, и в общем, принимали как должность. И тут вдруг неожиданно где-то в Дагестане районный суд неожиданно вот так вот признает регистрацию не законной. Собственно, что произошло?

Мушаилов: Хочу немножко поправить вас. Сегодня только это стало достоянием широкой общественности. Решение суд вынес 2 марта.

Белоголовцев: А почему так долго скрывалось это все? Просто никто не знал.

Мушаилов: Существует определенная техническая процедура, суд должен внести систему, специально созданную для судов это решение. Соответственно, внимание общественности, внимание общественности стало привлекаться только недавно, когда средства массовой информации узнали из нашего официального веб-сайта об этом…

Белоголовцев: Сразу спрошу вас. Смотрите, но, то есть, это потенциально очень резонансное дело. Потому что уже сейчас речь идет более чем о 100 миллионов долларов. Это сборы, которые…

Мушаилов: В 2,5 раза больше.

Белоголовцев: РСП собрал. Там довольно серьезные деньги, это интересы серьезных компаний, потому что там многие до сих пор отказывались платить. И дело как-то неожиданно оказывается абсолютно за гранью внимания, никто не слышал об иске, никто не присутствовал в зале суда. Хотя обычно на таких резонансных процессах полно прессы. Никто не знал, не было никакой утечки в течение, как вы говорите, двух недель. Как удалось вам соблюсти режим такой полнейшей секретности?

Мушаилов: Мы особенно не преследовали цель соблюдать какую-то секретность. Судебное производство велось в открытом судебном заседании. В качестве заинтересованных лиц в суде должны были присутствовать представители Министерства Юстиции, которые представили свой письменный отзыв и попросили рассмотреть дело в их отсутствие. Со стороны Российского союза правообладателей тоже представителей не было. Они не сочли нужным участвовать непосредственно в судебном разбирательстве. Соответственно, ими не было представлено никаких доказательств, которые бы опровергали доводы исполнителя народных песен, который он привел в качестве не законности регистрации Российского союза правообладателя. Мы все понимаем, что для юридического лица имеет особо важный аспект это аспект законности, его создание и дальнейшей, последующей деятельности.

Белоголовцев: Что не законного в создании РСП, с вашей точки зрения?

Мушаилов: С нашей точки зрения, Министерство Юстиции, во-первых, допустило ряд грубейших нарушений в действующее законодательство о регистрации не коммерческих организаций. Совершенно полностью проигнорировало нормы, специальные нормы, которые относятся к регистрации организации по коллективному управлению, которым является Российский союз правообладателей. Со стороны РСП на регистрацию в Минюст были представлены пакет документов, который содержал не достоверные сведения о лицах их создающих, и также устав, который был утвержден на этой конференции. Противоречит фундаментальным нормам как Конституции, так и гражданского кодекса Российской Федерации.

Белоголовцев: Есть ли у вас какая-то информация о том, будут ли решения районного суда, представители РСП оспаривать в выше стоящих инстанциях?

Мушаилов: Пока такой информации нет. Согласно процессуальному гражданскому кодексу заинтересованные лица имеют право обжаловать в течение месяца решение суда первой инстанции. На сегодняшний момент пока от них апелляционные жалобы по нашим сведениям, не поступало. Хотел бы еще немножко раскрыть тему, какие же нормы закона были нарушены.

Белоголовцев: Позволите, я буквально не большой уточняющий вопрос задам. Еще раз возвращаюсь к моим личным сомнениям и ощущениям странности происходящего. Много было копий сломано вокруг РСП, довольно серьезные люди лоббировали отказ от создания этой организации. Но при этом все вроде как смирились. И даже начали платить некоторые деньги. И тут некоторый исполнитель народных песен, как вы говорите, Магомедрасул Курбанмагомедов, в случае с которым, насколько я понимаю, речь не идет о каких-то колоссальных деньгах, неожиданно вы как руководитель группы его юристов, находите какие-то вопиющие, с ваших слов, нарушений. Неужели никто там за больше чем год существования организации, не додумался посмотреть устав, если он так грубо противоречит российскому законодательству?

Мушаилов: Хочу обратить ваше внимание, что российские правообладатели не все в полной мере осведомлены. Существует элементарная правовая безграмотность, к сожалению. Не все знают свои права, которые предоставляют им возможность при осуществлении своей творческой деятельности, они создают интеллектуальный продукт, соответственно, имеют интеллектуальные права. В определенных случаях, закон предусматривает в таких, например, как свободное воспроизведение, свободное копирование, когда не возможно отследить в виду массовости, использование авторских или смежных прав. Закон предусматривает, что вознаграждение за такое копирование положено в принципе каждому правообладателю, кто создает своим трудом, интеллектуальным трудом произведения. Имеется фонограмма или какие-то…

Белоголовцев: То есть, грубо говоря, если песню Магомедрасула Курбанмагомедова будут играть, условно говоря, в баре в городе Екатеринбург, то он должен как бы часть денег за это получать?

Мушаилов: В данном случае достаточно, что его песни были записаны и изданы, и копированы легальным растиражированы легальным законным способом. Они уже в широком доступе. И уже закон презюмирует, что такому праводателю уже положено вознаграждение. Соответственно…

Белоголовцев: Неужели об этом не догадываются российские исполнители, что с продажи собственных дисков они должны получать деньги?

Мушаилов: Я надеюсь, что догадываются, но не все борются за свои права. Считаю, что может быть, это не столь значительное средство, но когда это в аккумулированном виде, довольно-таки внушительная сумма. Я хочу еще вас поправить, что примерные объемы сбора составляют порядка не 100 миллионов долларов, а 250-300 миллионов долларов.

Белоголовцев: Тогда тем более задам последний вопрос.

Мушаилов: Я извиняюсь, когда это попадает в руки одной организации, я думаю, у всех должен возникнуть интерес, справедливо ли распределяется это вознаграждение?

Белоголовцев: Я понимаю. Собственно, об этом и были споры. Смотрите, у меня последний вопрос, к сожалению, у нас время подходит к концу. Вы не боитесь, что когда дело выйдет за пределы районного суда Дагестанского, условно говоря, переедет в Москву, то в общем, вам гораздо сложнее будет бороться с РСП, конкретно с Михалковым, потому что его лоббистские возможности в столице в разы больше, чем в Дагестане.

Мушаилов: Мы понимаем это. Мы уже ощущаем на себе определенное воздействие.

Белоголовцев: Какое?

Мушаилов: Оппонентами используются различные, я считаю, не совсем правовые, используя суд в качестве административного органа, обращается с заявлением в Верховный суд России уже как бы прося о помощи, воздействуя на нижестоящих.

Белоголовцев: Разве это не их законное право? Разве не их законное право обжаловать решение?

Мушаилов: В том-то и дело, что…Это судебная власть, здесь споры должны решаться непосредственно в судебном заседании, а не с помощью указания и…

Белоголовцев: Я понял, что вы имеете в виду.

Мушаилов: Спуска определенных резолюций ниже стоящими судами, решать определенным образом то или иное дело. Соответственно, мы это уже ощущаем и понимаем, что видеть те нарушения, которые были допущены при создании этой организации, фактически организация была создана не правообладателями, это судом первой инстанции.

Белоголовцев: Судом первой инстанции, это было доказано.

Мушаилов: Было установлено.

Белоголовцев: Я понял. Спасибо, вам, огромное. На само деле, будем с огромным интересом следить за вашим делом. У нас в гостях был Руслан Яковлевич Мушаилов, адвокат Магомедрасула Курбанмагомедова, который оспорил в Дагестанском районном суде право на регистрацию Российского союза правообладателей.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.