Адальби Шхагошев: рейтинг Путина такой, что «Единая Россия» победит, где захочет

Кофе-брейк
22 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Адальби Шхагошев, депутат Госдумы, член фракции «Единая Россия» и соавтор закона о порядке выборов губернаторов поговорил с Тоней Самсоновой в нашей традиционной рубрике КОФЕ-БРЕЙК.

Самсонова: В третьем чтении несколько минут назад Госдума приняла закон, устанавливающий новый порядок выборов губернаторов. Теперь некоторые регионы могут отказаться от выборности своих губернаторов, если такое решение примет их законодательное собрание.

Шхагошев: Да, закон принят. Сегодня этим законом предоставляется возможность или же альтернатива приведения главы региона к власти. Действительно все субъекты, кто из них захочет, может воспользоваться этим законом и прибегнуть как к прямым выборам, так и к тому, чтобы парламент и законодательное собрание регионов избирали своих глав.

Самсонова: В ситуации, когда законодательное собрание региона отказывается от того, чтобы разрешить своему народу выбрать себе главу региона, получается, оно предоставляет Путину несколько вариантов, и Путин выбирает?

Шхагошев: Это не называется «отказывает», на самом деле регион принимает решение. Законодательное собрание представляют депутаты, за которых голосовали избиратели в этих регионах, но если они принимают решения через парламент в законодательное собрание привести к должности главу, действительно президент России Владимир Владимирович Путин вносит в парламент три кандидатуры от всех четырёх парламентских партий. Например, я Кабардино-Балкарскую республику представляю, а есть, где и пять партий парламентских существует, по три кандидата эти парламентские партии представляют президенту РФ, а из этих 12-15 кандидатов президент выбирает троих и троих вносит в парламент определённого субъекта, там, где они уже голосуют за все три кандидатуры.

Самсонова: А что происходит в ситуации, если, представим себе абстрактный регион и все граждане этого региона или большинство, 80%, хотели бы выбрать губернатора сами, но уже выбранные и уже попавшие в законодательное собрание депутаты решают по-другому. Что будет в этой ситуации?

Шхагошев: В любом случае и депутаты региональных собраний, и различные социологические службы занимались долгое время, пока три чтения проходил этот законопроект, то, каким образом каждый регион хотел бы выбирать себе главу. И вот этот закон, который сейчас принят, безусловно, депутаты будут советоваться со своими избирателями. Таким образом, они выяснят, чего хотят избиратели, и, исходя из этого, опираясь на это, парламент будет принимать решение, через парламент всё-таки, они будут голосовать за кандидатов, или же будут прямые выборы в том или ином регионе. Это достаточно простая процедура.

Самсонова: Вы являетесь одним из соавторов этого законопроекта, а кому пришла в голову сама идея?

Шхагошев: Я бы сказал, что это коллективное решение, я представляю национальную республику, и очень много разговоров шло о том, что этот закон может коснуться многонациональных республик. У нас мультикультурная страна, действительно страна сложная. Для меня абсолютно логично дать возможность субъектам право выбирать, каким образом выбирать своего президента и главу региона в данном случае.

Самсонова: Вы предполагаете, что граждане какого-то из  субъектов федерации подумают так: наверное, мы какие-то не очень разумные сейчас, и пусть лучше Владимир Путин выберет для нас, кто станет главой, а не мы, потому что мы-то себе не можем доверить, кого выберем, а вот Владимиру Путину можем.

Шхагошев: Хороший вопрос, я ждал этот вопрос и благодарен за него. Когда говорят о том, что неужели мы не способны выбрать главу, почему вы лишаете нас прямых выборов, почему вы считаете, что какая-то национальная республика может голосовать, или же наоборот принимает решение парламент, но так устроена наша страна, это многонациональная страна, и там, где есть несколько национальностей  в регионе, бывает, что происходят некоторые конфликтные ситуации.

Самсонова: Я вас призываю подумать о населении не как о населении, а представьте себе одного человека, одного гражданина, который должен внутри себя проговорить следующее: я себе не доверяю, а Владимиру Путину доверяю, поэтому пусть не я и мои сограждане, а он примет за меня жизненно важное решение.

Шхагошев: Тут очень важно не довести  этот вопрос до абсурда в хорошем смысле. Депутатов в заксобрание избирают сами люди у себя в регионе. Есть примеры, когда действительно возникали конфликтные ситуации в национальных республиках, мы не могли воспользоваться плодом прямых выборов, а такие примеры были, мы действительно сейчас говорим о том, что на этом этапе необходимо и будет правильно выбирать через парламенты наших законодательных собраний. Такое решение могут принять, ещё раз говорю, могут не принять, но суть законопроекта заключается в том, чтобы дать такую альтернативу. Понимаете, да? Поэтому, почему вы нас лишаете возможности самим избирать главу или нет – этот вопрос сейчас будет обсуждаться. В парламенте сейчас начнут обсуждать этот законопроект и будут выбирать первый или второй вариант, вот тогда и будут подключаться избиратели. Этот процесс ещё идёт.

Самсонова: Я вас хотела спросить как депутата Госдумы: в вашей работе для вас чьё мнение важнее – меня, Тони Самсоновой, избирателя, или президента РФ Владимира Путина?

Шхагошев: Безусловно, мне в первую очередь важнее мнение избирателя.

Самсонова: Я имею в виду не избирателя, а  меня лично. Кто для вас важнее, когда вы будете принимать решение – Путин или я?

Шхагошев: К сожалению, или к счастью, я не знаю, вы не мой избиратель, у меня избиратели в Кабардино-Балкарской республике. Я с ними встречаюсь очень часто, разговариваю ежедневно, и, безусловно, со многими из них я обсуждал этот законопроект. Очень разные мнения по этому поводу. Я лично, когда полгода назад мы вернулись к прямым выборам, был за то, чтобы были прямые выборы, но я прекрасно понимал, что страна огромная, бывают проблемы. И чтобы мы не ошиблись, и избиратели, и депутаты, и президент РФ, надо предлагать альтернативу, унифицировать нельзя.

Я вам сейчас скажу очень важную деталь, которую вы, может, и не знаете. У нас есть 131 закон о местном самоуправлении, которые такие проблемы доставил нам, национальным республикам. Когда один этнос в определённой республике считает определённые земли, что это их исконно историческая земля, другой этнос то же самое считает. И когда 131 закон вышел, это унифицирует всё, закон один на всю страну, никакой альтернативы нет. Земля закрепляется за муниципалитетами, а этот муниципалитет оказался таким, что там преимущественно живут представители одного этноса, и тогда земля становится землёй одного определённого этноса. Сейчас приходится искать альтернативу, оставить это в государственной собственности, например.

А если сегодня кто-то хочет и не верит прямым выборам, такие избиратели есть. Вы же не сомневаетесь? И они хотят прямо выбирать, а некоторые говорят: давайте это через парламент сделаем. Это ведь альтернатива, суть в этом. Понимаете? Я хочу достучаться.

Самсонова: Суть не в этом. Суть в том, что Кремлю и депутатам Госдумы очень невыгодны прямые выборы губернаторов, потому что люди могут выбрать того, кого они не хотят.

Шхагошев: Я категорически не согласен с вами, знаете почему?

Самсонова: И в этой ситуации использовать аргумент многонациональных республик…

Шхагошев: Хорошо, я вас не буду перебивать, но вы мне дадите сказать, да?

Самсонова: Безусловно, это ваше интервью.

Шхагошев: Это ведь слишком банально, ведь мы уже прямые выборы провели, 7 регионов, полгода назад. Кто победил на этих выборах? Представители «Единой России». И сейчас я вам, как человек с опытом, говорю, что сегодня представители «Единой России», и как вы говорите, «кандидаты Кремля», они будут брать. Сейчас ситуация такая, через 5-10 лет мы не знаем, какая ситуация будет, какие кандидаты появятся, но сейчас нет никакой боязни у Кремля, поверьте мне. У меня, как у представителя законодательной власти, тоже нет никакой опасности в том, что представители «Единой России» будут выигрывать. Это тоже очень банально. Не верьте, когда говорят о том, что это делается из-за боязни. Нет, рейтинг Путина позволяет сегодня каким-то образом, если он говорит или предпочитает того или иного кандидата… «Единая Россия» выдвигает своего кандидата, а Путин является лидером «Единой России», они выигрывают.

Самсонова:  А не Дмитрий Медведев?

Шхагошев: Конечно, у нас лидеры и Путин и Медведев.

Самсонова: Просто на самом деле Медведев, но неважно.

Шхагошев: Это же абсолютно очевидно, что и Медведев, и Путин являются лидерами нашей партии. Один – председатель, другой – лидер.

Самсонова: Вот эта неделя, много скандалов и историй, связанных с Госдумой, поставили некоторых журналистов в тупик. Я не могу подыскать правильный термин в ситуации, когда депутаты сначала публично поддерживали одно решение, потом начали поддерживать другое, комитеты меняли целиком свою позицию  в зависимости от конъюнктуры. «Московский комсомолец» использовал термин «политическая проститутка», который не понравился депутатам Госдумы. Вы не могли бы для нас предложить какое-то другое словосочетание, но не «политическая проститутка»? Как нам называть депутатов, которые сначала публично отстаивали одну позицию, а через несколько месяцев начали отстаивать другую, и это происходит в массовом порядке?

Шхагошев: Я не буду искать для вас других…

Самсонова: Просто на что вы не обидетесь.

Шхагошев: Я ни на что не обижаюсь. Я сам бы такие вещи не стал бы использовать по отношению к журналистам, если бы они, например, высказались бы в мой адрес. Я бы не такое словосочетание использовал бы, но я бы смог найти такие слова, на которые достойно ответили бы журналисту, который, на мой взгляд, оскорбил бы меня.

Это же вопрос тоже от лукавого. Вы же можете найти что-то другое, не «политическая проституция», а что-то другое. Ну, штрейхбрейхером назовите, ещё кем-то.  Зачем? И потом это становится предметом обсуждения. Зачем? Это для того, чтобы просто спорить. Это очевидно, что это оскорбительно, я так считаю, это моё личное мнение.

Я считаю, что такие вещи делать нельзя. Я считаю, что можно найти альтернативные методы  высказывания своего мнения. Безусловно, журналист, возможно, хочет, чтобы на эту статью обратили внимание, и он использует такой сленг. Убеждён, что этого делать не нужно. Просто не нужно этого делать. Сегодня ведь люди ругают и депутатов Госдумы, и журналистов. Ещё неизвестно, кого больше ругают, это всё из-за этого. Вы говорите, что они меняют мнение, вы тоже меняете мнение, это очень часто бывает. Что мы будем играться? Давайте, в конце концов, думать о какой-то объективности и о нормальном взаимодействии.

Самсонова: С кем? Журналистов и депутатов Госдумы?

Шхагошев: С депутатами, с властью, с политикой вообще.

Самсонова: А вы бы хотели взаимодействовать с журналистами?

Шхагошев: Я очень хочу. Я же пришёл к вам, говорю, разговариваю. Я абсолютно откровенен с вами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.