1 января россияне не найдут в аптеках свои привычные лекарства

Кофе-брейк
18 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Давид Мелик-Гусейнов, аналитик фармацевтического рынка, - об отказе Федеральной службы по тарифам всем производителям лекарств регистрации новых цен. К чему это может привести?

Изюмская: Итак, с нового года… Впрочем, не так уж это уже удивительно, мы довольно часто с этим сталкиваемся, что с нового года с нами что-нибудь происходит. С этого нового года могут исчезнуть с полок аптек жизненно важные лекарства. Почему? Федеральная служба по тарифам отказала всем, расположенным в России производителям жизненно-важных лекарств в регистрации новых цен на них. Об этом сообщает сегодня газета РБК. Компаниям не разрешили повысить цены даже на уровень инфляции, а в следующем году, по прогнозам, она около 6%. У нас в гостях эксперт фармацевтического рынка Давид Мелик-Гусейнов. Здравствуйте, Давид.

Мелик-Гусейнов: Добрый день.

Изюмская: Наверное, на фармацевтическом рынке не удивились, что-то подобное они ждали от властей?

Мелик-Гусейнов: Конечно. Каждый год происходит перерегистрация цен на группу необходимых и важнейших лекарственных препаратов, и опять в конце года возникает проблема с этой процедурой. Сегодня ударили по самым слабым, по самым незащищенным участникам фармацевтического рынка - по российским компаниям, которые работают в низком ценовом сегменте, с дешевой продукцией, с низколиквидной продукцией. Любое ужесточение, любое урегулирование, скажем так, их деятельности, ведет к тому, что цены на эту продукцию, либо растут, либо компании отказываются от этого вида продукции, то есть вычеркивает просто-напросто их из своих прайсов.

Изюмская: На фарм-рынке, как сейчас, к чему склоняются? К тому, что просто откажутся от выпуска этих лекарств или, собственно, у них и выхода по большому счету нет?

Мелик-Гусейнов: Я скажу так, что коллапса на фармацевтическом рынке в плане дефектуры, отсутствия необходимых медикаментов в аптеке, не будет, потому что есть аналоговые препараты, можно переключиться на более дорогие лекарственные средства, но каких-то торговых марок потребитель с 1 января может в аптеке и не найти.

Изюмская: И, вероятнее всего, это будут те марки, которые были наиболее доступны.

Мелик-Гусейнов: Наиболее доступные по цене. То есть, самые дешевые, понятно, что они дорожают более быстрыми темпами, понятно, что ресурсы дорожают, зарплаты увеличиваются, молекулы дорожают, технологии дорожают и все это откладывает некий отпечаток на стоимость лекарственного средства. Более того, скажу, что согласно действующему уже закону «Об обращении лекарственных средств», с 1 января 2014 года, все компании должны перейти на стандарты GMP. Стандарты GMP – это стандарты производства медикаментов в определенных качественных условиях. И эти стандарты должны быть имплементированы за счет самих производителей, не за счет государства, а за счет производителей. То есть, нужно где-то найти деньги, и вложиться в это переоборудование, в эту модернизацию.

Изюмская: Понятно, у государства деньги только на оборону, а вовсе не на переоборудование фармацевтических компаний.

Мелик-Гусейнов: Так вот, государство сейчас, не давая производителям увеличивать стоимость хотя бы минимально на 6% на эти лекарства, откладывает срок имплементации этих стандартов. То есть, еще какое-то время и компании не смогут себе позволить перевооружаться. Повторяю, рентабельность российских производителей примерно 25-30%, это не так много по сравнению, допустим, с нефтянкой или с тем же самым автобизнесом.

Изюмская: Вы как ожидаете, будет ли какое-то перераспределение сил на рынке? Какие-то компании вообще могут уйти после этого решения ФТС?

Мелик-Гусейнов: Не думаю, что компании уйдут, но многие компании просто-напросто пересмотрят свою ассортиментную политику и лекарства, однозначно, будут увеличиваться в своей средней стоимости. Вообще, потребитель выбирает сегодня все больше и больше дорогих медикаментов. Это голос рублем, скажем так, самого потребителя. Но, тем не менее, вот самые дешевые препараты, до 50 рублей, если три года назад их было 25% еще на рынке, то сегодня их всего 7%. Мы понимаем, что это товарная масса очень серьезно вымывается с рынка сегодня.

Изюмская: То есть, получается, в своем желании не допустить повышение цены на лекарства, фактически к этому же, и даже подстегнув, и приводят власти?

Мелик-Гусейнов: Да, хотели как лучше, а получилось как всегда, как говорится.

Изюмская: Есть ли какие-то у предпринимателей, производителей отрасли возможности воздействовать и такого диалога с государством для того, чтобы эту ситуацию разрешить не путем просто отказа от выпуска лекарств?

Мелик-Гусейнов: Безусловно, общественные организации, профессиональные организации сегодня выступают единым фронтом, пытаются осуществить диалог с регулятором. Я думаю, что в оставшиеся полтора месяца до конца этого года этот диалог все-таки состоится, и 1 января мы вступим с зарегистрированными ценами, а потребители эти препараты увидят в аптеках, потому как нельзя лишать нашего потребителя самой дешевой, самой необходимой продукции.

Изюмская: Получается, на самом деле, кроме переговорного процесса, никаких других инструментов влияния ответных у фармацевтических компаний нет?

Мелик-Гусейнов: К сожалению, на сегодняшний день нет. То есть, отрасль еще не доросла до момента саморегулирования какого-то и сегодня единственная возможность - это выстраивать диалог через общественные организации.

Изюмская: А вот эта история с тем, что ФТС отправляет к Минздраву, Минздрав обратно отправляет к регулятору и, фактически, нет единого какого-то субъекта мнений, и не понятно, кому идти, что называется, на поклон.

Мелик-Гусейнов: Это так. Методика не совершенна, об этом говорят даже сами чиновники. Ее нужно срочным образом пересматривать. Надо сказать, что вот 15 января были поданы проекты методик от 5 ведомств, от ФАСа, ФСТ, Минздрава, Минпромторга, Минэко в аппарат правительства о предложениях, о видоизменениях этой методики. Предлагается имплементировать методику референтных цен, когда регулируется не цена отдельно взятой товарной позиции, а цена сразу целой группы товарных позиций. В принципе, в этом есть здравая идея, однако любые методики ценорегулирования ни к чему хорошему не приводят, мы понимаем. Мы работаем в рынке, и здесь нужно плясать не от стоимости препарата, а от доступности. И вот сейчас нужно задуматься всем, в том числе и регуляторам, в том числе и властьимущим, чтобы имплементировать полноценные принципы лекарственного обеспечения. Чтобы вы, я, приходя в аптеку, за медикаменты не платили, чтобы нас вопрос цены не волновал в данном случае. Во всех цивилизованных странах работает страховой механизм - возмещается стоимость базовой лекарственной терапии. А у нас 70% денег - это деньги потребителя, взятые из наших кошельков, взятые из наших зарплат.

Изюмская: Насколько сложно нам будет перейти на западную вот эту систему для того, чтобы через страховые компании решалась компенсация стоимости лекарств?

Мелик-Гусейнов: Сложная на самом деле, болезненная реформа, но другого выхода нет, потому что точка невозврата уже пройдена: взятые на себя социальные обязательства государства уже все меньше и меньше выполняются. То есть, мы берем, допустим, обязательства, вот этих больных обеспечить медикаментами, этих, этих больных и в результате получается, что мы ни этим, ни этим качественно не можем предложить полноценной лекарственной помощи. То есть, должен работать страховой механизм, когда здоровые платят за больного, богатый платит за бедного.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.