Конец «путинской России»: Навальный о том, как независимая судебная система изменит страну

14 января, 11:29 Сергей Гуриев
3 884

30 декабря на Дожде вышло большое интервью Алексея Навального Сергею Гуриеву, в котором они обсуждали реформы, необходимые «прекрасной России будущего». В частности поговорили о том, какие изменения следует внести в судебную систему страны: как суды сделать независимыми, изменить систему набора судей и избавиться от влияния ФСБ. 

13 января Алексей Навальный объявил, что вернется в Россию рейсом авиакомпании «Победа» 17 января. В этот же день стало известно, что ему назначили дату рассмотрения требования ФСИН о замене его условного срока на реальный — заседание пройдет 29 января. И в тот же день стало известно, что политика объявили в розыск. Ранее суд возобновил рассмотрение иска против него о клевете на ветерана — первое заседание пройдет 20 января.

Алексей, говоря о специфике этих обещаний, судебную реформу действительно лучше проводить быстрее, чем медленнее, но в судебной реформе всегда есть такая проблема: вы создаете независимый институт. Сама идея создания независимой судебной системы заключается в том, что суды готовы говорить «нет» власти. Каким образом вы видите назначение новых судей, изменение правил игры, правил в том числе назначения и увольнения судей?

Дело в том, что если вы делаете судебную систему независимой, то те судьи, которые отправляли вас под домашний арест, в тюрьму — это же те же самые судьи, которые вам скажут «нет»: вы хотите сделать нас независимыми, поэтому до свидания, Алексей, мы будем продолжать делать то, что мы хотим. Если вы хотите слушать нас, то мы вам будем говорить то же самое, что мы говорили и в путинской России. Как вы решаете этот вопрос, как вы видите решение этого вопроса? Замена судейского корпуса, изменение правил игры, создание независимой судебной системы.

Ну, с теми судьями, которые отправляли меня под какие-то аресты, и дело даже не во мне, а других людей совершенно незаконно арестовывали, это простая вещь, тут не нужно долго думать. Они формально нарушили положения Уголовного кодекса, поэтому каждое такого рода дело, особенно потом впоследствии отыгранного в Европейском суде, оно станет предметом рассмотрения. Если ты судья, который нарушал закон, есть специальная статья в Уголовном кодексе «Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного», вообще вопросов нет. Сняли статус, отправили на скамью подсудимых. Я тут не вижу большой проблемы. Это не будет касаться, на самом деле, давайте честно скажем, там, 80 процентов судебного корпуса.

Первое, что нам нужно сделать, мы должны… как это ни парадоксально, судьи — рабы, они рабы председателя суда. Вот эта вот система распределения дел, при которой, если ты как-то неугоден председателю суда, он сделает так, что твоя работа превратится в ад. А если ты нравишься председателю суда, ты будешь получать классные дела, там, и денежно-прибыльные, и легкие, и какие угодно. Поэтому судья должен стать независимым в том числе от председателя суда. Председатель суда, он должен быть самым авторитетным судьей, он должен быть лучшим ученым среди этих ученых, но он не должен быть неким административным начальником, который дела распределяет.

Вторая, конечно, важнейшая вещь, о которой вы упомянули, назначение судей. Сейчас у нас большая часть судей идет из судебных работников, из вот этих вот клерков, да, потом немножко прокуратура, немножко полиции, почти нет адвокатов, почти нет академического сообщества.

Это, конечно, должно быть изменено. В разных странах по-разному это используют. Например, в Германии применяется так называемый карантин: ты не можешь быть судьей, если ты из госслужбы. Например, ты был из полиции или из прокуратуры, ты можешь пойти, поработать, там, два или три года в другом месте, может быть, побыть адвокатом, можешь пойти попреподавать в университете, но это не может быть все время только госслужбы, должны какие-то другие, другие сферы права, из которых ты пришел, для того чтобы ты комплексно понимал всю эту жизнь.

Потому сейчас карьера судьи выглядит одинаково: ты пришел, у тебя маленькая-маленькая-маленькая зарплата, ты секретарь суда, ты раб этой системы. И дальше ты просто вот готов делать все что угодно, для того чтобы, помыкавшись с крохотной зарплатой секретарем суда, потом вот, если ты достаточно угождаешь председателю, он тебя милостиво делает судьей. И никакие экзамены, ничего вот этого не работает. На самом деле, я смотрел вашу дискуссию с Титаевым.

Где он, на самом деле, довольно верно сказал, что это же даже не ФСБ, которая на последнем этапе выкидывает неугодных, это сама судебная система, которая вот она… туда даже никто и не полезет, потому что ты должен будешь конкурировать не за то, лучше или хуже других претендентов ты знаешь закон, а ты просто должен угождать председателю суда, этой квалификационной комиссии, то есть тому, что называется судебная мафия. И это вот слово «судебная мафия», оно абсолютно релевантно и абсолютно правильно.

Поэтому изменение системы набора судей, введение карантинов, набор судей не из государственной системы, больше фокус на академических, ну, на ученых, потому что судьи, особенно судьи высших судов, они должны быть все-таки авторитеты в области права. Почитайте любое решение Верховного суда США — да Господи Боже мой, это поэма какая-то, которую еще, на самом деле, довольно тяжело читать, потому что там такой язык юридический, то есть это титаны мысли. Это действительно умнейшие люди.

У нас судья — это человек, которого вот научили: ты вот, сначала установим личность подсудимого, а потом такая-то стадия, такая-то стадия… Знаете, медведя научили на велосипеде ездить в цирке, ну и вот он ездит, он знает три движения. И вот все судьи такие, к большому сожалению. Поэтому вот в эту сторону мы должны двигаться и избавить судей конкретных от гнета председателей.

Денег… часто возникает вопрос: ну, судьи все равно будут брать взятки или еще что-то такое. Хорошая новость в том, что у нас денег — море для того, чтобы платить судьям огромную зарплату. Там, не знаю... миллион рублей в месяц. Судей немного, и мы запросто можем платить им огромную зарплату, но цель, к который мы должны стремиться, чтобы судья был самый уважаемый человек в городе, самый умный, самый образованный и самый уважаемый человек в городе. Вот это вот будет, тогда и не жалко платить ему миллион.

Вы упомянули слова «судебная мафия». Это действительно очень важный вопрос, потому что в практических терминах, когда вы приходите к власти, вот мы видели, это то, что происходило в Украине, вам нужно все-таки шаг за шагом: сначала заменить судей в Верховном суде, потом в городских судах, заменить председателей судов, и так далее и тому подобное. То есть все равно без этого не обойтись, потому что иначе те люди, которые занимают эти высшие позиции, будут говорить: спасибо большое, мы будем назначать судей. И, конечно, даже если вы уберете эфэсбэшный фильтр, все равно не обойтись без того чтобы начать с того, чтобы заменять состав Конституционного, Верховного суда и далее везде.

Абсолютно.

Как вы будете набирать судей туда?

Абсолютно верно, с этим я согласен. Ну то есть вот, например, Конституционный суд вот в нынешнем состоянии — ну это просто абсолютно негодный суд, там никого уж, там уже даже не… им даже до того как запретили публиковать особое мнение, там был один человек, который публиковал эти особые мнения. То есть коллегии Верховного суда — это же какой-то кошмар. То есть я как человек, который был на этих решениях президиума, там, по моим делам из ЕСПЧ, это просто какой-то кошмар. Эти люди, они, во-первых, они ужасные юристы, они бессовестные люди, поэтому, конечно, Московский городской суд, Верховный суд, Конституционный суд — тут разговаривать нечего, их нужно распустить.

Но опять же, хорошая новость в том, что довольно легко набрать, и я считаю, что новые квалификационные комиссии, которые будут набирать судей, еще раз, это же не миллионы людей, довольно легко будет набрать новых судей. Они должны формироваться из академического сообщества, то есть мы должны реально взять лучших юристов, вот действительно очень-очень хороших юристов, в этом задача. Потому что, если мы поставим такую цель, мы наберем.

Просто до этого всегда стояла цель — брать подконтрольных, ну с кем можно «порешать вопросики». Знаете, как это устроено? Сидят люди в Кремле и говорят: ну да, конечно, мы хотим независимую систему, а вдруг с нами будут судиться какие-нибудь плохие люди? И чтобы во благо страны действовать, мы все равно должны иметь телефон, чтобы взять трубку и сказать: «Але, Ольга Егорова? Пожалуйста, сделайте красиво все». 

И Ольга Егорова делает красиво, один раз красиво, второй раз красиво. А потом выясняется, что просто она понимает — так устроено право.

И это сложнейшее решение, которое может принять исполнительная власть, потому что ты делаешь реформу, которая очень сильно осложнит тебе жизнь в дальнейшем. Ты создаешь суды, которые завтра ты будешь проигрывать. Но без этого никуда не деться.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа